Зиявудин Магомедов получил 19 лет, Магомед — 18

Зиявудин Магомедов получил 19 лет, Магомед — 18


Зиявудин Магомедов получил 19 лет, Магомед — 18
Основатель группы «Сумма» и экс-сенатор осуждены за хищение более 11 млрд руб. при строительстве и реконструкции крупных объектов

Оригинал этого материала
BFM.ru, 01.12.2022, За хищения 11-15 млрд рублей братья Магомедовы получили в сумме 37 лет колонии, Фото: ТАСС, «МК»

Мария Локотецкая

Магомед (слева) и Зиявудин Магомедовы

Мещанский суд Москвы вынес приговор по громкому делу о хищениях более 11 млрд рублей при строительстве крупных объектов группой компаний «Сумма». Максимальный срок в 19 лет лишения свободы в колонии строгого режима получил ее основатель и председатель совета директоров Зиявудин Магомедов. Он был лишен госнаград. Его старшему брату, экс-сенатору Магомеду Магомедову суд назначил на год меньше — 18 лет заключения. Четверо других подсудимых были осуждены на сроки от семи до 12 лет колонии. Имущество пяти из шести фигурантов суд конфисковал. Защита заявила, что считает приговор неправосудным, и намерена обжаловать его в апелляции.

Оглашать приговор по резонансному делу тройка судей под председательством Олеси Менделеевой (известна участием в процессе над режиссером Кириллом Серебренниковым) начала еще в минувший четверг, 24 ноября. Если в этот день судьи читали его всего три с половиной часа, то в последующие дни они взяли быстрый темп и нередко озвучивали судебный акт до наступления ночного времени, то есть до десяти вечера. Процедуру почти ежедневно прерывали уже ставшие традиционным для московских судов сообщения о минировании здания. Из-за большого объема судьи читали приговор сидя.

Часть фигурантов, включая Зиявудина Магомедова, периодически листали в клетке какие-то документы, остальные скучали или дремали. За время оглашения приговора подсудимые успели познакомиться в конвойном помещении с оппозиционером Ильей Яшиным (признан физлицом-иноагентом) и даже угостить его инжиром. Поддержать их приехали друзья и родственники, которые возмущались тем, что ничего не слышат.

Артур Максидов

Уже в первый день стало понятно, что все подсудимые, за исключением Юрия Петрова, признаны участниками преступного сообщества. Его, как следовало из приговора, создали в 2010 году братья Зиявудин и Магомед Магомедовы на базе входивших в группу «Сумма» компаний — Объединенная зерновая компания (ОЗК), «ГлобалЭлектроСервис» (ГЭС) и «Стройновация» и «Интэкс». В преступную организацию, которая действовала до 2016 года, вошли бывший гендиректор компании «Интэкс» Артур Максидов, глава ОЗК Сергей Поляков и начальник департамента экономической безопасности ОЗК Роман Грибанов. Еще одному подсудимому, гендиректору предприятия «Энергия-М» Юрию Петрову, участие в преступном сообществе не вменялось. Он был признан виновным в одном эпизоде мошенничества при поставке оборудования подстанции «Василеостровская».

Девять эпизодов

Суд установил, что соучастники похитили более 11 млрд рублей бюджетных средств, а также средств коммерческих организаций, которые выделялись по государственным контрактам и договорам. Сделано это было при строительстве и реконструкции крупных объектов компаниями ГК «Сумма». Всего в деле фигурировало девять преступных эпизодов.

Основные были связаны с хищениями 767 млн рублей при строительстве стадиона «Арена Балтика» в Калининграде (возводился к чемпионату мира по футболу 2018 года). Также, по мнению следствия, соучастники похитили 1,2 млрд рублей при строительстве аэропорта «Храброво» в Калининграде, 5,4 млрд рублей при строительстве железнодорожной линии Кызыл — Курагино, автомобильной дороги «Чуйский тракт» (585 млн рублей), при создании искусственного участка в 16 гектаров у Крестовского острова в Санкт-Петербурге — 2,1 млрд рублей).

Кроме того, обвинение гласило, что они украли 874,6 млн рублей у Федеральной сетевой компании при поставке оборудования при строительстве подстанции «Василеостровская», «Эльгауголь» и «Томмот-Майя». Еще один эпизод был связан с хищением 20,2 млн долларов (или 613,7 млн рублей по курсу тех лет) у Объединенной зерновой компании (ОЗК) при организации перевалки зерна.

Суд согласился с версией обвинения о том, что при выполнении контрактов фигуранты фальсифировали исполнительную документацию об объеме и стоимость выполненных работ, завышали стоимость поставляемого оборудования и зарплаты работников, разницу же они обращали в свою пользу.

В ходе процесса, который начался в апреле 2021 года, подсудимые (всех арестовали в 2018 году) вину отрицали. Адвокаты фигурантов утверждали, что никакого преступного сообщества не было, их подзащитные вели обычную предпринимательскую деятельность, в деле же отсутствует не только состав, но и событие преступления.

Доводы защиты

Отвечая на обвинение, защита апеллировала к тому, что стадион «Арена Балтика» в Калининграде был построен и своевременно введен в эксплуатацию, на нем регулярно проводятся футбольные матчи. Качество же, объем и стоимость выполненных компанией «ГлобалЭлектроСервис» (ГЭС — генподрядчик, входивший в холдинг «Сумма») работ были предметом разбирательства в арбитражных судах, указали они. «Более того, силами подрядчика по согласованию с Калининградской областью дополнительно и на безвозмездной основе было доставлено около 200 тысяч кубических метров песка для площадки под строительство стадиона», — отмечал адвокат Магомеда Магомедова Михаил Ошеров.

Что касается создания искусственного земельного участка в 16 гектаров у Крестовского острова, то при его реализации генподрядчик, компания «Интэкс», сэкономила около 140 млн рублей, настаивали подсудимые. Их адвокаты обращали внимание суда на то, что объект был сдан «в рекордно сжатые сроки», на нем построили ряд сооружений инфраструктуры, в том числе станцию метро «Зенит» (ранее называлась «Новокрестовская»).

Говоря о строительстве железнодорожной линии Кызыл — Курагино, адвокаты подчеркивали, что ущерб в данном случае был причинен не государству, а компании «Стройновация», которая входила в «Сумму». По их словам, через девять месяцев после начала работ, контракт с ней был расторгнут по инициативе заказчика — ФГУП «Единая группа заказчика Федеральное агентство железнодорожного транспорта»), а также из-за отказа одного из инвесторов финансировать проект. В результате убытки генподрядчика составили 3,9 млрд рублей, что было установлено решениями арбитражных судов всех уровней.

Комментируя эпизод с реконструкцией аэропорта «Храброво» в Калининграде, защита пояснила, что входившая в «Сумму» компания «Стройновация» не смогла довести проект до конца по целому ряду причин, связанных с недостатками проекта и удорожанием материалов — песка и щебня. Контракт был расторгнут, и споры между сторонами пришлось решать в судебном порядке. В итоге разбирательство по этому вопросу закончилось заключением мирового соглашения с заказчиком.

Говоря о поставке оборудования для Федеральной сетевой компании, подсудимые утверждали, что никакого завышения стоимости не было и ущерб по данному эпизоду отсутствует. Претензии же заказчика к компании ГЭС были связаны с нежеланием ФСК платить по счетам, настаивали фигуранты. По данным защиты, на сегодняшний день задолженность перед ГЭС составляет около 1 млрд рублей.

Не было, по мнению подсудимых, и хищений 20 млн долларов при реализации в 2013 году контракта по перевалке зерна. Они отрицали, что привлеченная к выполнению компания, контрагент NewbayInvestments LP, не была фиктивной, и настаивали, что контракт был сорван из-за того, что ОЗК не поставило зерно для перевалки. По мнению фигурантов, ущерб следовало возмещать поручителям, с которых решением столичного арбитража еще в 2015 году взыскали вышеназванную сумму.

Наконец, комментируя претензии о причинении ущерба при строительстве дороги «Чуйский тракт», подсудимые заявили, что занимавшаяся ею компания «Инфраструктура» вообще не имела отношение к группе «Сумма» и братьям Магомедовым. Предъявленные же заказчиком претензии должны рассматриваться в рамках гражданского судопроизводства.

Обанкроченные фирмы

Отвергала защита и основной пункт обвинения — в создании преступного сообщества (ст. 210 УК РФ) адвокаты ссылались на примечание к данной статье, согласно которой учредителей и руководителей коммерческих организаций можно привлечь к уголовной ответственности по ней только, если компания была изначально создана с целью хищений. В то же время холдинг «Сумма» был создан еще в 2011 году, а входившие в него более 30 крупных компаний ежегодно платили десятки миллиардов рублей налогов, обеспечив занятостью около 35 тысяч человек. Ключевые фирмы холдинга проводили работы на объектах от Калининграда до Владивостока, а их штат был укомплектован высококлассными специалистами, которые реализовывали любые проекты еще до распада СССР. При этом сам Зиявудин Магомедов, как утверждала защита, «никогда не участвовал в их хозяйственной деятельности, не подписывал контракты, договоры и не получал денежные средства по контрактам».

Впоследствии все основные компании ГК «Сумма» — «Стройновация», ГЭС, «Интэкс» — были обанкрочены. Банкротом кредиторы пытаются признать и Зиявудина Магомедова. Заседание по данному вопросу назначено на 14 декабря.

Его старший брат Магомед Магомедов как на следствии, так и в суде утверждал, что не имел отношения к финансово-хозяйственной деятельности и оперативному управлению компаний группы «Сумма». По его словам, еще за шесть лет до ареста, в 2012 году, он перестал общаться с братом Зиявудином из-за конфликтов в бизнесе. При этом он формально оставался одним из учредителей двух фирм холдинга — ГЭС и «Стройновация».

Приговор и сроки

Однако суд не согласился с этими доводами. Братья Магомедовы были признаны виновными в организации и руководстве преступным сообществом (ч.1 ст. 210 УК) , а Артур Максидов, Сергей Поляков и Роман Грибанов — в участии в нем (ч.2 ст. 210 УК РФ). Также суд счел доказанной вину подсудимых в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и в растрате в особо крупном размере (ч.4 ст. 160 УК РФ).

Кроме того, Магомед Магомедов был осужден за два эпизода незаконного приобретения и хранения оружия (ч.1 и ч. 2. ст. 222 УК РФ). Дома в ходе обыска у бизнесмена нашли три пистолета. Однако разрешение было получено лишь на пистолет Макарова. Второй, марки Ruger с 30 патронами, в 2011 году Магомеду Магомедову подарил исполняющий обязанности президента Республики Абхазия. Причем в деле имелся указ о его награждении, однако зарегистрировано оружие, в отличие от Макарова, не было. Еще один найденный у бизнесмена пистолет системы Стечкина, икрустированный золотом и драгоценными камнями, защита называла «ювелирным изделием», которое подарил Магомеду Магомедову «другой уважаемый человек». При этом, по словам защитника подсудимого, он не знал, что пистолет был боевым, и считал его сувениром. Однако экспертиза сочла «ствол» боевым.

По одному из эпизодов незаконного приобретения оружия судьи исключили квалифицирующий признак о совершении Магомедом Магомедовым преступления «группой лиц по предварительному сговору», а по второму — незаконную перевозку, оставив только приобретение и хранение.

Финальную часть приговора суд огласил только 1 декабря днем. Подсудимые не утратили присутствия духаи даже шутили.

Минимальное наказание в семь лет лишения свободы суд назначил Юрию Петрову, Роман Грибанов получил 10 лет заключения, а Артура Максидова и Сергея Полякова суд приговорил к 12 годам лишения свободы каждого. Магомед Магомедов был осужден на 18 лет колонии. Главный же фигурант — Зиявудин Магомедов получил самый большой срок в 19 лет заключения. При этом братья Магомедовы, Максидов и Поляков должны отбывать наказание в колонии строгого режима, в Грибанов и Петров — в колониях общего режима. У двух последних есть шансы скорее, чем у других оказаться на воле. Дело в том, что один день нахождения в СИЗО приравнивается к полутора дням в колонии общего режима. Следовательно, оба уже отсидели больше половины от назначенных им сроков и могут рассчитывать на условно-досрочное освобождение, впрочем, только после вступления приговора в силу. Всем фигурантам суд также назначил штрафы в размере от 700 тысяч рублей до 2,5 млрд рублей.

Ведомости.Ру, 02.12.2022, «В Москве спустя шесть дней закончили оглашать приговор совладельцам группы «Сумма»: Срок нахождения в СИЗО осужденным фигурантам будет засчитан по-разному. Приговоренным к колонии строгого режима братьям суд засчитал «день за день». Соответственно, из назначенного срока они отбыли около одной трети наказания — 4 года и 10 месяцев.

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, при совершении особо тяжких преступлений осужденные могут подавать ходатайство об условно-досрочном освобождении (УДО), отбыв не менее двух третей срока. Таким образом, основатель группы «Сумма» сможет обратиться с заявление об УДО не раньше чем через еще семь лет, а его брат, экс-сенатор Магомед Магомедов, чуть раньше.

Фигурантам, которые приговорены судом к лишению свободы в колонии общего режима, засчитают нахождение в СИЗО как один день за полтора дня в колонии. После вступления приговора в законную силу Грибанов и Петров уже смогут обратиться в суд с заявлением об освобождении. После оглашения на вопрос судьи, понятен ли им приговор, братья отвечать не стали, пояснив: «Молчание — это лучший ответ». На стадии расследования и рассмотрения уголовного дела по существу никто из фигурантов не признал свою вину. Они настаивали на незаконности предъявленных обвинений и абсурдности инкриминируемой им причастности к преступной группе. — Врезка К.ру

По приговору суда Зиявудин Магомедов был лишен государственных наград — ордена Дружбы и ордена Почета.

Назначая наказания, суд учел целый ряд смягчающих вину подсудимых обстоятельств: положительные характеристики, наличие у них на иждивении малолетних детей, престарелых родственников, длительное нахождение самих фигурантов в СИЗО. Также не оставил суд без внимания то, что Зиявудин Магомедов длительное время занимался благотворительной деятельность, а Роман Грибанов имеет целый «букет» наград: медаль «За Отвагу», медаль Суворова, медаль «За отличие в воинской службе III степени». Однако суд счел, что «исправление подсудимых невозможно без изоляции от общества». Имущество пяти из шести фигурантов (за исключением Петрова), включавшее доли и акции различных предприятий, суд решил конфисковать. Для того, чтобы все их озвучить, потребовалось почти два часа. Список конфискованной собственности также пополнили квартиры братьев Магомедовых в Лондоне и частный самолет.

Были удовлетворены иски троих потерпевших (ими по делу признаны Федеральная сетевая компания, Объединенная зерновая компания и комитет развития инфраструктуры Санкт-Петербурга) на 3,6 млрд рублей. При этом иск Генпрокуратуры к подсудимым на 5,8 млрд рублей в интересах ряда других потерпевших суд передал на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Интересно, что если по окончании следствия прокуратура сообщала об ущербе по делу на сумму более 11 млрд рублей, то по итогам оглашения приговора выпустила релиз, в котором указала, что он составил свыше 15 млрд рублей.

Стоит отметить, что еще задолго до вынесения приговора, 27 мая 2022 года, Хамовнический суд Москвы изъял в доход государства 750 млн долларов — деньги, вырученные братьями Магомедовыми в 2018 году от продажи 50,1% акций Новороссийского морского торгового порта. Суд счел, что они были куплены на коррупционные доходы, в том числе Магомеда Магомедова в бытность им сенатором от Смоленской области. Это рекордная сумма изъятых судами денежных средств в рамках уголовных дел.

В ходе прений сторон обвинение настаивало на значительно больших сроках для подсудимых — от восьми до 24 лет заключения.

Адвокаты осужденных заявили Business FM, что считают приговор незаконным и необоснованным, и намерены добиваться его отмены в апелляции, а также во всех вышестоящих судах, включая Верховный суд России.

«Коммерсант», 01.12.2022, «Акциям присудили конфескацию»: Суд конфисковал у совладельца FESCO Зиявудина Магомедова доли в транспортном холдинге и в группе «Сумма», сообщило «РИА Новости» со ссылкой на оглашенное решение суда. По данным агентства, в числе прочих конфискованы доли в ОАО «Сумма» и ООО «УК «Транспортная группа ФЕСКО»». Перечисление всего списка конфискованных пакетов заняло более получаса. В FESCO от комментариев отказались. После ареста бизнесмена в FESCO произошел акционерный конфликт. На его фоне в 2020 году два крупных акционера продали свои пакеты в 23,8% и 17,4% новым собственникам, в том числе совладельцу Локо-банка Михаилу Рабиновичу. В конце 2020 года в компании полностью сменился совет директоров.

Формально господину Магомедову до сих пор принадлежит 32,5% головной компании группы FESCO — ПАО ДВМП (еще 26,5% у Михаила Рабиновича, 23,8% — у его партнера Андрея Северилова). Как утверждал в ноябре председатель совета директоров FESCO Андрей Северилов, «в результате ряда зарубежных судебных процессов на настоящий момент господин Магомедов утратил право контроля в компаниях, которые являются акционерами FESCO». Суд поставил независимых ликвидаторов, уточнял он, и сейчас, по сути, «господин Магомедов более не контролирует компании, которые являются акционерами FESCO, то есть де-факто он уже перестал быть владельцем компании в своей части». По мнению юристов, государство даже после конфискации акций не станет прямым акционером FESCO — участники рынка считают это позитивной новостью с учетом санкционного фона и международного профиля деятельности компании. — Врезка К.ру

«Коммерсант», 01.12.2022, «Акциям присудили конфескацию»: В 2018 году журнал Forbes оценивал состояние Зиявудина Магомедова в $1,2 млрд; через год оно сократилось вдвое, до $550 млн, из-за того что от бизнес-империи почти ничего не осталось. Группа «Сумма» владела активами в портовой логистике, нефтегазовом секторе, строительстве, телекоме и инжиниринге. Среди принадлежавших ей активов — компания FESCO, контейнерный оператор «Трансконтейнер», один из крупнейших портовых операторов Европы Новороссийский морской торговый порт, Объединенная зерновая компания, «Интэкс», инжиниринговые компании «ГлобалЭлектроСервис», «Стройновация» и др.

В первые месяцы после ареста братья успели продать несколько крупных активов. Спустя полгода после ареста, в октябре 2018 года, они продали за $750 млн свой крупнейший актив — 25,5% НМТП. Покупателем выступила «Транснефть», которая стала контролирующим акционером портового оператора. Но эти деньги бизнесмены не получили, потому что средства были арестованы в Сбербанке, рассказывали источники РБК. Часть суммы от продажи НМТП могла пойти на погашение долгов другого актива Зиявудина (вместе с Магомедом владел долей в НМТП пополам) — Якутской топливно-энергетической компании (ЯТЭК), рассказывал РБК его знакомый. В январе 2019 года стало известно, что структура сооснователя Yota и партнера «Ростеха» Альберта Авдоляна выкупила долг ЯТЭК перед Сбербанком в размере 3 млрд руб. Доли в «Трансконтейнере» и Объединенной зерновой компании отошли ВТБ. Группа FESCO, треть которой принадлежала Зиявудину Магомедову, продала банку 25,07% железнодорожного оператора.

В ноябре 2019 года стало известно, что совет директоров американской компании Virgin Hyperloop One, которая разрабатывает проект вакуумного высокоскоростного транспорта, покинули представители ее российских инвесторов, в том числе фонда Caspian Venture Capital, чьим основателем был Зиявудин Магомедов. […] Фонд также инвестировал в сервисы такси Uber и Uber China, производителя ювелирных изделий Diamond Foundry. — Врезка К.ру

BFM.ru, 02.12.2022, «Почему братьям Магомедовым вынесли столь жесткий приговор?»: Приговор очень жесткий. Опрошенные юристы затруднились вспомнить, когда в современной истории бизнесмены (именно бизнесмены, а не чиновники) получали такие большие сроки. Но дело не только в этом. Бизнес не раз просил, чтобы предпринимателей не равняли с организованной преступностью и не применяли к ним статью 210. Обсуждалось это и на уровне президента. И то, что в данном деле применили именно эту статью — показательно, считает управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федор Трусов: «Приговор, согласно которому устояло обвинение по 210 статье (организация преступного сообщества), это по большому счету то, с чем боролось юридическое сообщество, что 210-ю не применять для бизнесменов. А тут приговор устоял, 210-я устояла. Я опасаюсь того, что у нас последние годы шла небольшая тенденция, что 210-ю стали уменьшать применять, а теперь начнется просто тайфун из 210-х, когда всех предпринимателей будут не просто [под] 159-ю, но и 210-ю [подводить], а 210-я — это сразу космические сроки. Потому что как можно предпринимателей ставить в один ряд с лидерами преступных сообществ?» […]

Однако есть мнение, что братьев наказали именно за нарушение каких-то договоренностей. Продолжает эксперт фонда Анатолия Собчака Сергей Станкевич: «Если людей допускают до использования бюджетных денег в значительных размерах, им обычно определяют сферу деятельности и какие-то целевые инструкции дают. Видимо, в данном случае наказание не столько за имущественный ущерб, сколько за нарушение тех правил, тех целевых заданий, которые людям давались. И понятно, что это наказание демонстрационное, то есть оно призвано породить такое предупреждение, обозначить границы или, как сейчас модно говорить, красные линии». — Врезка К.ру