Вместо привычных 8–9 млн курортников в этом году в Крыму отдохнут менее 3 млн приезжих

Вместо привычных 8–9 млн курортников в этом году в Крыму отдохнут менее 3 млн приезжих

Нет авиасообщения – нет и пассажиропотока. Путешествие по трассе М4 – квест не для всех. Пляжи на Южном берегу хотя и не пустуют, но пока без аншлагов. Могли ли что-то сделать в Крыму, чтобы это исправить?
Когда речь заходит о статистике применительно к крымским курортам, официальные лица предпочитают изъясняться в процентах. По итогам сезона Крым потеряет не менее 40% туристов, уверяет вице-президент Ассоциации туроператоров России Сергей Ромашкин. Турпоток в Крым снизился на 30%, сокрушается глава Ростуризма Зарина Догузова. В процентах изъясняться им, вестимо, удобнее, ибо не так очевиден весь ужас происходящего. Но если от мутных процентов перейти к конкретным цифрам, то всё как по полочкам. В июне в Крыму отдохнули 815 тыс. туристов, признался глава республики Сергей Аксёнов. Если ничего не изменится с авиасообщением, сезон-2022 можно будет признать провальным, больше 2,7 млн курортников не приедет. А в прошлом году, для сравнения, в Крыму отдохнули 9,5 млн человек. То есть в три с половиной раза меньше людей. А если про деньги говорить, то туристы не привезут больше 2/3 того, что потратили в прошлом году!
Дважды Минтранс пытался уломать Минобороны, чтобы там дали отмашку на возобновление пассажирских авиа­рейсов в Крым. Но военные ни в какую. Говорят, что есть определённые сложности с идентификацией гражданских бортов системами ПВО и нет никаких гарантий, что ракета не перепутает цель. А ещё и с украинской стороны могут пойти на попытку теракта. В общем, проще отказаться от полётов вообще, нежели подвергать пассажиров риску. При этом в Сочи самолёты летают, как прежде.
С поездами в этом году нелегко. Оставшиеся украинские вагоны задействовать не смогли. То ли технически крымских операторов пугают, то ли санкционно. Несколько дополнительных составов добавили из России. Но ощущается нехватка. Скорость движения невысока. Дорога занимает двое суток и дольше из Москвы в Симферополь, с пересадкой в Краснодаре или Ростове – не у всех хватит нервов на такое путешествие. Это ещё если каким-то чудом раздобудешь билетик. При том, что билетов мало, цены очень высокие. Полка в СВ – порядка 100 тыс. рублей.
Самый популярный в этом году вариант поездки – на автомобиле. Есть отличная трасса из Москвы, М4, – с десятком шлагбаумов для взимания платы по пути. Если ехать в выходной, за легковушку выходит порядка 3 тыс. рублей, если в будни – где-то на треть дешевле. С таксистом реально договориться тысяч за 25, плюс-минус 5 тыс. рублей. И через 20 часов (так, во всяком случае, обещают) ты уже на море. Но есть нюансы. Трасса и правда хорошего качества, по дороге достаточно автозаправок и пунктов лёгкого перекуса. Но как только заканчивается Воронежская область, поток автомобилей становится, как в час пик. Великое множество фур, состязающихся друг с дружкой в скорости и играющих в шашечки. Ехать в потоке бывает страшновато, а как стемнеет – и подавно. Ночной поток не едет – еле ползёт. Занятно, что на указателях вообще не упоминается Крым – только Краснодар и Ростов.
Но самое неприятное начинается как раз за 150 километров до Крымского моста. Трассой эту дорогу уже не назвать. А где-то за 70 километров до моста быстро ехать становится страшно. Только представьте: участок закрыт на ремонт и организован узкий объезд в один ряд в обе стороны, ограниченный пластиковыми отбойниками. Водители, стремясь побыстрее выехать к Крымскому мосту, после 15 часов езды начинают засыпать за рулём. Доля секунды – и они влетают в отбойник, десятками! Автосервиса поблизости нет, кругом липкая пыль, и повсюду десятки бедолаг на битых авто в ожидании вызванных по телефону «техничек». Как ни крути, дорога выходит не 20 часов, как обещают таксисты, – набегает не меньше 25–27 часов. Это если не спать. Утомительно. А для новичков ещё и смертельно опасно.
В Крыму приключения водителей, увы, не заканчиваются. У трассы «Таврида» есть неприятный минус – отсутствие обочины. Если авария случается где-то ближе к столице, «техничка» прибудет достаточно быстро и оттащит аварийную машину куда следует. Хуже, если беда случится где-то в районе Зуи, как надысь. На выезде из посёлка не фатально столкнулись две легковушки, «Ниссан» и «Рено». Водители вышли из машин разбираться – отъехать-то всё равно некуда, обочины нет, а «техничку» ждать – долго. Тем временем на них налетел внедорожник «БМВ», за рулём которого сидел 22-летний сын владельца парка львов «Тайган» Ярослав Зубков. Погибли три человека, в том числе и 15-летняя девочка. На Зубкова завели дело, но, по сути-то, в суд надо тянуть и дорожных строителей!
Лишний раз стоит упомянуть и о дорогах из столицы на Южный берег Крыма (ЮБК) («Наша Версия» об этом неоднократно писала, но воз и ныне там). Обещанного расширения трассы из Симферополя в Алушту нет и в помине, серпантин на Ай-Петри, как всегда, в аварийном состоянии. Нижняя автотрасса, вдоль моря, кажется, уже годится для того, чтобы снимать постапокалиптический боевик. Подъезды к морю перекрыты цепями или перекопаны – от Алушты, чтобы свернуть к морю, двигаясь в сторону Феодосии, придётся проехать не один десяток километров. Сколько раз власти Крыма обещали вмешаться и навести порядок – всё тщетно.
Пляжи полупустые. Евпаторийские – те и вовсе пустынны. Полна людей только Ялта – там сорванный сезон никак не ощущается, всё как обычно. И цены в том числе. При этом в Крыму в этом году – небывалая дешевизна. Приезжавшие прежде торговцы, наживавшие в сезон состояния на торговле фруктами и овощами, прогорели – их вытесняют конкуренты из Херсона и Мелитополя. Понятно, чего ради крымские власти столь трепетно обхаживают северных соседей – запустили автобусное и железнодорожное сообщение, сделали границы районов прозрачными, почти что невидимыми, платят пособия фермерам. А дело – в ценах. Кило клубники на рынках – порядка 160 рублей. Черешня – сторгуются по 120. Для сравнения: в прошлом году в это же время было вдвое, а то и втрое дороже. Редиска и огурцы – по 30–40 рублей за кило, но вы же не знаете, что это за огурцы! Пупырчатые, пахнут мёдом, хрустят аппетитно – в Москве таких нет. Раньше херсонские урожаи гнили на полях и в садах, в Крым отгружать продукцию Киев запрещал. Теперь всё везут на курорты. Иначе придётся отдать перекупщикам из Москвы за смешные деньги.
Разговорились с торговцами. Мест на рынках хватает всем, даже в Алуште. Ялта – иная планета, это такая крымская Рублёвка, где всё очень дорого. Выгоднее всего торговать в Симферополе – перекупщики с ЮБК выкупают товар оптом и сами везут на море. Не хочешь оптом – торгуй на рынке сам, никто не запрещает и дани не требует, дело-то копеечное. В столице четыре крупных рынка и множество мелких, места всем хватает. Те селяне, что отдают выращенное перекупщикам в Херсоне, не отваживаясь ехать в Крым, много теряют, отдавая товар за бесценок. Никаких поборов, никаких неудобств. Но если сунешься в Ялту без «крыши» – пеняй на себя. Там не только цены иные, но и порядки. Насколько всё изменилось с продуктами, можно судить по такому штриху: крымские хозяйки закатали огурцы ещё в начале июля, хотя, как правило, занимаются этим осенью. Небывалая дешевизна! Вишню тоже сварили, причём раннюю, запашистую, без червячка – мелитопольскую. Говядины на рынках мало, и она дороговата, московские цены, зато парная свинина – дешёвая, и её завались, по две сотни за кило. И курицы много – да жирненькой, желтоватого цвета, разительно отличающейся от краснодарской. По полтораста рублей за кило можно взять у хозяев.
Продавец Виктор торгует мясными копчёностями на центральном рынке Симферополя. Радуется оттоку конкурентов и жалуется на демпингующих херсонских, которые от радости, что вернулись на крымские рынки, «как с цепи сорвались». Отмечает, что к заезжим с бывших украинских территорий его коллеги относятся «с пониманием», «не прессуют» их почём зря, как бывало в «бандитские» времена при Украине. По-соседски относятся. Но снижать цены «ниже низкого предела» тем не менее им не позволяют.
В Крыму, да и по дороге туда, наверное, как нигде ощущается близость спецоперации. Через Ростовскую область, один за другим, в сторону полуострова движутся военно-транспортные составы с литерой Z – и автобусные, и спецтехника. У Крымского моста – отвлекающие (на случай ожидающегося ракетного удара) баржи. В столице множество атрибутики спецоперации и наглядной агитации. Над автотрассой в Алушту – сплошь плакаты в поддержку спецоперации. Тем заметнее эксцессы – на днях в Судаке местные крымские татары избили контрактника, якобы за букву Z на кителе – резонанс вышел громкий. Что там у них вышло на самом деле в подпитии, уже и не важно – общество понятно на чьей стороне, как и власти. Вообще, у крымчан с такими вещами не забалуешь – и приезжие из столицы это сразу же отмечают.
Вместе с тем отношение к совсем, казалось бы, недавней истории настораживает. Центр Симферополя, улица Долгоруковская – бывшая Карла Либкнехта, офис Русской общины Крыма. Её бессменный лидер Сергей Цеков нынче в Москве – сенатором. А офис закрыт, и ощущение такое, что теперь – навсегда. Разбитые тротуары (их починили, кажется, везде, только не на Долгоруковской, упирающейся в храм Александра Невского и здание Госсовета республики). Да, исполнилось дело всей жизни, и Крым стал российским, но ведь историю Русской общины не вырубить топором. Там ведь и писатели именитые были, и историки, и художники… А ощущение нынче такое, что всех их – как не было. Та же история и с Домом культуры профсоюзов – эпицентром первой «русской весны» 1993–1996 годов. Это пока не руины, но уже очень похоже. Внутри – ярмарки и распродажи чего угодно. А ведь в этом здании работали заметные люди – будущий министр культуры Крыма Михаил Голубев, архитектор первой «русской весны» Валерий Аверкин, там частенько бывал соучредитель Ассоциации крымских соотечественников Леонид Грач – спикер Верховного Совета автономии. В этом здании работала редакция «Мещанской газеты», самого тиражного крымского издания всех времён, вытолкнувшего в президенты Юрия Мешкова. Но ни памятных табличек, ни иного упоминания о былом. Грустно.
Между прочим, пару лет назад глава республики Сергей Аксёнов обещал, что имена героев «русского сопротивления» будут увековечены – и Межака, и Лазебникова, и Аверкина, мол, даже уже решили, какие новые улицы назовут в их честь. Но, увы. Не до этого, видимо. Бывший функционер Русской общины и депутат ВС, ныне школьный учитель, жалуется, что дети не знают истории края – а как её узнать, если этой истории как бы и вовсе нет?!
А уж чего в Крыму залейся, так это собственных премиальных вин и коньяков. С ценами расклад примерно такой же, как и с продуктами, они вдвое ниже, чем в Москве. Поллитровая бутылка пятилетнего «Коктебеля» в симферопольском магазине – 700 рублей (в столице – порядка 1200), «ноль-семь» изумительного инкерманского пино нуар – четыре сотни (в Москве – 800). Но в последние годы появилось немалое число небольших винокурен с весьма приличными напитками – и цены там сказочные. Литр красного сухого – 250–300 рублей. Помнится, поэт и гендиректор Русского ПЕН-центра Александр Ткаченко признавал, что только в Крыму даже от самого распоследнего пьяницы пахнет только хорошим вином! Теперь бы ещё развезти это добро по России – авось и приучим вино вместо водки глушить. Но, как и все последние восемь лет, непреодолимы проблемы с сертификацией. Сухое вино оформить ещё туда-сюда можно, но креплёное – портвейны, мускаты и т.п. – никаких шансов. Винные напитки, и всё тут! С соответствующим прей­скурантом. А тут другая напасть – участки на Южном берегу, где выращивают лозу, усилиями краснодарских сенаторов решено сдавать под застройку. Так что может так статься, что настоящих крымских марочных вин скоро не будет. Получилось же у Горбачёва с Лигачёвым – четверть века лозу восстанавливали. А ну, как получится и у краснодарских?
Говорят, что лоза в Крыму вполне может созревать и в степных районах – зачем же растить её на ЮБК, где земля на вес золота? Да затем, что под Бахчисараем хорошо растут сорта винограда, пригодные для переработки в сухие и столовые вина – но не в марочные! А что за Крым без «Чёрного доктора», без муската «Красный камень», без массандровских хереса и мадеры?!
Не будет вин – зато будет вода, шутят крымчане. В этом году наконец-то прорвали водную блокаду – на полуостров хлынули потоки днепровской воды из Северо-Крымского канала. Не было ни полушки, да вдруг алтын! – проливные дожди затопили полуостров, чуть было не смыв половину крымской столицы. Теперь снова зацветут сады севера Крыма, заплещутся карпы и толстолобики в рисовых чеках. Между тем разгул водной стихии обвалил несколько мостов в Симферополе, построенных и принятых в эксплуатацию при бывшем мэре Елене Проценко. Уходила она в отставку непросто, но скандал тогда удалось замять – в розыске пока только её заместители. А теперь, как говорится, вскрылись новые факты – вместе с асфальтовым покрытием недавно отремонтированных мостов. Так что самая популярная тема для досужих пересудов симферопольцев – судьба их бывшей градоначальницы.
Крым – такое место, куда попасть легче, чем оттуда выбраться. Если такси из Москвы, как уже говорилось, стоит порядка 25 тыс. рублей, то такси в Москву из Симферополя обойдётся на 10 тысяч дороже. А из Ялты – можно и 100 тыс. отдать, это как повезёт. Раньше в новом аэропорту местных водителей пытались воспитывать, и не без успеха, чтобы те не наглели, задирая ценник в сезон. Тех, кто драл три шкуры с пассажиров, оставляли без заказов. А теперь аэропорт в запустении, как и тамошняя служба такси. И таксисты, только-только привыкнув к цивилизации, вновь одичали. Можно, конечно, уехать и на междугородном автобусе, но он едет не по платной трассе, а по обычной, и выходит не 25 часов, а вдвое дольше. Кондиционер? Далеко не всегда! Оцените уровень комфорта и спросите себя, выдержите вы двое суток в таких условиях или нет? Жаль, но этот сезон провалили. Во многом чиновники Крыма. Не отладив систему маршрутных такси с божескими ценниками, не поставив на колёса нужное количество вагонов.