Защита чеченского адвоката аукнулась обысками

В Орле областной суд признал незаконным обыск, который местные оперативники СКР провели дома у адвоката Алексея Меркулова, защищавшего обвиняемого по уголовному делу Адама Муртазова. Искали важный для расследования мобильный телефон, который якобы мог оказаться у защитника. Силовики не только нарушили законодательный запрет на обыск спецсубъекта, но еще и ошиблись адресом, посетив квартиру его бывшей супруги. Адвокат намерен добиться реабилитации.

В начале февраля управление СКР по Орловской области по подозрению в мошенничестве (ч. 3 ст. 159 УК РФ, до шести лет лишения свободы) задержало известного чеченского адвоката и героя публикации журналистки «Новой газеты» Анны Политковской Адама Муртазова и его коллегу Ахмеда Атаева. Уголовное дело возбудили по материалам местного УФСБ. Как полагает следствие, адвокаты предложили местному жителю за 800 тыс. руб. посодействовать в прекращении его уголовного преследования, хотя повлиять на это не могли. Обвиняемых заключили под стражу, в СИЗО они находятся до сих пор.

Сразу после возбуждения дела оперативники провели обыск в рабочем кабинете Адама Муртазова в присутствии его защитника Алексея Меркулова. Через полтора месяца, в середине марта, СКР решил провести обыск у самого господина Меркулова. Следователи считали, что обвиняемый мог передать защитнику свой мобильный телефон, якобы содержащий важную для уголовного дела информацию. Обыск по ходатайству следствия, согласованному и. о. руководителя отдела по расследованию особо важных преступлений, разрешил Советский райсуд Орла.

Сам Алексей Меркулов в этом обыске уже не участвовал. Следственные действия прошли в квартире по месту его регистрации, в которой он давно не живет. Бывшая супруга рассказала об этом следователям, но те все равно провели обыск (телефон обнаружен не был).

После этого господин Меркулов направил обращение в региональный СКР, где указал на законодательный запрет на проведение обыска у адвоката. Согласно ст. 450.1 УПК РФ, следственные действия у защитника могут быть санкционированы, только если он сам является обвиняемым.

В ходатайстве следствия об обысках Алексея Меркулова назвали фигурантом дела, хотя фактически он был защитником обвиняемого. Несмотря на это, в ответе на обращение адвоката представитель СКР заявил, что права Алексея Меркулова нарушены не были.

Орловский облсуд, впрочем, пришел к другому выводу при рассмотрении апелляционной жалобы защитника на разрешение обыска. Высшая инстанция признала, что следователь не имел полномочий ходатайствовать об обыске, его руководитель не мог согласовать ходатайство, а суд не должен был рассматривать прошение ведомства, так как оно было лишено процессуального значения. Решение Советского райсуда отменено, а производство по ходатайству СКР — прекращено.

Алексей Меркулов не исключает умышленного нарушения региональным СКР закона при проведении обыска у адвоката. «Я не могу предположить, что следователь, руководитель следственного органа и судья не обладают юридическими познаниями и не умеют толковать нормы права, содержащие прямой запрет на такие действия. С моей точки зрения, это месть мне за неудачи следствия в работе с вещественными доказательствами и за мою позицию по уголовному делу Муртазова. Я обжаловал его арест и настаивал на отсутствии доказательств его вины»,— сказал «Ъ» адвокат Меркулов.

По его мнению, дисциплинарная ответственность из-за обыска может ожидать представителей прокуратуры: одного за поддержку ходатайства, а второго — за заявление об отсутствии нарушений закона в разбирательстве в облсуде.

Сам господин Меркулов, а также его бывшая супруга и дочь намерены подать на реабилитацию и на возмещение морального вреда, причиненного обыском. «Помимо того, что нарушено конституционное право на неприкосновенность жилища, также нарушена еще и тайна личной жизни, которая стала известна понятым и оперативникам»,— говорит адвокат.

Обыск у Алексея Меркулова всколыхнул адвокатское сообщество Орловской области. Несколько его коллег приняли участие в заседании областного суда.

Адвокат Жанна Есипова объясняет «Ъ» внимание к ситуации явным нарушением закона: «Если бы решение первой инстанции оставили в силе, оно могло породить серию подобных решений. Это могло стать практикой, и каждый защитник по уголовному делу мог быть подвергнут обыску в отсутствие законных на то оснований».

Также госпожа Есипова считает, что ее коллеге следует обратиться в суд с иском о защите чести и достоинства из-за того, что в ходатайстве следствия он назван фигурантом дела. «Это оскорбление! Такое обращение к защитнику по уголовному делу недопустимо»,— заключила адвокат Есипова.