Защита Абызова настроена на борьбу

Преображенский райсуд на выездном заседании в Мосгорсуде отклонил практически все ходатайства защиты бывшего министра «Открытого правительства» Михаила Абызова, постановив начать рассмотрение уголовного дела по существу. В ходе предварительных слушаний адвокаты экс-чиновника и одиннадцать его предполагаемых подельников по уголовному делу о создании ОПС и совершении ряда других преступлений просили вернуть материалы прокурору, снять самые тяжкие из обвинений, аресты со счетов и исключить ряд доказательств. Суд согласился лишь с просьбой провести процесс тройкой профессиональных судей. Тем не менее защита подсудимых, которые категорически отрицают свою вину, решительно настроена бороться в суде за «законный и обоснованный приговор».

В последний, третий день уже вторых по счету предварительных слушаний судья Вероника Сиратегян, которой предстоит стать председательствующей на будущем процессе, должна была дать ответы на заявленные ранее ходатайства защиты. В частности, как сообщал “Ъ”, на просьбу вернуть материалы дела прокурору из-за якобы имеющихся нарушений УПК, снять самые тяжкие обвинения как незаконно вмененные в вину, аресты со счетов, а также исключить из дела ряд доказательств, освободить из-под стражи под не связанную с содержанием в СИЗО любую меру пресечения для пяти женщин-обвиняемых, которые провели в изоляции уже более трех лет. Напомним, что с такой инициативой уже дважды выступал сам Михаил Абызов, прося суд руководствоваться не только нормами закона, но и гуманностью. В случае удовлетворения этого ходатайства, которое единодушно поддержали остальные подсудимые-мужчины, экс-чиновник обещал не обжаловать продление срока своего собственного ареста. Впрочем, в приватных беседах представители защиты признавались, что не испытывали особых иллюзий относительно решения суда, хотя, естественно, и надеялись на лучшее.

Стоит отметить, что в понедельник едва ли не в первый раз заседание началось вовремя. Ранее они стартовали с серьезными задержками, так как конвой не успевал привезти всех участников. Дело в том, что фигурантов приходилось собирать из различных СИЗО. По данным “Ъ”, Михаил Абызов содержится в «Лефортово», остальные обвиняемые-мужчины — в «Бутырке», а женщин привозят из СИЗО-6 в Печатниках.

«Суд отказал во всех ходатайствах защиты. Дело по просьбе Михаила Абызова будет слушаться тройкой судей. Это единственное ходатайство, которое было удовлетворено, поскольку отказать в нем в соответствии с законом просто нельзя»,— заявил “Ъ” один из адвокатов экс-министра Александр Аснис, отметив, что начало слушаний назначено на полдень 8 апреля.

По его словам, изучение почти 850 томов данного уголовного дела и 20 тыс. листов обвинительного заключения «дает защите Михаила Абызова основания утверждать, что в его действиях, как, впрочем, и в действиях других обвиняемых, не содержится составов инкриминируемых им следствием преступлений».

По мнению защитника, обвинение «в нарушение требований закона» сформулировано таким образом, что «его невозможно понять и действия обвиняемых не могут быть квалифицированы по указанным в нем статьям УК РФ».

Господин Аснис напомнил, что, по версии СКР, обвиняемые изъяли и присвоили денежные средства АО СИБЭКО и АО РЭС в размере 4 млрд руб., но эти юридические лица потерпевшими по делу не признаны. «Потерпевшими следствие «назначило» троих акционеров, обладавших вместе менее трех сотых 1% акций этих АО на общую сумму 1,365 млн руб.»,— заявил Александр Аснис, особо подчеркнув, что у этих акционеров акции остались в собственности, права голосовать на собраниях и получать дивиденды их никто не лишал, а следовательно, никакой ущерб им и не был причинен и ничего у них не похищено. «Следствие вообще не указало в обвинительном заключении о причинении кому-либо ущерба, а это обязательный признак состава преступления в виде хищения. Это аксиома уголовного права и уголовного закона! И как объяснить, что следствие выбрало потерпевшими только троих из более чем 5 тыс. акционеров СИБЭКО и РЭС?» — возмущается представитель защиты Михаила Абызова. Он также посетовал, что, когда 26 акционеров обратились с требованием признать их также потерпевшими по делу, следствием им в этом было отказано, теперь они вынуждены обращаться с таким требованием в суд. В числе других «не менее важных вопросов» господин Аснис упомянул якобы незаконное обвинение в организации ОПС (ст. 210 УК РФ) в редакции 2009 года, хотя фигуранты «давно и успешно» работали на предприятиях, в то время как два года назад появились поправки к закону, запрещающие привлекать к уголовной ответственности лиц, занимающихся обычной экономической деятельностью.

«Мы уверены и будем доказывать в суде, что по ст. 159 (мошенничество.— “Ъ”) и ст. 210 УК РФ наши подзащитные должны быть оправданы. Как, впрочем, и по другим предъявленным им обвинениям»,— заявил Александр Аснис.

Он считает, что не может быть признана легализацией похищенного (ст. 174.1 УК РФ) простая конвертация рублей в доллары с оставлением денежных средств в том же банке. То же самое он говорит о незаконной предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ), называя ее «продажей собственного имущества». Обвинение в коммерческом подкупе (ст. 204 УК РФ) защита считает также надуманным. По ее версии, речь шла лишь о консультации по просьбе акционеров предприятия его же покупателей в рамках договора. При этом какого-то вреда причинено не было, считает защита.

«К сожалению, в ходе предварительных слушаний мы не были услышаны»,— заявил господин Аснис, уточнив, что все сказанное давало, по его мнению, основание для возврата дела прокурору. «Но борьба в суде только начинается!» — подчеркнул он.