Власти доработали законопроект о внешней администрации в уходящих из России компаниях

Власти доработали законопроект о внешней администрации в уходящих из России компаниях

В ближайшие дни в Госдуму внесут новый вариант законопроекта, который регламентирует решение проблемы приостановки рядом иностранных компаний деятельности в России. Согласно документу, внешнее управление в этих организациях будет вводиться при определенных условиях – если не менее четверти принадлежит иностранным собственникам и компания имеет «существенное значение» для экономики.
Законопроект «О внешней администрации по управлению организацией», который определяет критерии и особенности введения внешнего управления в покинувших Россию иностранных компаниях, был доработан. Об этом сообщает издание «Коммерсантъ» со ссылкой на соответствующий документ. По его информации, высока вероятность, что законодательная инициатива поступит на рассмотрение в Госдуму в самое ближайшее время.
О разработке такого документа сообщалось еще в начале марта – после того, как на фоне военной операции на Украине многие иностранные компании приняли решение о приостановке деятельности в России на неопределенный период. Среди тех, кто временно отказался от работы в РФ, оказались крупные игроки – автомобильные концерны Mercedes-Benz, Škoda и Volkswagen, крупнейший производитель мебели и товаров для дома IKEA, рестораны быстрого питания «МакДоналдс», сеть кофеен Starbucks и многие другие. Все это – сотни предприятий и тысячи рабочих мест. Поэтому и понадобилось принять меры, направленные на сохранение бизнеса и защиту прав работников. Первоначальный вариант законопроекта выглядел слишком сырым: критериям, на основе которых предлагалось вводить внешнюю администрацию, не хватало конкретики, а у бизнеса имелись определенные опасения по поводу возможной «национализации» компаний.
Идею введения внешнего управления в российских подразделениях иностранных компаний, покидающих Россию, одобрил президент России Владимир Путин, который заявил о необходимости «действовать решительно и «передавать потом эти предприятия тем, кто работать хочет». Тем не менее, очевидно было, что законопроект нуждается в доработке.
Правила игры
Как отмечают авторы законопроекта, документ направлен на защиту национальных интересов и призван обеспечить безопасность, финансовую стабильность, права и законные интересы и физических, и юридических лиц. По их словам, фактически это «правила игры», которые позволяют инвесторам из других стран относительно комфортно переждать нестабильный период, а потом либо возобновить свою деятельность в России, либо продать свой пакет акций. Иными словами, это открывает иностранным компаниям возможность определиться с решением, взвесив все «за» и «против», не уничтожая прибыльный бизнес, выстроенный в России. Не исключено, что законопроект претерпит некоторые изменения в ходе его доработки ко второму чтению.
В целом новый вариант законопроекта позволяет говорить о том, что большинство опасений бизнеса, которые вполне ожидаемо появились в начале марта, были развеяны. Данная инициатива не предполагает повальной «национализации» компаний и предприятий, владельцы которых решили временно уйти с российского рынка. Документ прописывает определенные условия, которые должны быть выполнены для введения в компании внешнего управления. В частности, такая мера актуальна для организаций, где не менее чем 25% принадлежит лицу из «недружественной страны», при этом имеющих «существенное значение» для обеспечения стабильности российской экономики. К таковым относятся производители товаров первой необходимости, «естественные монополисты» с большой долей на локальном рынке, градообразующие предприятия, единственные поставщики в реестре госзакупок или компании, входящие в цепочку поставок для производств, значимых в России. Мониторингом рисков в этой сфере будет заниматься ФНС совместно с региональными властями и отраслевыми министерствами.
Если компании отвечают перечисленным выше критериям, внешнее управление в них могут ввести в следующих случаях:
Для сравнения, мартовская версия документа предлагала вводить внешнее управление компанией в том случае, если руководство компании «фактически прекратило» управление организацией – то есть, покинуло Россию или совершило некие действия/бездействие, приводящие к необоснованному прекращению деятельности, ликвидации или банкротству.
Как будет осуществляться внешнее управление?
Доработанный вариант законопроекта предусматривает два варианта работы внешней администрации. В первом случае она получает в доверительное управление пакет акций иностранных собственников на 18 месяцев и имеет право продлить его на аналогичный период. Затем управление российским юрлицом осуществляется в рамках обычного корпоративного права, но все крупные сделки происходят с одобрения межведомственной комиссии при Минэкономразвития. Именно она принимает решение о введении внешнего управления, а обращаться в нее с такой инициативой могут министерства или губернаторы.
Второй вариант предполагает выполнение внешней администрацией функцию генерального директора на протяжении 18 месяцев, однако собственники, владеющие более чем 50% акций, имеют право в любой момент заявить в межведомственную комиссию о возобновлении деятельности или о продаже акций. Этот сценарий имеет возможность перехода к ликвидации компании или к ее банкротству.
Мартовская версия законопроекта предполагала возможность введения внешнего управления либо на три месяца, либо на шесть, причем во втором случае процесс оставался обратимым для собственника – точно так же, как и в итоговой версии. Функция внешней администрации, по умолчанию, будет возложена на ВЭБ.РФ – это было прописано и в предыдущем варианте законопроекта. Но по решению межведомственной комиссии может быть назначена и иная структура.
Проработанные критерии и многочисленные оговорки в тексте законопроекта говорят о том, что документ призван дать возможность вводить внешнее управление только в тех случаях, когда имеется критическая необходимость либо речь идет о «защите национальных интересов РФ». Законодательная инициатива уделяет внимание рискам утери зарубежными компаниям собственности в России и хищения активов, поэтому едва ли может использоваться в качестве инструмента давления на иностранный бизнес, решивший временно отказаться от деятельности в РФ.