В Новый год «Наша Версия» исследует прошлые и современные тенденции моды

В Новый год «Наша Версия» исследует прошлые и современные тенденции моды

Ускорение ритма человеческой жизни в немалой степени способствовало тому, что мода в девяностых годах двадцатого века и начале двадцать первого превратилась в пестрый калейдоскоп образов и стилей. Мода спешит удивить, впечатлить и даже напугать. Все можно, нельзя только говорить «нельзя»! Такое положение дел сложилось не сразу, а по мере смены десятилетий. Поговорим об этом.
«Квадратный циферблат не мешает стрелкам идти по кругу» – (из наблюдений часовых дел мастеров).
Однажды два мудреца беседовали о важности соблюдения канонов. Один из них настаивал на том, что Мастер должен придерживаться определенных правил. Другой утверждал, что искусство не может быть заключено в строгие рамки, так как оно является отображением души. Правы, в итоге, оказываются оба, в соответствии с духом современного постмодернизма. Так как спор о том, что первоначально – курица или яйцо – вечен. Важно здесь не определение первичности яйца или курицы, а вопрос о том, как кто-то может судить художника и его способ видеть мир, если никому не дано смотреть его глазами!
Но такой взвешенный подход сегодня кажется немного устаревшим, ибо он не совсем верно иллюстрирует состояние дел в искусстве вообще и в современной моде, в частности. Так как, по нашей версии, последняя превратилась в 21 веке из романтического искусства для избранных в жестко брендированный товар!
Как такое получилось и как сосуществуют в сегодняшнем «оцифрованном» жизненном пространстве «взгляд художника» и «взгляд потребителя» (наш с вами) в свете жизнеописания и философии одной из самых (на взгляд автора) выдающихся женщин, сформировавших (наряду с рядом коллег) лицо современной моды. Она ушла из жизни буквально перед новым 2023 годом (29 декабря 2022 года) прожив 81 насыщенный год. Мы не стали торопиться с некрологом и данным исследованием, чтобы не омрачать новогодний праздник, но не написать о Вивьен Вествуд (в том числе в плане наших исследований разнообразных музыкальных пространств, где речь идёт о панке и о Sex Pistols) и ряде её коллег мы не могли.
Начнём с того, что многие люди, возможно, понимают (или делают вид, что понимают) о чём идет речь, когда, например, заходит речь о моде викторианской эпохи или о модных стилях тридцатых, сороковых, шестидесятых годов двадцатого века и даже о восьмидесятых. Термин «стиль девяностых» уже никто не употребляет. Скорость обновления моды с тех пор резко возросла. В зависимости от прихоти дизайнеров в моде апреля могут доминировать черно-белые цвета, а в мае – уже лиловые с красным. От яркого мелькания образов и силуэтов кружится голова и появляется тяжелое нервное расстройство.
Фильмы об индустрии моды, такие как несколько документальных лент, картина о моде Уильяма Кляйна, о становлении модного дома «Гуччи» или скандальная лента «Готовая Одежда», где модельеры и звезды кино сыграли самих себя, весьма показательны в плане освещения процессов, происходящих в недрах моды. Некоторые дизайнеры даже пытались бойкотировать «Готовую Одежду» по причинам циничного и откровенного рассказа в фильме о подноготной стороне фэшн-индустрии, в которой многое прогнило, часто бытуют хищнические нравы обмана и наживы, а бизнес нередко строится на различных связях (в том числе сексуальных) дизайнеров с моделями и друг с другом…
Впрочем, изучая вопрос, становится ясно, что закулисье индустрии как было, так и останется тёмным пятном для непосвященных. Нам важно отметить факт, что смена коллекций и трендов становится главнее, чем сами эти коллекции и тренды, которые появляются и исчезают быстрее, чем модные критики успевают их описать, а потребитель – к ним привыкнуть!
В этой суете мода перестает просто радовать и начинает вдохновлять лишь на покупки, приучая к зависимости шопинга, становясь одной из многих потребительских ниш монструозного рынка. Кстати, такое положение дел присутствует не только в моде, но и в кино или музыке, где на рынок еженедельно выбрасываются десятки фильмов и пластинок, разобраться в обилии которых бывает трудно даже специалистам и завзятым меломанам.
Однако потребитель, любящий, когда его развлекают, обижается, когда им пытаются манипулировать! Некоторые из них начинают сопротивляться. На выходе получается так, что суть перемен в моде, (гламур сменяет антигламур и, наоборот), сводится к новому позиционированию и тиражированию уже существующих форм, а вовсе не к их созданию!
Например, дизайнеры, вроде творческого директора Gucci Group, (а это YSL, Bottega Veneta, Boucheron, Sergio Rossi и др.), Тома Форда, выпускавшего в начале 2000-х по 8 коллекций в год, (для Gucci в Лондоне и для Yves Saint Laurent Rive Gauche в Париже плюс линию аксессуаров к каждой коллекции) обращаются к архивам, стряхивают с них пыль и задорого продают старые хиты. Как это в своё время сделал тот же Форд в своей коллекции осени 2001 года практически по архивам Сен-Лорана, который до последнего делал «кутюрную» линию своего Дома. Форда обвиняют в плагиате, отсутствии творческого мышления, зацикленности на коммерческом успехе, копиизме. А он просто ловит изменчивые вкусы публики и фиксирует их в своих творениях. В интервью различным СМИ Том живенько рассуждает о том, что ему «интересны многие отрасли шоу-бизнеса». Модой для него являются: «искусство, музыка, дизайн мебели, графика, архитектура, прически, макияж, оформление магазинов», рекламные компании руководимых им модных брендов…
Таких дизайнеров, как Форд, немало. Их зовут «управленцами», так как они с порога отметают идеи, которые не будут продаваться. Они не разделяют моду и бизнес, американизируя и коммерциализируя продукцию известных европейских Домов моды. Таким было поветрие времени «нулевых» годов! Изменилось ли оно сегодня? И да, и нет. К примеру, на выбор предлагается огромное количество стилей: унисекс, casual, мода на лейблы, которые до поры до времени было принято скрывать (введена Келвином Кляйном в начале 1970-х годов), на вещи-трансформеры, когда брюки превращаются в шорты и так далее, но в них напрочь отсутствует скрепляющий воедино конструкцию стержень (кроме, пожалуй, стиля милитари, да и в нём ныне много чего намикшировано…).
Создатели моды начинают забрасывать рынок всё более невероятными сочетаниями. В моде заявлено о музыкальных куртках с действующими пультами управления, а также о пальто, способном проверять содержимое карманов и сообщать владельцу, чего там не хватает. На привлекательность комфорта и утилитарности возлагаются большие надежды, а потребитель (как бы протестуя, но подчас присматриваясь) начинает также экспериментировать, создавая собственные, удобные для себя сочетания, не то чтобы отрицая модные авторитеты, но приспосабливая их «под себя».
Очевидно, что новые конструкции создают новый имидж вещи. Но в чести остаются и сравнительно недавно сделанные находки. Например, огромным спросом продолжает пользоваться, изобретённая в 1990-х годах модель бюстгальтера «Wonderbra», помогающая зрительно увеличить объем женского бюста на два размера. В целом, дизайн «нулевых» и «2020-х» убирает лишнее, оставляя лишь необходимое, как в случае с высокотехнологичной одеждой «гардероба пост-компьютерной эры», вроде огнезащитных материалов, позволяющих блокировать радиоволны. То есть, функция одежды на наших глазах превращается в форму и наоборот!

Продолжение следует.

«Наша Версия» выражает соболезнования семье и всем поклонникам творчества Вивьен Вествуд в связи с её уходом из жизни 29.12.2022 г. RIP!