В погоне за крымскими звездами

В погоне за крымскими звездами

Как, ради карьерного роста, "сшили" дело о ялтинских поджигателях

История с "ялтинскими партизанами" из числа крымских татар и "бендеровцев", которые в начале года жгли по всему южному побережью Крыма иномарки, "чтобы сорвать курортный сезон" гладко выглядела исключительно в новостях специфических телеканалов. А на деле в ней оказалось очень много неувязок, которые, по всей видимости, ничуть не смущают следователей и сторонников политики запугивания общественно-активных крымских татар.

Диверсия или все же политика

В маленькой прибрежной Алупке слухи об утреннем массовом обыске с участием "маски-шоу" и задержании восьмерых человек уже к обеду пересказывал почти каждый. Люди в большинстве своем не верили, что кто-то из местных мог быть причастен к прокатившимся по ЮБК поджогам автомашин. Как пояснил один из алупкинцев – банально "загребли всех любителей ночных покатушек".

В их числе оказался и двадцатиоднолетний заправщик АЗС Муедин Альвапов. Многие знают семью Альваповых и сразу же высказали мнение, что дело с явной политической подоплекой – оба сына всегда подчеркивали далекие от восторга взгляды по поводу "присоединения" полуострова к другому государству.

Эту же мысль отразил в своем комментарии и заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа Нариман Джелялов, который подчеркнул, что семья Альваповых известна как граждански активная, которая постоянно принимала участие в различных общественно-политических мероприятиях. "Есть предположения, что именно из-за политических взглядов ребят и преследуют правоохранители", – отметил Джелялов.

В качестве косвенного доказательства этой версии можно считать и попытку Ялтинского городского суда провести заседание об избрании Муедину Альвапову меры пресечения в закрытом режиме, что сильно не свойственно местным служителям Фемиды в заурядных уголовных делах, зато периодически практикуется в процессах о "терроризме", которые планомерно штампует крымское управление ФСБ.

Карьерный лифт

В семье арестованного Муедина тоже заявляют, что главная вина их сына в том, что он крымский татарин и любит машины. А еще в том, что кому-то из правоохранителей очень захотелось обеспечить себе гарантированное повышение по службе за раскрытие ставшей весьма резонансной серии поджогов.

"Он (сотрудник правоохранительных органов – Н.П.) сидит и издевается. Говорит, зашел в этот дом подполковником, а выйду уже полковником, представляете?! И ухмыляется сидит", – рассказывает мать арестованного Зарема Велиляева.

По ее словам, уверенность в том, что это и есть "ялтинский поджигатель" у полицейских появилась на том основании, что во дворе частного дома было много канистр и запчастей от машин, что в общем-то не удивительно, учитывая место работы и пристрастия арестованного.

"Муедин просто обожал автомобили. Он сам недавно приобрел старенькие "Жигули" и просто сиял от счастья, посвящая авто все свое свободное от работы на автозаправке время. Кто любит машины не сможет причинить им вреда", – подчеркивает отец подозреваемого Мунир Альвапов.

Он сидит, а машины горят

Впрочем, это не полный перечень неувязок, которые указывают на сфабрикованный характер дела. Взять хотя бы массовость задержаний в то роковое утро. Из восьмерых доставленных в полицию пятеро впоследствии были отпущены на свободу. И уже возникают вопросы о том, зачем они были задержаны, если следствие располагало данными о составе преступной группы.

Далее оказывается, что из трех арестованных двое дали признательные показания, указав, что Альвапов был организатором, а они были соучастниками серии преступлений. Правда, в скором времени оба подозреваемых от своих показаний отказались в связи с тем, что они были получены под давлением. И хотя это далеко не самый убедительный довод, примерно в это же время стало известно о том, что ялтинские ФСБшники подвергли пыткам Дамира Минадирова задержанного во время массовых обысков по делу о терроризме.

"Когда воспользовался правом данным 51 ст. К РФ и попытался выйти с территории управления, меня вернули обратно в помещение, одели наручники и пакет на голову, ограничивали доступ в кислороде, угрожали сделать "потеряжкой"", – описывает практику работы местных блюстителей законности вынужденный покинуть родную землю крымский татарин.

Так что аргумент о давлении на подозреваемых в поджогах, хоть и не убедительный сам по себе, на фоне общей практики работы, да и суммарно с другими, вполне заслуживает внимания. Как и сообщение родителей Альвапова о том, что за три месяца Муедина ни разу не вызывали на допрос и не проводили никаких следственных действий с его участием. И еще техника исполнения поджогов – взрывпакетами, изготовление которых требует не только специфических навыков, необычных для простого заправщика, но и доступа к взрывчатым веществам, которые в крымских реалиях находится под тотальным контролем.

Однако, ключевым в этой серии неясностей является тот факт, что через месяц после задержания Альвапова, в Большой Алуште только за одну ночь сгорело восемь машин и еще по одной в Симферопольском районе и Евпатории. А в общей сложности за период, когда главный подозреваемый находился в СИЗО от огня поджигателей пострадало двадцать три автомобиля. При этом сначала ходили слухи о задержании еще одной группы крымских татар и жителей Украины в Партените, а спустя неделю информационное агентство близкое к "правительству" Крыма сообщило, что "ялтинский поджигатель" вычислен и задержан силами полиции и ФСБ.

"Приезжий житель Челябинска был задержан в Крыму сотрудниками ФСБ и полиции по подозрению в совершении массовых поджогов автомобилей на территории полуострова, и уже сознался в содеянном. Об этом Крыминформу сообщил источник в правоохранительных органах. "В ходе предварительного опроса, он дал признательные показания", – сказал источник и добавил, что подозреваемый был задержан в аэропорту Симферополя при попытке вернуться на родину", – сообщается на сайте издания.

Набирайтесь терпения

Очевидное совпадение локации преступлений, конечно же не алиби и не весомый показатель. Требуется проведение еще множества следственных действий, экспертиз, а главное – нужно желание рассматривать версию о том, что это не два преступления, а звенья одной цепи.

И хотя на сегодняшний день нет точных данных о том, совпадают ли по почерку январские поджоги, инкриминируемые Альвапову со товарищи, с теми, в которых признался суровый челябинский пироман, надежды на то, что следствие будет искать такие совпадения практически нет. Признавать допущенные ошибки крымские "правоохранители" не любят и выпускать после трехмесячного ареста подозреваемых не практикуют. Тем более в погоне за звездами.

4 мая "Киевский районный суд" оставил Муедина Альвапова, а также двух других фигурантов этого дела Кудряшева и Бутника, под стражей еще на два месяца. За неделю до этого в доме Муедина провели повторный обыск. Адвокат советует семье набираться терпения. Это пожелание теперь в Крыму звучит все чаще и чаще.