В гибели Ибрагима Эльджаркиева появились религиозные мотивы

Чиновники

В гибели Ибрагима Эльджаркиева появились религиозные мотивы

Убийство в Москве начальника центра «Э» МВД Ингушетии Ибрагима Эльджаркиева прежде всего связывают с его конфликтом с влиятельным религиозным кланом в республике, но допускают и другие мотивы.
05.11.2019

Заказное убийство

Вечером 2 ноября в Москве был застрелен руководитель центра противодействия экстремизму МВД по Ингушетии 36-летний Ибрагим Эльджаркиев. Вместе с ним погиб его брат, 30-летний нейрохирург одной из московских клиник Ахмед Эльджаркиев.

Убийство произошло на улице Академика Анохина, в жилом квартале, на автостоянке (в машине Эльджаркиева в этот момент находился еще один человек — правоохранительные органы не раскрывают его личность). Убийца в красной куртке подошел к жертве, выстрелил практически в упор и, добив Эльджаркиевых контрольными выстрелами в голову, убежал, как видно на записи с камеры видеонаблюдения, обнародованной изданием Baza.

Приоритетной версией следствия сразу стало заказное убийство, рассказал РБК источник, знакомый с ходом расследования. «Анализ биллинга соединений, зафиксированных вышкой в районе убийства, показал, что несколько телефонных звонков, которые были произведены сразу после расстрела, были совершены по тем же номерам, что и несколько звонков за два дня до убийства», — сообщил источник. Это может говорить о том, что преступление было заранее спланировано и подготовлено: «Убийца знал, что Ибрагим Эльджаркиев приедет в Москву на учебу в Академию народного хозяйства и остановится на этот период времени у своего брата», — добавил собеседник РБК. Наутро после инцидента СКР проверял на причастность к подготовке убийства девять человек, сообщал ТАСС.

Ложный след

Сейчас следствие изучает данные видеонаблюдения с дорожных и придомовых камер, рассказал источник РБК. Также «в день убийства был проведен поэтажный обход подъездов дома», возле которого оно произошло. СКР назначил ряд экспертиз, в том числе медицинскую и баллистическую. Но уже сейчас известно, что преступник сделал около десяти выстрелов из пистолета марки Glock.

Расследование осложнилось тем, что вечером после инцидента полиция несколько часов ошибочно выслеживала автомобиль, не имевший отношения к убийству Эльджаркиевых. Отсмотрев видео с окрестных камер, следствие предположило, что исполнитель убийства скрылся с подельниками на автомобиле Volkswagen Polo, затем — что на BMW. Последний вскоре нашли припаркованным недалеко от станции метро «Университет», однако его владелец оказался обычным москвичом, который решил в субботу вечером посетить цирк, сообщала Baza. Лишь на следующий день полиция обнаружила автомобиль Mazda, купленный пять дней назад и брошенный в одном из соседних дворов, — на нем, скорее всего, и перемещались убийцы.

Преступникам удалось уехать из Москвы, писал ТАСС, отмечая, что «оперативные мероприятия по горячим следам результатов не принесли».

Поскольку главные версии убийства связаны с конфликтами Эльджаркиева внутри республики, вероятнее всего, что исполнители убийства скрылись на Кавказе. Теперь задача найти убийц может быть сложной для федеральных структур. «Если в Москве современными способами убийц не установят, на Кавказе это сделать будет очень трудно», — сказал РБК работающий на Кавказе адвокат правозащитной организации «Зона права» Андрей Сабинин.

Конфликт с «белхороевцами»

Главная рабочая версия заказного убийства связана с конфликтом Эльджаркиева с религиозным братством Батал-хаджи, рассказал источник РБК. «По информации из республики, так называемые батлаки подозревали Эльджаркиева в похищении одного из своих единомышленников», — отметил он.

В декабре 2018 года в Ингушетии был убит местный общественный деятель Ибрагим Белхороев, правнук суфийского шейха Батал-хаджи Белхороева. Спустя неделю после его гибели, в начале января 2019 года, произошло первое покушение на Эльджаркиева — на территории республики был обстрелян его автомобиль, сам он не пострадал. «Предыдущее покушение в январе связывали именно с его конфликтом с «белхороевцами», — согласился в беседе с РБК Сабинин.

Последователи шейха Батал-хаджи Белхороева, умершего в ссылке в 1914 году, составляют относительно закрытую моноэтническую религиозную общину, численность которой ингушские СМИ оценивали в пять тысяч семей. Этот вирд (религиозное братство) — небольшой, но, пожалуй, самый сплоченный в Ингушетии, сказала РБК директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская. «У вирда Батал-хаджи жесткий внутренний кодекс дисциплины, за отступление от которого последуют жесткие санкции, своя историческая и духовная мифология. Считается, что их девушки могут выходить замуж строго внутри вирда. «Баталхаджинцы» известны тем, что всегда были успешны экономически и умели эффективно лоббировать свои интересы на республиканском уровне — не только в Ингушетии, но и в Чечне, поскольку их последователи проживают и там и там. Им, как считается, принадлежат несколько крупных объектов в Ингушетии — гостиниц, рынков, которые дают им экономический капитал», — пояснила эксперт.

По ее словам, несмотря на малочисленность «баталхаджинцев», многие из них эффективно продвигаются по карьерной лестнице и в бизнесе, так что их фактор в республике значим и «любой руководитель будет так или иначе с этим вирдом считаться и налаживать отношения».

Последователи Батал-хаджи — это «специфический коллектив, вокруг которого немало мифологизации, криминализирующей эту группу, но кое-что близко к истине», говорит главный редактор интернет-издания «Кавказский узел» Григорий Шведов. По его словам, у «белхороевцев» были натянутые отношения не столько с центром «Э», сколько в целом с администрацией Юнус-бека Евкурова, возглавлявшего Ингушетию до лета этого года. «Об этом стали говорить, когда зашла речь о пересмотре границы с Чечней. Стало понятно, что в Ингушетии есть группы, которым более близки чеченские взгляды. Конкретно «белхороевцев» обвиняли в том, что среди них много людей, поддерживающих отношения с Рамзаном Кадыровым и его окружением», — сказал Шведов.

Республиканский центр «Э», по мнению Шведова, не мог формировать самостоятельные отношения с теми или иными группами интересов. «Речь может идти о том, что силовики выполняли отдельные поручения. В процессе их исполнения кого-то пытали, у кого-то изъяли оружие, что-то сфабриковали. Но «белхороевцы» вполне способны перевести такой инцидент в личную плоскость», — считает Шведов. Помимо прочего «баталхаджинцы» никогда не отказывались от кровной мести, хотя это идет вразрез с позицией и ингушских, и чеченских властей, указал главред «Кавказского узла».

Но следствие отрабатывает и другие версии убийства — в том числе связанные с тем, что Эльджаркиев «играл заметную роль в деятельности местных силовиков», добавил источник РБК, знакомый с ходом расследования.

Дело о пытках

Глава Республики Ингушетия Махмуд-Али Калиматов назвал гибель братьев Эльджаркиевых «большой утратой для всего ингушского народа, их коллег и родных» и добавил, что Ибрагима Эльджаркиева запомнят как «непримиримого борца с преступностью и защитника мира и безопасности в регионе». Сослуживцы майора, чьи воспоминания опубликованы на сайте МВД, называют его «настоящим офицером, отличным руководителем и хорошим другом». Под руководством Эльджаркиева было «выявлено и раскрыто несколько десятков преступлений, из криминального оборота изъято более тысячи единиц оружия и боеприпасов, пресечена деятельность четырех организованных преступных групп экстремистской направленности», сообщалось в официальном некрологе на сайте МВД.

Эльджаркиев возглавил региональный центр «Э» в 2016 году, это произошло после ареста предыдущего начальника Тимура Хамхоева. Последнему вместе с четверыми подчиненными, а также экс-начальнику Сунженского РОВД Магомеду Бекову и сотруднику ФСБ Мустафе Цороеву вменяли несколько эпизодов превышения полномочий, связанных с пытками и гибелью задержанных, а также вымогательство, использование подложных документов и другие преступления. Они получили сроки от трех лет условно до десяти лет колонии строгого режима.

При Эльджаркиеве методы работы регионального центра «Э» не изменились, утверждает адвокат Сабинин: «Действующие сотрудники ЦПЭ до сих пор говорят о себе — «мы тимуровцы». Потерпевшие и заявители по делу о пытках называли имя Эльджаркиева в связи с распоряжением подбросить пистолет задержанному, а также в связи с угрозами.

Одним из доверителей адвоката Сабинина является Абдул-Малик Албагачиев, которого центр «Э» задерживал по делу о хранении взрывного устройства и участии в деятельности террористической организации в Сирии. В 2018 году Албагачиев заявил о том, что подвергся пыткам. «Албагачиев последовательно и долго говорит, что Эльджаркиев сам его не пытал (во всяком случае, он этого не видел, поскольку все пытки происходили с мешком на голове), но когда уже все закончилось и мешок сняли, Эльджаркиев и его зам были в числе лиц, которые ему жестко и грубо угрожали. Ему, его жене, семье», — рассказал Сабинин, добавив, что угроза насилием со стороны полицейского подпадает под тот же состав ч. 3 ст. 286 УК (превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия), что и само насилие.

Однако следствие не проверяло Эльджаркиева на причастность к пыткам, подчеркнул Сабинин. «Насколько я знаю, Эльджаркиева не допросили. Если бы допрашивали и он отрицал угрозы, должны были быть проведены очные ставки с Албагачиевым, а их не было. Я год пытался этого добиться, но этого не происходило», — рассказал Сабинин. Он не исключает связи между убийством Эльджаркиева и «перегибами», которые допускали сотрудники регионального центра «Э»: «Судя по тому, как работают эти люди, кровников у них должно быть много».

Эльджаркиев давал в суде показания по делу о пытках в отношении Тимура Хамхоева и его подчиненных, рассказал РБК сотрудник Комитета против пыток Константин Гусев. «В суде он вел себя самоуверенно, допускал оскорбления в адрес людей по местным адатам», — вспоминает правозащитник. По его мнению, Хамхоев «очень сильно перегнул палку в отношении местного населения», и Эльджаркиев эту ошибку повторил: «То же чувство самоуверенности и вседозволенности».

По мнению правозащитника, враги у Эльджаркиева могли быть не только среди местных кланов или по службе, но и по бизнес-линии. «Человек на такой должности в Ингушетии может заниматься строительством, гидросооружениями, он может влиять на абсолютно любую деятельность, далекую от экстремизма. В регионе для полицейского чиновника такого уровня работа — это дай бог 20% заработка», — сказал Гусев.

По данным СПАРК, полный тезка Эльджаркиева числился совладельцем компании ЦДА, которая занималась строительством, торговлей и перевозками, а также был гендиректором ликвидированной компании «Элспецстрой».