Вклады футболистов дошли до министра

Криминал

Вклады футболистов дошли до министра

Владимир Колокольцев поручил проверить расследование по делу банка «Замоскворецкий».
03.09.2019

Министр внутренних дел Владимир Колокольцев поручил своему заместителю, начальнику Следственного департамента МВД Александру Романову провести служебную проверку в отношении должностных лиц, которые занимались расследованием уголовного дела о хищениях средств в банке «Замоскворецкий». Такое решение было принято после того, как с исками к МВД обратились сразу несколько вкладчиков банка — бывших известных футболистов, в разные годы выступавших за сборную России. Все они потеряли в «Замоскворецком» десятки миллионов рублей, однако по единственному дошедшему пока до суда эпизоду хищений потерпевшими признаны не были и, соответственно, не получили права требовать компенсации.

Уголовное дело, ход расследования которого глава МВД РФ Владимир Колокольцев поручил проверить своему заместителю, начальнику Следственного департамента ведомства генерал-лейтенанту юстиции Александру Романову, было возбуждено по заявлению сразу нескольких бывших вкладчиков еще пять лет назад УВД по ЦАО Москвы по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). По версии следствия, криминальная схема вывода средств из банка «Замоскворецкий» действовала в банке с 15 февраля 2013 года по 31 марта 2014 года. Деньги, как говорится в деле, выводились путем оформления кредитов, в том числе фиктивных или выдаваемых подконтрольным махинаторам лицам. Заемщики получали от 4 млн руб. до 8,6 млн руб., представляя в банк пакеты поддельных документов, а выданные деньги организаторы аферы обращали в свою пользу. Всего, по подсчетам АСВ, после отзыва у банка лицензии в нем обнаружили дыру в 2,5 млрд руб. В деле фигурировали экс-совладелец и предправления банка Илья Бударин, а также заместитель руководителя допофиса банка «Даев» Ирина Павлова и ее брат Янис Павлов (двое последних после начала расследования уехали за границу).

На данный момент до суда дошел только один эпизод — о растрате средств вкладчиков «Замоскворецкого» на сумму 201,8 млн руб.

На скамье подсудимых оказался несколько лет числившийся в розыске Илья Бударин, который, впрочем, к моменту задержания успел сменить имя и фамилию и стал Аумом Пурушей. Кстати, задержали банкира случайно — при проверке документов сотрудниками ГИБДД на Кутузовском проспекте столицы. Господин Пуруша вину признал, его дело было рассмотрено судом в особом порядке, в результате экс-руководитель банка получил три с половиной года колонии.

Однако вкладчики банка приговором остались недовольны. Дело в том, что по рассмотренному в суде эпизоду хищений потерпевшим было признано лишь АСВ. Между тем среди тех, кто держал в кредитном учреждении крупные — на десятки миллионов рублей — вклады, были сразу несколько известных футболистов, в прошлом защищавших цвета сборной России: Дмитрий Кириченко, Андрей Каряка, Дмитрий Хохлов, Дмитрий Сычев, Юрий Никифоров, Евгений Алдонин и Ролан Гусев. Суммарный ущерб, нанесенный им, превышает сумму, эквивалентную на момент отзыва у банка лицензии $12 млн. Не получив статуса потерпевших по делу о хищении 201,8 млн руб., спортсмены, соответственно, лишились и возможности заявлять в рамках судебного процесса гражданские иски о возмещении ущерба.

Тем временем основное расследование, в котором футболисты считались потерпевшими, было приостановлено. Представитель спортсменов адвокат Александр Бурчук не раз пытался обжаловать в судах это решение, но безуспешно. В итоге, как рассказывал ранее “Ъ”, футболисты решили получить компенсации другим путем — подав иски к МВД. Первым свое требование на сумму около 50 млн руб. предъявил Евгений Алдонин, позже коллективный иск подали Дмитрий Хохлов, Юрий Никифоров, Дмитрий Кириченко и Андрей Каряка — на 124 млн руб. Все они настаивают на том, что расследование хищений в «Замоскворецком» велось недобросовестно, в частности, не были проведены почерковедческие экспертизы документов, согласно которым деньги заявителей выводились из банка, кроме того, не допросили сотрудников кредитного учреждения, причастность которых к этим операциям была выявлена. Все эти действия следователь назвал преждевременными, отмечается в исках. Также следствие, отмечают истцы, не предприняло действий для ареста имущества основных фигурантов дела, за счет которого можно было бы погасить причиненный вкладчикам ущерб. Тогда как Федеральная регистрационная служба подтвердила наличие у махинаторов многочисленных объектов недвижимого имущества. Так, отмечают спортсмены, установлены шесть дорогостоящих квартир, расположенных в Центральном округе Москвы и принадлежащих Илье Бударину. Все они были оформлены на его родственников, причем их рыночная стоимость, считают истцы, составляет 120–140 млн руб.

Всем этим претензиям будет дана оценка в ходе назначенной главой МВД Владимиром Колокольцевым служебной проверки. «В ходе проверки будут всесторонне изучены все имеющиеся материалы, в том числе публикации в средствах массовой информации,— заявила официальный представитель МВД РФ Ирина Волк.— В случае установления вины сотрудников они будут привлечены к ответственности в соответствии с законодательством».

У меня и моих доверителей нет сомнений, что ситуация с расследованием критическая,— сказал “Ъ” представитель футболистов адвокат Александр Бурчук.

— Я могу предполагать, в чем кроются причины этого, но, возможно, назначенная министром внутренних дел проверка их установит официально. Хотя, конечно, можно назвать странной ситуацию, когда личное вмешательство министра требуется для того, чтобы заставить следователя УВД выполнять его служебные обязанности». Адвокат вспомнил, что ранее был на приеме у руководства ГУ МВД по Москве, после чего дело передали другому следователю. Тот, по словам господина Бурчука, встретился с адвокатом. «Он познакомил меня с трехмесячным планом следственных и оперативно-разыскных мероприятий, включая обыски, задержания 25 бывших сотрудников банка, аресты имущества. Я сам работал следователем, и мне план понравился. Только ничего из него не было выполнено»,— рассказал господин Бурчук. Затем, говорит адвокат, следователь на звонки отвечать перестал, а его план следственных действий приводится теперь в качестве одного из основных аргументов в исках бывших футболистов к МВД.