Василий Поздышев легко попрощался с триллионом

Василий Поздышев легко попрощался с триллионом
Бизнес

Василий Поздышев легко попрощался с триллионом

ЦБ оценил свои потери от санации банков, которые составят 0,75–1,44 триллионов рублей.
06.08.2019

Центробанк недосчитается от 750 млрд до 1,4 трлн руб. из средств, потраченных на санации банков по новому механизму, сообщил «Ведомостям» зампред ЦБ Василий Поздышев в ответ на вопрос о том, каков реальный убыток регулятора от новых санаций и сколько он уже гарантированно потерял. Размер потерь будет зависеть от судьбы исков о возмещении убытков бывшими контролирующими лицами, указал он.

Оздоравливать банки по-новому ЦБ начал в 2017 г. с крупных игроков: в тот год он забрал на санацию «ФК Открытие», Бинбанк с сестринским «Рост банком», а также Промсвязьбанк с дочерним АвтоВАЗбанком. Позже на оздоровление отправились Азиатско-Тихоокеанский банк (АТБ) и Московский индустриальный банк (МИнБ).

Проблемные активы первых трех групп ЦБ сосредоточил на балансе «Траста», ставшего банком плохих и непрофильных активов. Регулятору пришлось профинансировать выкуп этих активов. «Весь объем активов, который попал в периметр финансового оздоровления в 2017 г., – 7 трлн руб. Из них мы оценили 2,4 трлн руб. как проблемные и непрофильные, которые стали объединять в банк непрофильных активов, – напоминает Поздышев. – Еще около 300 млрд руб. проблемных активов оставалось в «ФК Открытие» – чтобы сохранить преемственность в работе с ними и не делать баланс «Открытия» стерильным».

Как считает ЦБ

Часть активов – 233 млрд руб. – удалось вернуть еще при формировании «Траста» в 2018 г., рассказывает Поздышев. За следующие пять лет с баланса «Траста» будет возвращено еще 482 млрд руб., ожидает он. Зампред ЦБ также рассчитывает вернуть большую часть непрофильных активов, оставленных на балансе группы «Открытия», – 250 млрд руб. Но сделать это ЦБ рассчитывает при продаже банка.

Итого ЦБ ожидает вернуть с «определенного контура проблемных активов в 2,4 трлн руб.» 965 млрд руб., или 40,2%, указывает Поздышев.

Потери ЦБ при этом составят 1,44 трлн руб. Их регулятор намерен снизить за счет исков к бывшим владельцам. «Пока оценка объема этих исков – около 750–800 млрд руб. Сейчас такие иски поданы по «ФК Открытие» и Промсвязьбанку (сумма иска за «Открытие» – 290 млрд руб., за Промсвязьбанк – 282 млрд. – «Ведомости»). По остальным санируемым банкам – Бинбанку, АТБ и МИнБу – такие иски тоже будут поданы. Мы ожидаем, что часть убытков ЦБ и государства на санацию будет покрыта в рамках этих исков», – сказал Поздышев. Если по результатам разбирательств вернется 750 млрд руб., общий возврат составит около 70%, если половина – то 55%, говорит он.

Но взыскать с них все свои убытки ЦБ не может, сетует он: «При подаче этих исков ЦБ обязан рассчитывать не свои фактические убытки (их можно понять только по завершении всех судебных процессов и связанных с ними исполнительных производств), а следовать формуле, определенной в законе о банкротстве. Возможно, практика применения данных норм поставит вопрос их пересмотра, чтобы ЦБ мог включить бо́льшую часть своих убытков на финоздоровление банков в свои иски».

Все на продажу

Помимо финансирования «Траста» ЦБ предоставлял санируемым банкам капитал. Совокупно – 806,4 млрд руб. Эти средства – частично или целиком – ЦБ планирует вернуть, продав банки. Первым на торги был выставлен АТБ, однако никто из претендентов на торги не пришел, и ЦБ перенес его продажу на 2020 г. Продать банк регулятор пытался за 0,6 капитала. «ФК Открытие» должен быть готов к продаже к 2021 г. – согласно его стратегии тогда должно быть продано 20% акций. МИнБ регулятор намерен продать не раньше лета 2020 г.

ЦБ не раскрывает, какую часть этих денег планирует вернуть.

Вряд ли он сможет окупить затраты на докапитализацию банков с помощью их перепродажи, считает управляющий директор по валидации «Эксперт РА» Юрий Беликов. Когда банки уходили на санацию, их капитал был отрицательным, а значит, ЦБ нужно было сначала влить средства, чтобы залатать дыру, а затем еще сформировать капитал, чтобы банк мог соблюдать нормативы и наращивать бизнес, объясняет он: «В лучшем случае ЦБ сможет продать банки из ФКБС за этот положительный капитал, но средства, потраченные на латание дыр, он не вернет – покупатель не будет платить за это».

Вернуть часть денег ЦБ мог бы за счет дивидендов. За прошлый год «ФК Открытие» получил 90 млрд руб. чистой прибыли по МСФО и планирует выплатить 2 млрд руб. дивидендов. «Прибыль сформировалась во многом за счет восстановления резервов после передачи проблемных активов на баланс «Траста», а значит, платить по факту особо нечего. Но даже если банки будут получать прибыль за счет операционной деятельности, ЦБ скорее всего предпочтет оставить ее в капитале, чтобы банки могли расти, а их стоимость выросла», – полагает Беликов.

Как считают эксперты

Уровень возврата в 40–70% выглядит достаточно оптимистично, принимая во внимание, что бывшие собственники банков зачастую выдавали заведомо проблемные кредиты, в том числе прямо или косвенно связанным сторонам, говорит замдиректора группы банковских рейтингов агентства АКРА Ирина Носова. Перед приходом временной администрации объемы таких кредитов могли увеличиваться, а обслуживание старых ухудшалось, продолжает она, что также снижает шансы на возврат 40–70%.

С учетом исторического уровня возмещения заявленные 40% представляются весьма оптимистичными и достижимыми только в случае продажи санируемых банков в благоприятной ситуации, полагает руководитель направления банковских рейтингов агентства НКР Михаил Доронкин. Успешная продажа «Открытия» позволила бы вернуть значительную часть затрат, однако ее горизонт определить затруднительно, считает аналитик: это будет беспрецедентная сделка.

Цифра 40,2% выглядит завышенной (а потери в 1,44 трлн руб., соответственно, заниженными), если сравнивать их с общерыночной практикой, т. е. с тем, как взыскивают проблемные требования по «старому» механизму санации, в том числе Агентство по страхованию вкладов, говорит Беликов. 40% – это не такой уж плохой результат даже по меркам всей банковской системы, ведь, по оценкам того же ЦБ, реальная стоимость активов, установленная по результатам обследования временными администрациями банков-банкротов, в 2018 г. в среднем составила 38% от отраженной в отчетности и 42% – годом ранее, отмечает аналитик Moody’s Ольга Ульянова. «Возмещение 55% и тем более 70% можно было бы назвать победой, но все зависит от сроков», – рассуждает она, надо учесть стоимость денег во времени – судебные процессы и поиск активов могут затянуться на годы, а то и десятилетия и наверняка потребуют значительных расходов.

Даже если все иски будут полностью удовлетворены, еще предстоит взыскать эти средства с бывших владельцев банков, говорит Беликов.

К бенефициарам рухнувших или санируемых банков иски подаются почти всегда. В случае с небольшими банками, собственники которых находятся в России, такие дела заканчиваются успешно. Но если говорить о крупных банках и многомиллиардных требованиях к бывшим бенефициарам, сбежавшим за рубеж, то добиться возмещения причиненного ущерба становится крайне сложно, говорит руководитель правового департамента А1 Александр Заблоцкис (компания судится с бывшим совладельцем Внешпромбанка Георгием Беджамовым): «Бывшие собственники таких банков, как правило, уже находятся за рубежом, разбирательство в иностранных судах может стоить банку миллионы долларов, которых у банков-банкротов, как правило, нет, либо кредиторы банка не горят желанием одобрять такие расходы. В случае с санируемыми банками ситуация, впрочем, обстоит лучше, и финансирование, как правило, находится».

Но даже если суд полностью удовлетворит требования, активы бывших владельцев к этому моменту уже тщательно спрятаны и добраться до них очень сложно, заключает Заблоцкис.