«Уралтрансбанк» Валерия Заводова и АСВ занялись разделом рынка

Бизнес

«Уралтрансбанк» Валерия Заводова и АСВ занялись разделом рынка

Агентство ищет способы привлечь к ответственности владельцев банка, в том числе через МВД.
03.09.2019

Связанный с основным владельцем «Уралтрансбанка» (Екатеринбург) бизнес начал войну с госкорпорацией «АСВ» за финансовые ресурсы и активы. После отзыва лицензии у кредитного учреждения перечень компаний, вероятно, аффилированных с бывшим предправления банка, бизнесменом Валерием Заводовым, ушел в банкротство, оставив при этом крупные неисполненные обязательства перед финструктурой. Сейчас конкурсный управляющий пытается оспорить операции «Уралтрансбанка» с ними, сообщая, к прочему, о выявлении оснований для привлечения контролирующих банк лиц к имущественной ответственности. Параллельно масштабные конфликты развиваются в лесопромышленном комплексе Свердловской области, где также были представлены интересы Заводова. Кредиторы и госорганы пытаются сейчас разобраться с правами аренды на сотни тысяч гектаров леса, рискуя в случае неудачи остаться без средств. Тем временем деятельность Заводова и его роль в банкротстве банка продолжают изучать в ГУ МВД по региону – срок предварительного следствия по вероятным злоупотреблениям продлен до сентября.

Банкротство ПАО «Уральский транспортный банк» («Уралтрансбанк»), как и прогнозировалось, спровоцировало серию новых крупных финансовых конфликтов, в том числе со структурами, аффилированными с основным владельцем и бывшим председателем правления банка Валерием Заводовым.

Так, в сентябре Арбитражный суд Свердловской области рассмотрит требования конкурсного управляющего банка в лице госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» о признании недействительным перечня сделок финструктуры. Например, претензии у ревизоров возникли к операциям с участием ООО «Строительный камень» (Екатеринбург) и ЗАО «Агрофирма Ключики» (Красноуфимский район). Конкурсный управляющий в суде требует отменить кредитный договор, заключенный с екатеринбургской компанией, и последовавшее перечисление с ее счета 145,7 млн рублей в счет погашения задолженности агрофирмы.

Состав владельцев «Агрофирмы Ключики» в открытых источниках не раскрывается, однако участники рынка связывали компанию с Валерием Заводовым. Согласно данным «Контур.Фокус», сельхозактив является учредителем Некоммерческой организации «Благотворительный фонд «Возрождение храма в Новом Селе». Ранее, по информации системы, ее главой была Марина Дарбишева. Примечательно, что она также участвовала с Заводовым и его семьей в других проектах: ПАО «Форест» (Заводов – основной владелец, Дарбишева – генеральный директор), ООО «АЗР» (Заводов – учредитель, Дарбишева – ликвидатор), ООО «Теннис Менеджмент Консалтинг» (сын Заводова Кирилл – участник, Дарбишева – ликвидатор) и так далее. Отметим также, «Агрофирма Ключики», по информации «Контур.Фокус», является учредителем ООО «КМЗ». Ранее среди ее участников числился теперь уже бывший глава «Уралтрансбанка».

О вероятной аффилированности говорят и заявления компаний, уже сделанные в суде. Так, представители ООО «Строительный камень» в рамках дела о банкротстве компании заявили, что заем, вызвавший вопросы у АСВ, брался для транзитного перечисления денежных средств ЗАО «Агрофирма Ключики» в целях рефинансирования ранее заключенных между «Уралтрансбанком» и сельхозактивом кредитных договоров.Как ранее сообщала «Правда УрФО», за 2017 год «Уралтрансбанк» совершил 156 сделок с заинтересованностью. Речь идет о кредитах, допсоглашениях на реструктуризацию и залог имущества, а в списках фигурировали такие кампании, как «Агрофирма «Ключики» и «Форест». Примечательно, что после отзыва лицензии часть из них, вероятно, оказалась неплатежеспособна. В «Агрофирме Ключики» была введена процедура наблюдения в июле, в ООО «КМЗ» – в середине августа. Также первая стадия банкротства сейчас в упоминавшемся выше ООО «Строительный камень».

Причем в рамках банкротств уже началась борьба за активы. Так, в разбирательства по «Агрофирме Ключики» заявился не только «Уралтрансбанк» с требованиями более чем на 289,3 млн рублей, но и Елена Заводова с претензиями на 4,3 млн, а также ООО «Зелекс» с 26,9 млн. Согласно данным «Контур.Фокус», «Зелекс» принадлежит жене экс-главы «Уралтрансбанка» Елене Заводовой.

Кроме того, масштабные конфликты развернулись в лесоперерабатывающих активах, которые связывают с Заводовым. Так, собрание кредиторов ООО «Выйский ДОК» (конечные владельцы, по данным «Контур. Фокус», – Валентина Серкова (81%) и Валерий Заводов (19%)) приняло решение о переходе к процедуре конкурного производства на предприятии и смене арбитражного управляющего. При этом, как отмечают кредиторы, решение принято под давлением «Уралтрансбанка». В мае обанкротившаяся финансовая организация добилась включения в реестр требований задолженности в 505 млн рублей по кредитам, выданным под залог оборудования, транспортных средств и продукции предприятия.

Отметим, ранее, в конце апреля, кредиторы, общая сумма требований которых на тот момент составляла 126 млн рублей, пришли к выводу о возможности заключения мирового соглашения с целью оздоровления предприятия, на балансе которого числилось имущество на 417 млн рублей.

Помимо производственной базы ДОК обладал правами аренды на лесные участки общей площадью более 170 тысяч гектаров в Нижнетагильском и Новолялинском лесничествах. По мнению кредиторов, именно они и являлись основным активом, представляющим хоть какую-то ценность для управленцев АСВ. По оценкам экспертов, права аренды госкорпорация вместе с имущественным комплексом могла бы реализовать без существенного падения в цене.

Однако Министерство экологии и природных ресурсов Свердловской области заявило об одностороннем разрыве договора аренды, который в настоящее время пытается оспорить конкурсный управляющий. В первой инстанции ему было отказано.

«Еще с февраля 2018 года департамент лесного хозяйства запретил ДОКу вырубку леса. О признаках банкротства на предприятии департамент знал. Основная позиция при расторжении договора аренды выразилась в том, что ДОК не выполнял лесохозяйственные мероприятий. Но как он мог вести лесовосстановление, если не вырубал лес? Основные мероприятия, в том числе организация пожарных пунктов, были выполнены. Сейчас единственный ценный незалоговый актив – это права аренды на лес на 500 млн рублей. Здание ДОКа может быть оценено примерно в 150 млн, но без лесных участков этот актив можно использовать под другие производства. В случае реализации активов без лесов велика вероятность, что остальные кредиторы ничего не получат», – оценивает ситуацию конкурсный управляющий Алексей Кочетов, представляющий в банкротстве интересы ООО «Лесников».

При этом в реестр кредиторов ДОКа стремятся попасть фирмы семьи Валерия Заводова. Так, требования предъявили ООО «Зелекс» (18 млн.), ООО «Оватекс» (5,6 млн), ООО «Овакор» (4,6 млн) и лично супруга экс-банкира Елена Заводова (4,8 млн). Однако арбитражный управляющий Денис Кольчурин подал жалобу с просьбой не включать данных лиц в число кредиторов, где указал на аффилированность компаний с собственниками ДОКа, и суд встал на его сторону. Однако ООО «Лесников», вероятно, связанное с Заводовым, включено в реестр с долгом в 3,2 млн рублей.

Впрочем, «Лесников», несколько лет назад получивший статус приоритетного проекта при освоении лесов, а затем его лишенный, уже вряд ли восстановит свою деятельность. В компании введено конкурсное производство, а договоры аренды лесных участков площадью порядка 100 тыс. га расторгнуты Министерством природных ресурсов. Имущество уже несколько месяцев выставляется на торги, и за это время цена производственного комплекса упала с 152 до 77 млн рублей. Приобрести комплекс, как утверждают собеседники, предлагалось структурами УГМК, но актив не заинтересовал холдинг.

Сами мощности при этом сдаются в аренду. По словам Алексея Кочетова, площадка используется для складских нужд одним из предприятий лесопромышленного комплекса, на ней работает порядка 60 человек, в том числе бывшие сотрудники ООО «Лесников».

Общая сумма требований кредиторов к предприятию в настоящее время составляет 522 млн рублей, причем как и в случае с «Выйским ДОКом», основная масса претензии – «Уралтрансбанка» – на 307 млн рублей.

Напомним, агония «Уралтрансбанка» длилась более полутора лет, а финорганизация стабильно нарушала нормативы ЦБ по достаточности капитала. Бенефициары екатеринбургского банка обещали провести финансовое оздоровление актива, но так и не смогли исполнить свой план.

В итоге в мартовских отчетах АСВ говорилось о недостаче имущества банка на общую сумму 1,9 млрд рублей. Кроме того, в феврале 2019 года ГУ МВД России по Свердловской области в отношении бывшего председателя правления «Уралтрансбанка» и неустановленных лиц возбудило уголовное дело по ч.2 ст.201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия». Банк был признан потерпевшим по делу. Сейчас срок предварительного следствия продлен до 15 сентября 2019.
Также в марте АСВ было направлено заявление в региональное управление МВД по ч.3 ст.30 УК РФ «Покушение на преступление» и ч.3 ст.159 УК РФ «Мошенничество, совершенное с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере». Согласно последним данным от госкорпорации, материалы по заявлению сейчас направлены в ОП №11 УМВД России по Екатеринбургу для дальнейшего проведения проверки.

К прочему, в опубликованном сегодня, 30 августа, отчете АСВ указывается, что были выявлены основания для привлечения контролирующих «Уралтрансбанк» лиц к имущественной ответственности.

Впрочем, собеседники издания указывают, что Валерий Заводов – опытный банкир, и за долгую историю выходил из разных конфликтных ситуаций, даже связанных с тяжкими уголовными преступлениями. «Стоить вспомнить хотя бы историю с бизнесменом Касьяновым, у которого с Заводовым возник конфликт из-за долга», – вспоминает источник.

Уточним, по версии следствия, «Валерий Заводов в присутствии Валерия Поварова (ЧОП «Гюрза») высказал желание убить должника». Далее, как считали следователи, Поваров, для того чтобы укрепить дружеские отношения с банкиром, предложил членам группировки Михаила Клока поучаствовать в убийстве бизнесмена. В итоге в окно спальни Александра Касьянова кинули боевую гранату. Бизнесмен и его супруга получили легкие ранения только по счастливой случайности.