Взятка Александру Дрыманову передавалась не так, как считали следователи

Чиновники

Взятка Александру Дрыманову передавалась не так, как считали следователи

В деле генерала Дрыманова случился неожиданный поворот.
22.11.2019

Как стало известно “Ъ”, неожиданный поворот произошел в деле трех бывших высокопоставленных сотрудников Следственного комитета России (СКР), обвиняемых ФСБ в получении особо крупной взятки. Ключевой свидетель обвинения бизнесмен Нурдин Тугуз, видевший, по версии следствия, передачу $600 тыс. бизнесменом одному из подсудимых, заявил, что между ними был лишь визуально-голосовой контакт.

По версии ФСБ РФ, расследовавшей уголовное дело о взятке в СКР, весной 2016 года в комитет был направлен $1 млн за освобождение из-под стражи криминального авторитета Андрея Кочуйкова (Итальянец). Посредниками в передаче части из этих денег и одновременно их получателями, по версии следствия, стали лично знавший многих руководителей СКР бизнесмен из Краснодара Дмитрий Смычковский и начальник главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности (ГУМВиСБ) комитета Михаил Максименко.

Как утверждало обвинение в Мосгорсуде, где сейчас слушается громкое дело, они встретились около 15 часов 28 апреля 2016 года у здания ГУМВиСБ (1-й Басманный пер., 8). Там полковник Максименко и «принял» от господина Смычковского, приехавшего на Mercedes S600 со своим приятелем Нурдином Тугузом, $600 тыс. Однако заявленный свидетелем обвинения господин Тугуз, ранее подтверждавший версию ФСБ, неожиданно выступил на стороне защиты.

Бизнесмен рассказал, что они с господином Смычковским действительно приезжали на встречу с Михаилом Максименко. Однако при въезде на парковку ГУМВиСБ Дмитрию Смычковскому, сидевшему за рулем Mercedes, пришлось уступать дорогу выезжающему служебному BMW-525 Михаила Максименко. Гости, по словам свидетеля, открыли двери, чтобы поздороваться с полковником, но тот даже не вышел из автомобиля. Михаил Максименко, как заявил суду Нурдин Тугуз, чуть опустил дверное стекло, крикнул приятелям, что его срочно вызвали к руководству (полковник непосредственно подчинялся председателю СКР Александру Бастрыкину).

Таким образом, свидетель поставил под сомнение ключевой вывод следствия о том, что именно 28 апреля в 1-м Басманном переулке была передана основная часть инкриминируемой обвиняемым взятки. ФСБ утверждает, что уже через 40 минут после контакта с господином Смычковским полковник Максименко за вычетом своей доли передал $400 тыс. главе ГСУ СКР по Москве генерал-майору Александру Дрыманову, с которым встретился возле «Президент-отеля» на Большой Якиманке. Господин Дрыманов в 19 часов того же дня отдал $200 тыс. своему заместителю генерал-майору Денису Никандрову в здании ГСУ СКР по Москве на Арбате. «Свои» $200 тыс. начальник управления СКР по Центральному округу Москвы Алексей Крамаренко, как полагает следствие, должен был получить от посредника Смычковского, но тот присвоил его долю. Тем не менее господин Крамаренко попал в число обвиняемых и подсудимых. Следствие считает, что для полноценного обвинения достаточно и намерения офицера на незаконное обогащение.

По версии следствия, через три месяца после предполагаемой передачи взятки коррупционную схему вскрыла ФСБ. Чекисты предотвратили досрочный выход Андрея Кочуйкова из СИЗО, а полиция задержала вора в законе Захария Калашова, который мог организовать выкуп товарища (в этом преступлении его не обвинили, посадив за рэкет). Узнав об этом, генерал Дрыманов, как полагает следствие, пригласил на встречу Дмитрия Смычковского и предложил ему покинуть Россию, чем тот незамедлительно воспользовался.

В Мосгорсуде, по замыслу обвинения, господин Тугуз должен был подтвердить, что бежать от уголовного преследования посоветовал Александр Дрыманов, однако и этого не произошло. Господин Тугуз сообщил, что это был не побег, а турпоездка. По словам свидетеля обвинения, они заранее планировали поехать в Грецию вместе со своими семьями, что и сделали. Затем будущий свидетель вернулся в Россию, а заочно обвиняемый Смычковский перебрался в Лондон.

Адвокат обвиняемого Крамаренко Елена Федулова рассказала “Ъ”, что со своей стороны задала свидетелю десятка два вопросов, получив на них четкие и однозначные ответы, опровергающие версию следствия. По ее словам, у свидетеля Тугуза нет абсолютно никаких оснований помогать фигурантам дела. В 2006–2007 годах сегодняшний свидетель проходил обвиняемым по громкому в то время уголовному делу о контрабандном ввозе крупных партий китайских товаров через аэропорты Краснодара, Майкопа и Сочи с последующей продажей их на Черкизовском рынке в Москве. Господин Тугуз, прежде чем его уголовное преследование было прекращено в связи с декриминализацией некоторых статей УК, полтора года отсидел в СИЗО «Лефортово». Интересно, что «определили» его туда сегодняшний обвиняемый Крамаренко и его адвокат Федулова, в то время занимавшие должности следователей по особо важным делам Генпрокуратуры РФ.