В Санкт-Петербурге бездомных поделили на «местных» и «понаехавших»

В Санкт-Петербурге бездомных поделили на «местных» и «понаехавших»

Санкт-Петербургский губернатор и местный парламент приняли решение разделить лиц без определенного места жительства на «своих» и «чужих». Теперь помощь будет оказываться только тем, кто были прописаны в Петербурге или области. Наблюдается ли тут дискриминация? И какие в северной столице есть ограничения для всех приезжих, напоминающие о временах «лимитного» Ленинграда?
Реванш Смольного
В середине апреля Законодательное собрание Санкт-Петербурга одобрило поправки губернатора Александра Беглова к законам о предоставлении помощи бездомным. Теперь на нее смогут рассчитывать только те лица, которые смогут доказать, что были прописаны в Санкт-Петербурге (Ленинграде), либо в Ленинградской области. «За» проголосовали 43 депутата, «против» – 3. Пресс-служба парламента отчиталась так: «Внесенные изменения позволят сохранить для граждан без определенного места жительства, которые прежде имели постоянную регистрацию в Санкт-Петербурге, социальные льготы, предусмотренные для жителей нашего города».
Поправки касаются трех законов — Социального кодекса Петербурга, законов о присвоении звания «Ветеран труда» и «О бесплатной юридической помощи в Санкт-Петербурге». То есть речь о возможности получать юридическую консультацию, звание и доплату к пенсии ветеранам, а также права на льготный проезд и получение лекарств по рецептам, доплаты на детей.
Здесь крайне любопытно следующее. Согласно социальным законам города, которые были приняты местным парламентом еще в 2007 году, «социалка» полагалась всем бездомным, однако Смольный внес свои поправки по прописке. В итоге ряд депутатов обратились в Уставной суд Петербурга (сейчас он упразднен) с просьбой прояснить ситуацию. Фемида оказалась не на стороне исполнительной власти, указав, что она «не имеет права самостоятельно трактовать городские законы». В итоге материальная и юридическая помощь до последнего времени предоставлялась всем бомжам (термин, может, и обидный, но устоявшийся), находящимся на территории Петербурга. Но сейчас уже другой губернатор взял реванш при отсутствии Уставного суда и более лояльного парламента — в феврале представитель губернатора Петербурга в ЗакСе Константин Сухенко от имени Александра Беглова внес предложение об изменениях в ряде законов, в том числе «социальных». Смольный сказал «надо», а парламент ответил «есть».
Выручают волонтеры
Конечно, многие заговорили о дискриминации, причем своих же граждан, тем более на фоне массированной помощи беженцам с Украины. Юрист Александр Смирнов комментирует «Нашей версии»: «Вообще столп права – равное отношение к людям, независимо от их возраста, социального статуса, национальности и, конечно, институт прописки – глубокий анахронизм, что юридический, что моральный. Конечно, решение Смольного, поддержанное законодательной властью – грубейшее нарушение прав человека, и, надеюсь, ущемленным гражданам помогут юристы для исков в суд. Хотя поганка как раз в том, что бездомных без прописки (уже смешная и грустная формулировка) теперь лишили бесплатной юридической помощи. Но общественные организации, уверен, окажут им правовую и другую помощь».
Действительно, в Санкт-Петербурге бездомным помогают в основном общественники (их, наиболее активных, около шестисот). А бюджет города предусматривает на помощь бездомным лишь 26,4 миллиона рублей в год. Старейшая организация, курирующая бродяг, называется «Ночлежка», основанная еще в конце 1980-х. Она занимает помещение в промзоне на Лиговском проспекте, где бездомные могут получить ночлег, горячее питание с 14 до 16 часов, собранные горожанами вещи, да и просто помыться и сходить в туалет в цивилизованной форме.
Есть еще несколько менее крупных организаций, где волонтеры помогают бездомным, однако всем помочь они не могут. Совершенно невозможно сказать, сколько в Санкт-Петербурге сейчас лиц без определенного места жительства – специалисты называют слишком большую «вилку» — от 20 до 80 тысяч человек, в пандемию их число выросло, но ясно, что правительство города решило на них сэкономить. Есть ли здесь хоть какая-то логика, забыв про мораль? Кое-что из Смольного корреспонденту «Нашей версии» неофициально просочилось от одного из чиновников: «Всем прекрасно известно, что так называемая «нищенская мафия» свозит в Петербург и в Москву увечных инвалидов со всей страны, они нужны для попрошайничества. Когда они вырабатывают свой «ресурс», их бросают, и они остаются одни на улице. Людей жалко. Но надо отправлять их по месту последней прописки, почему город должен нести это бремя? Пусть МВД разбирается, это именно их работа».
Отметим, что бездомным доказать свое последнее место прописки, если нет паспорта на руках, почти невозможно без юридической помощи. Ведь надо отправлять официальные запросы в органы ЗАГС, как они сделают это сами, без помощи профессионалов?
«Лимита»
Но не только бездомных касаются санкции в виду отсутствия петербургской прописки. Считается, что прямо на данный момент в Санкт-Петербурге находятся около двухсот тысяч человек так называемых внутренних мигрантов. То есть граждан Российской Федерации из других регионов. Вроде бы давно миновали советские времена, когда человек не мог находиться в другом городе выше означенного срока без прописки там, за чем плотно следили участковые уполномоченные милиции.
«Сейчас согласно конституции, — говорит юрист Александр Смирнов, — все граждане РФ имеют право на свободное перемещение внутри страны, прописка или регистрация (её отсутствие) не могут ущемлять их права. Гражданин РФ имеет право жить и работать в любом регионе своей страны, независимо от прописки. Однако, как показывает практика, гладко только на бумаге».
Да, конституционные права россиян в больших городах, манящих внутренних мигрантов, изрядно ущемляются. Прежде всего по месту работы. В относительно крупных компаниях от приезжих работников (граждан РФ, еще раз подчеркнем) кадровые отделы требуют регистрацию по фактическому месту жительства, хотя это и противоречит конституции. Но правовая жизнь в рабочем сегменте устроена так, что начальник всегда прав. Сейчас это уже не так актуально, но без регистрации не получить тот же «шенген», если иногородний оформляется в петербургском визовом центре.
А оформить регистрацию не так уж и просто. Большинство внутренних мигрантов снимают недвижимость, у которых есть собственники, не особо расположенные регистрировать своих квартиросъемщиков. Тем паче сделки аренды на 90% «серые», договорные, без уплаты налогов. В итоге огромное количество людей, особенно в двух столицах, существуют на птичьих правах.
Тут можно вспомнить советский Ленинград, куда, как и в Москву, невозможно было приехать просто так, надолго без прописки. Действовал строгий паспортный режим. В основном, еще с 1950-х и до самого конца 1980-х, приезжали молодые люди с периферии, неквалифицированная рабочая сила, работавшие на заводах, фабриках. Если конкретно про вторую столицу, то после блокады рабочие руки требовались остро – в войну погибло около шестисот тысяч трехмиллионного города. Приезжим предоставлялось общежитие от конкретного предприятия, и через лет восемь-десять безупречной работы они могли рассчитывать на получение собственного жилья. Увольнение же лишало места в общежитии и возможности проживать в Ленинграде. Автор помнит по детству одно такое заводское общежитие в Выборгском районе… Что тут сказать… Постоянные драки и портвейн, или портвейн и постоянные драки. Тогдашняя общая мода на китч в не студенческих общагах ярко визуализировалась. Обитателей же таких «гетто» презрительно называли «лимитчиками», или «лимитой». Термина «понаехавшие» еще не было, но отношение к молодым провинциалам было так себе.
Мигранты
Понятно, что не имеют прописки, но могут получить временную регистрацию гастарбайтеры. Однако работодатели, мягко говоря, этим вопросом не заморачиваются, из-за чего у мигрантов было раньше много проблем с ФМС, а теперь с МВД. Понятно, приезжие весьма уязвимы во взаимоотношениях с полицией. А в Питере есть огромное количество контор и «жучков», которые делают мигрантам липовые регистрации, когда в одной квартире может оказаться несколько сотен приезжих. «Резиновых» квартир в городе полно, и данный «бизнес» кормит многих. «Наша версия» уже писала, что уроженцы Средней Азии порой решают вопрос прописки через фиктивные браки. Как вариант.
…Что касается «лиц бомж» (есть такая официальная казенная формулировка), то, как мы понимаем, у них на «варианты» денег нет, а теперь в Санкт-Петербурге без правильной бывшей прописки они лишены помощи от государства.