Зачем россиян пугают дефицитом картошки

Зачем россиян пугают дефицитом картошки

Минсельхоз заявил, что собирается закупать картофель в странах СНГ, дабы избежать его дефицита на магазинных полках. Кроме того, овощеводам обещано 5 млрд рублей госдотаций. Новости эти выглядят как попытка правительства потушить пожар на рынке продовольствия. Правда ли нас ждёт голодная весна?В начале декабря председатель Картофельного союза Сергей Лупехин на совещании в Минсельхозе заявил о грозящем стране риске дефицита картофеля. Причинами его он назвал сокращение производства в личных подсобных хозяйствах и увеличение перерабатывающих мощностей. Надо сказать, что сенсацией слова Лупехина не стали: ещё в октябре замминистра сельского хозяйства Оксана Лут написала письмо в правительство, в котором сообщила о проблемах с картошкой. По её словам, во время уборки отечественного картофеля погода выдалась крайне неблагоприятной и это привело к тому, что вместо сезонного снижения цены на картошку пошли в рост. Потому, для того чтобы зимой и весной россияне не остались без картошки, Лут предложила массово закупить её в странах СНГ.Неудивительно, что на фоне этих новостей картофель стал дорожать ещё стремительнее. В конце октября оптовые цены достигли 23 рублей за 1 килограмм, что на 71,4% выше, чем в октябре прошлого года. В рознице же, согласно данным Росстата, картофель стоил 44,51 рубля за кило — на 78,6% больше, чем годом ранее. К декабрю цены ещё немного подросли, в разных регионах по-разному. Сразу обращает на себя внимание огромная ценовая разница между оптом и розницей. Но торговая наценка у нас – святое, и «кошмарить» по этому поводу ретейл власти не берутся. И пока аппетиты ретейлеров почти ничего не сдерживает, продукты будут стоить ровно столько, сколько захотят владельцы торговых сетей.Остаётся вопрос: хватит ли картошки на всех платёжеспособных граждан или к весне в овощных отделах мы можем увидеть пустые полки? Минсельхоз по привычке изображает оптимизм. «В текущем году для картофеля климатические условия сложились наиболее неблагоприятно. Несмотря на это, уже накопано 6,6 млн тонн картофеля, что соответствует уровню прошлого года, уборка продолжается. Полученный урожай обеспечит внутренние потребности страны», – ответили в ведомстве, приведя данные на 17 ноября. Постойте, а с чего же тогда весь сыр-бор и разговоры о закупках картофеля в СНГ? Что ж, похоже, что вокруг картошки идут какие-то подковёрные игры, да ещё и с политическим подтекстом.Чтобы лучше разобраться в теме, посмотрим, как устроен рынок картофеля. Известно, что в 1970-е годы терялось до 70% картошки – продукт просто гнил на овощебазах. Именно поэтому при переходе к рынку многие агропредприятия отказывались от его выращивания – хранить урожай было просто негде. В итоге к концу 90-х 80% картошки россияне выращивали в своих огородах. Однако с тех пор ситуация изменилась – последние годы интерес к картошке начали проявлять крупные агрохолдинги. Сегодня агропредприятия стабильно производят примерно 7 млн тонн картофеля в год. Около 1–1,5 млн из этой массы перерабатывается (чипсы, хлопья, крахмал и т.п.). Остальное попадает на полки супермаркетов в виде товарного картофеля.По большому счёту наличие картофеля в сетевых магазинах весной – это вопрос не урожая, а хранения. Мощность российских овощехранилищ – 7 млн тонн. Правда, в них хранится не только картофель, но и другие овощи, однако в целом объёмы хранилищ вполне согласуются с потребностью сетевой разницы. Кроме того, до 0,6 млн тонн картошки завозится в Россию из-за рубежа. В основном она отправляется в супермаркеты крупных городов с маркировкой «отборная». Основные поставщики – Азербайджан, Египет и Беларусь. Также на российский рынок сейчас пытаются пробиться пакистанцы, снижая оптовую цену до 36 центов за кило. В то же время наши союзники по СНГ азербайджанцы держат планку на уровне 45 центов, а белорусы, как на днях сообщила питерская «Фонтанка», подняли её в этом году до 31 цента против 24 в прошлом. Но всё же поставки из Минска остаются самыми дешёвыми.И вот на этом фоне Минпромторг сообщает, что «занимается вопросом расширения сотрудничества торговых сетей с поставщиками и производителями СНГ для импорта в Россию овощей борщевого набора». А Минсельхоз делает ещё более смелые заявления, будто бы закупки картофеля в странах СНГ планируются по поручению президента! Либо чиновники просто пытаются присвоить себе результаты рутинной работы менеджеров по закупкам из коммерческих фирм, дабы отчитаться наверх о проделанной работе, либо здесь уже замешана международная политика: закупки картофеля Россией могут быть аргументом в торге с руководством Белоруссии.Вполне возможно, что разговоры о централизованных закупках так и останутся только разговорами. Если же дело дойдёт до того, чтобы покупать у тех же белорусов продукты за счёт российского бюджета, то это неминуемо приведёт к новому скачку оптовых цен. Впрочем, как видно, одних только этих разговоров хватает, чтобы подогревать рынок.И это, между прочим, на руку крупным российским овощеводам. А за картошкой и «борщевым набором» у нас стоят вовсе не рядовые фермеры – сливки с этого рынка снимают известные и уважаемые люди.Для лоббирования своих интересов крупные картофелеводы объединились в Картофельный союз. Сюда входит, например, колхоз имени Ленина под председательством некогда влиятельного коммуниста Павла Грудинина и КФХ «Богомаз» – семейное предприятие губернатора Брянской области Александра Богомаза. Сын губернатора Михаил Богомаз является гендиректором ООО «Картофельный альянс» и входит в совет Картофельного союза. Сейчас через Минпромторг они пытаются добиться заключения с ретейлерами длительных договоров на поставку продукции в магазины. От Минсельхоза же картофелеводы ждут субсидий в размере 100 тыс. рублей на каждый введённый в картофельный оборот гектар. Судя по всему, у них это получится – лоббистские возможности позволяют. На днях правительство по инициативе Минсельхоза уже выделило на поддержку картофелеводства в 2022 году 5 млрд рублей.Итог этой истории предсказать нетрудно: чиновники успешно решат проблему нехватки картофеля, потому как существует она только на словах. Зато в результате этой регуляторной активности уровень монополизации станет ещё выше, а цены на продукт продолжат беспрепятственно расти.