В Челябинске нашли ломбарды от «Единой России»

Общество

В Челябинске нашли ломбарды от «Единой России»

Родственники и бизнес-партнеры челябинских депутатов-единороссов могли быть задействованы в схеме по отъему квартир, драгоценностей и денег у горожан.
12.11.2019

В мае 2019 года корреспондент «Медузы» Иван Голунов рассказал о криминальной ломбардной деятельности в Москве: под предлогом реструктуризации кредитов потребительские кооперативы заставляют людей подписывать договоры залога собственных квартир. Стоит человеку на месяц просрочить платеж, и его лишают жилья. Аналогичная схема многие годы работает в Челябинской области. В ней фигурируют фамилии родственников и бизнес-партнеров депутатов от «Единой России», а также членов Всероссийской полицейской ассоциации.

Часть 1. Квартира по цене чашки чая

13 июня 2019 года жительницу Челябинска Полину Ишкову выселили из квартиры. Выселению предшествовали почти два года судебных разбирательств с директором ООО «Ломбард «ЧелСтрой-Авто» Сергеем Габдуллиным. Тот настаивал, что в 2016 году купил квартиру Ишковой у ее матери.

Полина и ее мама на суде говорили, что договор купли-продажи был подписан обманом. По словам женщин, они стали жертвами группы мошенников, которые приглашают людей поучаствовать в бизнес-проекте, а затем отбирают у них все имущество.

* * *

— Я не думала, что заплачу жильем своей дочери за чай, которым меня угостили, — ​пенсионерка Наталья Ишкова вспоминает май 2014 года. То время она считает худшим в своей жизни. — ​Полина тогда пригласила меня на встречу с «предпринимательницей» Татьяной Суриной. Ничего объяснить не могла. Сказала лишь, что Сурина хочет сделать мне какое-то предложение. Я сначала не хотела идти, но потом подумала: ладно, схожу, уважу ребенка.

Наталью пригласили в фешенебельный ресторан «Премьер» в гранд-отеле «Видгоф». Пенсионерка собиралась поехать на встречу сама, но за ней прислали машину. За рулем черного Skoda Superb был человек, представившийся Романом. Как выяснилось позже, это был Равиль Валеев, бывший сотрудник отдела по борьбе с групповой и рецидивной преступностью УМВД по Челябинску.

По приезде в ресторан Валеев сообщил Ишковой, что Татьяна Сурина «опаздывает», и представил пенсионерку сидевшей за столиком молодой женщине, Виктории Федоткиной. Та сказала, что предложила своей матери вступить в бизнес Суриной и «не пожалела».

— Виктория рассказала мне, что дела идут отлично: за время работы ее маме уже купили автомобиль. При этом она сказала, что мама плохо разбирается в бизнесе и особенно в суть дел не вникает, — ​вспоминает Ишкова.

Разговор с Викторией продлился около 10 минут, после чего при­ехала Татьяна Сурина. Она села рядом с Ишковой, заказала на всех чай и начала раскладывать бумаги.

— Сурина мне показалась совершенно простым человеком. Говорила, что у ее бизнеса есть проблемы, для решения которых деньги нужны оперативно. При этом обещала все вернуть через два месяца.

«Бизнес» Татьяны Суриной заключался, по ее словам, в переработке шлакоотходов в Карабаше и Ашинском районе Челябинской области.

Через некоторое время в «Видгоф» приехала и дочь Натальи Ишковой Полина. Минут сорок вся компания говорила на темы, не связанные с инвестированием. Наталья рассказала, что планирует сделать ремонт в квартире и что отложила для этого 250 000 рублей.

— Эти-то деньги Сурина и предложила мне вложить в бизнес. Пообещала, что за каждый месяц заплатит 25 000 рублей процентами, — ​вспоминает пенсионерка. — ​У меня, если честно, не было желания вкладываться. Но Сурина говорила очень убедительно. Объясняла, что ее предприятию нужна помощь, что деньги вернутся.

Уговоры сделали свое: Наталья Ишкова согласилась отдать деньги.

— На место Суриной почему-то сразу села Федоткина и начала писать расписку в получении денег. Причем на свое имя. Я, конечно, сперва засомневалась, но потом подумала, что, может быть, она бухгалтер в компании Суриной.

Расписка была оформлена на три месяца. Но ни выплаты процентов, ни возврата суммы Наталья Ишкова не дождалась.

* * *

— Сурина постоянно успокаивала меня, обещая, что средства скоро поступят, говорила об инвесторе, — ​вспоминает пенсионерка. — ​При этом продолжала занимать новые суммы, которые всегда нужны были срочно.

Так продолжалось два года.

К августу 2016-го Ишкова отдала Суриной все свои сбережения и даже фамильные драгоценности. Сурина все так же обещала рассчитаться с Натальей, напоминала, что заплатит проценты.

В конце лета 2016 года Татьяна Сури­на заявила, что вернет все занятое у Ишковой через две недели, если найдет «инвестиции» на 1,5 млн рублей.

И предложила простой выход: заложить квартиру пенсионерки, в которой на тот момент проживала ее дочь Полина.

Наталья признается: до сих пор не может понять, почему согласилась. Дочь в известность решила не ставить.

Заложить квартиру, по словам пенсионерки, Сурина предложила в ломбард к своему знакомому — ​Сергею Габдуллину. Под 6% ежемесячно.

* * *

26 августа 2016 года Равиль Валеев повез Наталью Ишкову на сделку по залогу квартиры. Правда, не в ломбард «ЧелСтрой-Авто», а в МФЦ на улице Труда.

— При подписании документов я заметила, что подписывается не договор залога и займа, а договор купли-продажи. На 2 миллиона рублей. На вопрос, почему заключается купля-продажа, мне пояснили, что это обычная практика, иначе МФЦ не пропустит сделку. Я была уверена, что, по сути, заключается залог квартиры, проценты по которому будет платить Сурина.

Сергей Габдуллин позвонил пенсионерке уже в октябре 2016 года.

— Он поинтересовался процентами, — ​говорит пенсионерка. — ​Как оказалось, Сурина ему ничего не платила. Когда я спросила у Суриной, в чем дело, она сказала, что денег у нее нет.

Ишковой, которая все еще думала, что заключила договор залога, чтобы не потерять свою квартиру, пришлось искать 90 тысяч рублей в месяц — ​6% от 1,5 млн рублей. Пенсионерка начала брать микрозаймы и кредиты в банках.

Но задержка по выплате случилась уже в ноябре.

— Тут же мне позвонила Татьяна Сурина и сказала, что нужно встретиться с Сергеем Габдуллиным возле дома дочери. Когда я туда приехала, то увидела Равиля Валеева, Татьяну Сурину и Сергея Габдуллина. Сергей сказал, что расскажет все Полине — ​ведь дочь о залоге ничего не знала — ​и выселит ее из квартиры. Я сказала, что найду деньги.

За счет микрозаймов «платить проценты» получалось до августа 2017 года. В том же месяце Габдуллин подал иск о выселении Полины Ишковой из «заложенного» жилья.

Всего «процентами» по несуществующему договору залога Наталья Ишкова отдала 750 000 рублей.

Часть 2. Группа лиц

Факт мошеннических действий со стороны Татьяны Суриной — дело доказанное: в мае 2018 года Снежинский городской суд Челябинской области признал ее виновной в мошенничестве в особо крупном размере.

Суд установил, что Сурина вместе с подельниками, жителями Снежинска Иваном Уфимцевым, Александром Говгаленко и И.А. Степовиком собрала с шести потерпевших 30 млн рублей на «бизнес по переработке шлаков».

Но реальной предпринимательской деятельности при этом не вела. Многие из потерпевших, как и семья Ишковых, также были вынуждены влезать в долги.

Сурина на суде заявила, что хотела вести шлакоотвальный бизнес, но у нее не получилось договориться о финансировании с банками. По ее словам, она договорилась с Иваном Уфимцевым о том, что он «займется финансированием проекта». Правда, почему ездила на встречи с людьми сама и сама же просила у них деньги, объяснять не стала.

Приговор оказался неожиданно гуманным: Суриной дали 2 года и 6 месяцев лишения свободы условно.

Здесь встает вопрос: кто же такая Татьяна Сурина? А человек это не «случайный».

Сын Суриной Виктор Шангриков — ​бывший депутат и руководитель фракции «Единой России» в Курчатовском районе Челябинска.

Сурина, как вспоминают «инвесторы», не стеснялась рассказывать им о сыне-депутате. Один из «вложившихся» в ее «бизнес» челябинцев Сергей Шушарин рассказал корреспонденту «Новой», что Шангриков якобы лично присутствовал на их встрече с Суриной и участвовал в разговоре про инвестиции.

Шушарин в результате знакомства с Татьяной Суриной и осужденным вместе с ней Иваном Уфимцевым также лишился квартиры.

Сама Татьяна Сурина, по словам собеседников «Новой», говоря о сыне, называла его не только депутатом, но и вице-президентом челябинского отделения Всероссийской полицейской ассоциации (ВПА).

Ассоциация — ​объединение бывших и действующих сотрудников полиции и прокуратуры. Среди членов ВПА — например, Антон Комаров, экс-помощник прокурора Челябинска и супруг дочери Татьяны Суриной Наталии. Или бывший начальник регистрационно-экзаменационного отделения ГИБДД в Снежинске Олег Говгаленко, отец осужденного вместе с Татьяной Суриной Александра Говгаленко. Говгаленко-младший, как и Сурина, получил по делу о мошенничестве лишь условный срок.

Интересный факт: рекомендацию на вступление в челябинское отделение Всероссийской полицейской ассоциации для большинства членов подписывал Равиль Валеев — ​тот самый человек, который отвез пен­сио­нерку Наталью Ишкову на встречу с Суриной. Например, он подписал рекомендацию подполковнику Михаилу Виноградову, в прошлом старшему оперуполномоченному челябинского уголовного розыска. При этом самому Равилю Валееву рекомендацию подписывал Виктор Шангриков. Он же подписал рекомендацию полковнику ГУ МВД по Челябинской области Сергею Юхименко.

Сергей Габдуллин, директор ломбарда «ЧелСтрой-Авто», завладевший квартирой пенсионерки Ишковой, — также человек со связями.

Дело в том, что учредитель ломбарда — ​депутат Законодательного собрания Челябинской области Сергей Жестков.

По информации «Новой газеты», с 2011 по 2018 год на Сергея Габдуллина было оформлено несколько десятков машин, квартир, земельных участков. Имущество оформлялось в основном на короткие сроки — ​от одного до трех месяцев. Например, в доме на Мамина, 29а в Челябинске на Габдуллина в ноябре 2017 года было оформлено сразу 5 квартир. И все они были проданы спустя несколько месяцев.

* * *

У челябинцев, считающих себя пострадавшими от действий Суриной, есть отдельный форум. На нем они рассказывают свои истории, делятся советами юристов и — ​почти перманентно — ​выкладывают новые номера телефонов «предпринимательницы».

Ни по одному из указанных на форуме номеров корреспонденту «Новой» дозвониться не удалось. Зато удалось связаться с сыном Татьяны Суриной, экс-депутатом Виктором Шангриковым.

— У Полины Ишковой и молодого человека из Сатки (Сергея Шушарина. —  Ред.) очень богатая фантазия, — ​заявил он. — ​Они не понимают, что им прилетит ответка. Что будут возбуждены уголовные дела за клевету. Лично я ни с кем из них дел не имел. Какие у госпожи Ишковой доказательства того, что в лишении ее квартиры участвовала Татьяна Михайловна Сурина, ​также не понимаю.

В распоряжении «Новой газеты» имеется протокол судебного заседания по иску Натальи Ишковой к Сергею Габдуллину (пенсионерка пыталась признать сделку недействительной). На суде водитель Суриной Равиль Валеев подтвердил, что 26 августа 2016 года возил Сурину и Ишкову в МФЦ на заключение сделки по продаже квартиры. Деньги после сделки, подчеркнул Валеев, остались у Суриной.

Подтверждает присутствие Суриной на сделке и сам Сергей Габдуллин:

— Я действительно купил квартиру Ишковой в 2016 году. Она обратилась ко мне, потому что я занимаюсь срочным выкупом недвижимости. Она сказала, что ей нужны деньги для покупки квартиры в Сочи. Деньги, 2 миллиона рублей, она передала… — я забываю фамилию этого человека — ​профессиональной мошеннице, которая ходит с условным сроком. Сурина? Как-то так, да. Они приехали на сделку вместе.

По словам Габдуллина, Татьяну Сурину он не знает. Однако в распоряжении «Новой газеты» есть два документа, свидетельствующие о том, что Габдуллин и Сурина все-таки могли быть знакомы: в 2016 году Габдуллин купил в Челябинске квартиру № 113 в доме № 56А на улице Чайковского. Эту же квартиру в расписках о получении денег указывала Татьяна Сурина.

По словам Габдуллина, он также не знает, кому Ишкова платила «проценты» по несуществующему договору залога.

— Когда я узнал, что Ишкову обманули, то предложил ей выкупить квартиру назад по той же стоимости — ​2 млн рублей, — ​продолжает Сергей Габдуллин. — ​Они сначала согласились. Я при выселении даже помог им с переездом. А потом узнал, что они пытаются возбудить в отношении меня уголовное дело. То есть они сейчас зачем-то пытаются сделать меня соучастником Суриной.

Дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере») по факту хищения у Ишковой денег за квартиру действительно возбуждено. Пока — ​по факту.

— В деле неправильно указана дата: будто бы продажа квартиры и передача денег была совершена 1 июня 2016 года, а не 26 августа, — ​говорит Полина Ишкова. — ​Мы, конечно, будем требовать это изменить. Пока я не могу сказать, что расследование идет активно.

Всего, по информации «Новой газеты», в настоящий момент сотрудниками полиции возбуждено три уголовных дела, в которых потерпевшими являются бывшие «инвесторы» Татьяны Суриной. Расследование еще двух аналогичных уголовных дел приостановлено.

В октябре 2018 года партийное расследование по факту участия депутата Шангрикова в сомнительных сделках с недвижимостью провело отделение «Единой России» в Курчатовском районе Челябинска. «Оснований для привлечения к партийной ответственности и применения мер дисциплинарного воздействия к депутату Шангрикову В.В. не установлено», — ​заключил председатель Совета депутатов Курчатовского района Вячеслав Ершов.