«Унижение, пытки, рабский труд: через все это я прошел в колонии»

«Унижение, пытки, рабский труд: через все это я прошел в колонии»



«Унижение, пытки, рабский труд: через все это я прошел в колонии»

Свердловский областной суд отменил решение Чкаловского районного суда об условно-досрочном освобождении фотографа Дмитрия Лошагина, осужденного в 2015 году за убийство своей жены-модели Юлии Прокопьевой.
Как передает корреспондент Znak.com, судья удовлетворил жалобу прокуратуры на решение суда первой инстанции. Дело направили на новое рассмотрение другим составом суда. 
В ходатайстве прокуратуры сообщалось, что досрочное освобождение Лошагина не отвечает принципам справедливости. «Он не отбыл значительный срок. При отбывания наказания он подвергался назначению взысканий. По мнению администрации ИК-10, Лошагин не справляется со своими обязанностями, отрицательно влиял на других заключенных. Кроме этого, он вину не признал, не раскаялся, незначительно компенсировал ущерб, тратил полученные в колонии деньги на себя, извинительных писем потерпевшим не присылал», — говорится в ходатайстве прокуратуры. 
Дмитрий Лошагин и его адвокат Сергей Лашин просили не удовлетворять ходатайство прокуратуры. 
«Сейчас не 1937 год. В нашей стране, по словам президента, идет гуманизация. Я не признал свою вину, потому что это мое конституционное право. Я никогда не имел общественной опасности. Я всю свою жизнь производил искусство и работал на благо общества. Унижение, пытки, вымогательство, рабский труд: через все это я прошел в заключении.
Я считаю, что по Конституции РФ каждый работающий в колонии должен получать МРОТ. Моя зарплата за месяц 800 рублей, хотя я сделал 62 стула. Прокурор по надзору знал о множестве нарушений, но он покрывает нарушения сотрудников ФСИН. Убить меня будет более гуманно, чем методы ФСИН», — сказал Лошагин.

Он также ответил на претензию прокуратуры, что не участвует в культурно-массовых мероприятиях. «Я не знаю, о чем говорит прокурор. Я работаю по 12 часов в день: с 8 утра до 8 вечера».
Адвокат Лошагина сказал, что его подзащитный получил только одно взыскание — «не поздоровался лишь один раз за 2500 дней» — и он имеет право выйти по УДО, потому что отбыл две трети срока наказания еще год назад, а также не имеет действующих взысканий.
«На другой чаше весов 18 поощрений, положительная характеристика администрации учреждения: он получил профессию, посещают библиотеку, читает, форму одежды не нарушает, христианин, не конфликтен. Это же неправильно — за такой мелкое взыскание лишать человека возможности выйти по УДО. Я хочу, чтобы медийность Лошагина перестала играть с ним злую шутку. При более суровых правонарушениях другим людям дают возможность выйти из колонии по истечении времени. Почему же он, имея лишь одно взыскание, должен быть лишен возможности условно-досрочного освобождения?» — высказался Лашин.
Он добавил, что в колонии, где отбывает наказание Лошагин, неоднократно были вспышки коронавируса, «о чем хорошо известно СМИ». «Прокуратура использует „неучастие Лошагина в культурно-массовых мероприятиях“ как зацепку. Но они в колонии не проводятся из-за пандемии. Даже защитники туда ходят во всем обмундировании, [чтобы не заразиться]», — добавил адвокат.
Мать Юлии Прокопьевой Светлана Рябова в ходе прений попросила оставить Лошагина в колонии.
«Он гасил только копейки. Мне не нужны его извинения и деньги. Он не исправился: каким был, таким и остался. Горбатого могила исправит. Я его боюсь. Я не представляю, что может придумать этот человек. Для него же женщин не существует», — эмоционально высказалась Рябова перед тем, как судья удалился в совещательную комнату.
Обгоревшее тело Юлии Прокопьевой было обнаружено в лесу на 13-м километре Старомосковского тракта летом 2013 года. Фотографа, который так и не признал своей вины, приговорили к 10 годам колонии и отправили отбывать срок в Новую Лялю. Там он также был фигурантом уголовного разбирательства о пытках, изнасиловании заключенных и вымогательстве у них.
3 августа 2020 года Чкаловский районный суд удовлетворил ходатайство об условно-досрочном освобождении из колонии Лошагина, но 6 августа свердловская прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях обжаловала это решение. Это уже второй раз, когда Чкаловский районный суд разрешает Лошагину покинуть колонию, но Свердловский областной суд отменяет постановление.