Университет «Синергия» — это VIP-шарага и фабрика «фейковых» дипломов?

Как иронизирует СМИ, в этом странном вузе у партнера Александра ТоршинаМарии Бутиной и Артема Суркова получают образование за пять минут!

Университет «Синергия» за несколько лет стал крупнейшим частным вузом России. Секрет его успеха, скорее всего, не в качественном образовании или большом предпринимательском опыте учредителей. Дело в богатых связях в Кремле, правительстве и Госдуме, а также в том, что «Синергия» выполняет щепетильные государственные задания.

Иван Охлобыстин в резиновых сапогах шагает по осеннему лесу, переступая через лужи. У него на руках — сын, которого в следующем кадре герой Охлобыстина посадит на мокрую кочку.

— Пап, ты что делаешь? — спрашивает отца Саша, ребенок с ДЦП, которого играет Риналь Мухаметов.

— Ничего не делаю, теперь все делаешь ты сам. Как договаривались, — отвечает отец и уходит, а Саша, который не может ходить, ползет по лужам домой. Через несколько лет Саша излечится от ДЦП, станет успешным бизнес-консультантом и выступит со сцены «Олимпийского».

Это краткое содержание фильма «Временные трудности», вышедшего в прокат в сентябре. Критики разгромили картину в прессе — за жестокость к детям с особенностями развития. После выхода фильма на экраны предприниматель Аркадий Цукер, прототип главного героя, напишет в фейсбуке: «В картине пропагандируются взгляды и ценности, полностью противоположные моей жизненной позиции и ценностям моей семьи».

Продюсером «Временных трудностей» стала школа бизнеса «Синергия», входящая в холдинг с одноименным названием. Уже несколько месяцев «Синергия» — в заголовках новостей. Читатели, знающие о подноготной скандального «учебного» заведения, обращайтесь в редакцию «Компромат-Урал» по адресу:kompromatural@protonmail.com

Империя знаний

Сентябрь, Москва, концертный зал «Олимпийский»: 26 тысяч человек хлопают в ладоши, прыгают и обнимают друг друга по команде известного американского коуча Тони Роббинса. Об огромном шоу узнали даже те, кто никогда о Роббинсе не слышал: критическими и восторженными отзывами были переполнены соцсети. Побывавшие в «Олимпийском» сходились в одном: организация шоу с четырехчасовыми очередями и плохим звуком была провалена устроителем. Им была та же «Синергия».

В образовательный холдинг входят колледж, университет и школа бизнеса. По подсчетам «Проекта», университет «Синергия» — самый крупный частный вуз России и по обороту (Согласно СПАРК, выручка в 2017 году составила 2,7 млрд рублей, чистая прибыль — 41 млн), и по числу студентов (18 871 человек, согласно подсчетам «Проекта»).

«Можно два раза в день получать нашу e-mail-рассылку. А если вы отпишетесь, мы вам еще и звонить начнем» — описывает рекрутинговую стратегию «Синергии» директор школы бизнеса Григорий Аветов. Не имея собственного предпринимательского опыта, выпускник «Синергии» стал директором и ректором школы бизнеса в 28 лет.

Аветов не отрицает проблем с организацией тренинга Роббинса, но рассчитывает снова привезти коуча в Москву. Директор говорит, что американец получил за выступление $1 млн, а расходы школы на все мероприятие составили от $5 до 7 млн. Сколько «Синергии» удалось заработать на Роббинсе, Аветов не говорит: «Мы больше шумим, чем зарабатываем. Но и зарабатываем тоже».

Даже если предположить, что все билеты были проданы по минимальной цене в 15 тысяч рублей (цена VIP-билета доходила до 500 тысяч), организаторы гарантированно заработали 375 млн рублей ($5,8 млн). «Нет сомнений, что это самый успешный концертный проект в России», — дает оценку эксперт в области бизнеса развлечений Андрей Вульф, и сам побывавший на шоу Роббинса.

В год «Синергия» проводит около 20 бизнес-форумов в России, Казахстане и даже Нью-Йорке. Американский форум дохода не принес, но зато помог «экспансии российской культуры», считает Аветов.

Наступление заочников

Экспансия и пиар — это стратегия «Синергии». На сайте вуза рассказывается об отделениях в ОАЭ, Лондоне и Нью-Йорке, а также о 50 тысячах студентов.

Будь это правдой, «Синергия» безоговорочно стала бы крупнейшим вузом России (в МГУ учатся 38 тысяч человек, и это первое место в стране). Подсчеты «Проекта» показывают, что на самом деле в 2017 году во всех филиалах «Синергии» учились 18 871 студентов. Однако слово «учиться», возможно, не самое подходящее.

«Пять минут 54 секунды всего», — выпускница «Синергии» Марина показывает диалоговое окно скайпа в своем ролике на YouTube. Именно столько длилась ее дистанционная защита магистерского диплома. По данным «Проекта», 75% студентов «Синергии» — заочники. Например, в 2017 году из 1811 слушателей омского филиала на парах бывали только 53 человека.

Заочное образование — главный способ сэкономить на преподавателях. Среди выдающихся выпускников «Синергии» немало профессиональных спортсменов, которые обычно получают диплом «для корочки».

Собеседники «Проекта» в правительстве и Госдуме, занимающиеся образованием, говорят, что не уверены в том, что вуз дает качественное образование, относятся к нему настороженно и стараются избегать контактов.

Министерство образования давно борется с заочным образованием и малоэффективными частными вузами. Парадоксально, но выгодоприобретателем этой борьбы становится «Синергия», сама построенная на заочном принципе образования. За последние годы «Синергия» пополнилась бывшими студентами распущенных Московской академии предпринимательства, Современной гуманитарной академии, Московской академии образования Натальи Нестеровой, Московского технологического института (МТИ).

В погоне за студентами других вузов «Синергия» однажды даже спешно создала новый факультет: театра, кино и телевидения. На него осенью 2017 года перевелись первый и второй курсы с направления «актерское мастерство» из потерявшего лицензию Московского института телевидения и радиовещания (МИТРО). Правда, из-за отсутствия у «Синергии» лицензии на выдачу диплома по этой специальности их сначала оформили на другой факультет, рассказывает один из бывших преподавателей МИТРО, а затем «Синергии».

Из других вузов в «Синергию» переходят не только студенты, но и преподаватели. Вместе с трудовым договором некоторые подписывают пункт, согласно которому им запрещается плохо отзываться о «Синергии» в СМИ или соцсетях, рассказывает бывший сотрудник «Синергии».

Сама «Синергия» выглядит устойчивым вузом (хотя Рособрнадзор и забирал аккредитации некоторых ее филиалов и специальностей). «Когда у университета возникли проблемы с лицензией, у них неожиданно нашлись заступники в Рособрнадзоре из числа начальников среднего уровня», — рассказывает собеседник «Проекта» в Госдуме. По крайней мере, некоторые чиновники стали выходить на депутатов с просьбой публично поддержать «Синергию», поспособствовать решению ее проблем, говорит он же.

Одним из таких чиновников может быть начальник управления надзора и контроля за образовательными учреждениями Сергей Рукавишников. Во всяком случае, один из бывших менеджеров «Синергии» утверждает, что устойчивость университета и проблемы у вузов-конкурентов могут быть связаны именно с покровительством Рукавишникова, так как тот сам выходец из «Синергии». Действительно, в начале 2000-х полный тезка Рукавишникова из Рособрнадзора работал на кафедре права Московской финансово-промышленной академии (МФПА), на основе которой была создана «Синергия»…

Правда, главный секрет устойчивости вуза — в связях его основного владельца Вадима Лобова. Прежде в своих соцсетях он использовал хештеги «экспансия» и «русский мир» — и это многое объясняет.

От Жириновского к Суркову

В конце 90-х студенты Вадим Лобов и Вадим Деньгин делали ремонт в общежитии. Тогда они учились в университете первого в России долларового миллионераВладимира Довганя. Оба в итоге закончили Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) и пошли работать в Госдуму — во фракцию ЛДПР.

Деньгин в итоге закрепился в партии Жириновского, став депутатом VI и VII созывов и первым замглавы фракции ЛДПР. Именно он выступал одним из формальных инициаторов кремлевского закона о доле иностранного капитала в СМИ. «Он очень достойный человек», — отзывается Деньгин о Лобове и добавляет, что в делах студенчества они до сих пор сотрудничают.

Связываться надолго с ЛДПР Лобов не стал и начал выстраивать отношения с командой тогда еще куратора внутриполитического блока Кремля Владислава Суркова. Он познакомился с ближайшим соратником создателя движения «Наши» Василия Якеменко Сергеем Белоконевым, и благодаря этому ненадолго стал чиновником — вспоминает собеседник, занимавшийся в то время молодежной политикой. Когда в 2012 году Белоконев возглавил Федеральное агентство по делам молодежи, то назначил Лобова главой одного из важных подразделений — Роспатриотцентра.

Интересно, что в этот период Лобов уже руководил «Синергией» и с пользой для всех стал сочетать чиновничью службу с работой в вузе. Например, в этот момент «Синергия» стала спонсором одного из детищей Якеменко — лагеря «Селигер». Именно вузовский телеканал в то время вел трансляцию важных мероприятий кремлевского лагеря.

Чиновником Лобов пробыл год — после отставки Суркова с поста куратора внутренней политики команда Якеменко и Белоконева была отодвинута от руководства Росмолодежью. Лобов пытался наладить отношения с соратниками нового первого замглавы президентской администрации Вячеслава Володина, но это получилось не сразу и так близко во власть его уже не пустили — вспоминает федеральный чиновник.

Тогда Лобов вернулся в Госдуму. Теперь он стал помощником депутата от «Единой России» Роберта Шлегеля — бывшего комиссара движения «Наши», также считавшегося близким к Суркову. В свою очередь, в «Синергию» перешли работать бывшие сотрудники Росмолодежи Игорь Раевич и Михаил Кудинов. Шлегель также недолго проработал в «Синергии» вице-президентом департамента коммуникаций — это случилось после его ухода из Госдумы в 2016 году. В то же время он стал учредителем и генеральным директором двух связанных с «Синергией» компаний (сейчас обе не активны и Шлегель с ними более не связан).

Но важнее другой сотрудник — до прошлого года за связи с общественностью в «Синергии» отвечал Артем Сурков, рассказывал бывший сотрудник «Синергии» и подтвердили в пресс-службе вуза. Это сын первой жены Владислава Суркова.

Сейчас у Лобова есть контакт и с некоторыми членами команды нового куратора внутренней политики Сергея Кириенко — говорит чиновник администрации президента, в этом ему помогает знакомство с имеющим связи в президентской администрации президентом Faberlic Алексеем Нечаевым — добавляет человек, близкий к Кремлю. Бывает Лобов периодически и в Госдуме, теперь он числится помощником вице-спикера от «Справедливой России» Ольги Епифановой — рассказывает его знакомый…

В кабинете Лобова на манер кремлевских кураторов молодежной политики висит портрет Владимира Глава_Державыа в стиле поп-арт. А в официальном instagram-магазине «Синергии» можно купить футболки со словами «Мы русские, с нами бог», изображением Владимира Глава_Державыа или «Кадры решают все» с лицом Иосифа Сталина.

Взятие Вашингтона

Камера, установленная на крыле истребителя, снимает всполохи выстрелов на поле битвы и горящие танки. В государственном парке «Патриот» на фанерный Рейхстаг водружают знамя победы. Это уже не первая военно-историческая реконструкция Центра патриотического воспитания «Синергия», до нее были «Взятие Парижа» и «Брусиловский прорыв».

Аветов утверждает, что платила за все «Синергия». Хотя госденьги «Синергия» получает. Как показали подсчеты «Проекта», все организации «Синергии» за все время существования получили от государства контрактов на полмиллиарда рублей (не считая госконтрактов стороннего бизнеса Лобова, о чем ниже).

«Проведение реконструкций обходится дешевле форумов и не требует столько рекламы, — рассказывает Аветов, которого два собеседника «Проекта» называют ответственным за GR наравне с Лобовым. Аветов «очень гибкий», сотрудники администрации президента, впечатленные тем, как «Синергия» может собирать полные залы на своих форумах, несколько раз общались с ним, говорит федеральный чиновник.

Сайты разных структур «Синергии» пестрят рассказами о сотрудничестве с государством. Предстоящий форум «Синергии» в Казани проводится совместно с правительством Татарстана, на нем выступит президент республики Рустем Минниханов, а похожий форум в Москве в феврале этого года открывал мэр столицы Сергей Собянин.

«Синергия» выполняет даже внешнеполитические задачи. Вуз помогал близкому к Кремлю международному фонду «Русский мир» открыть офис в Дамаске. По словам человека, близкого к руководству фондом, выяснилось, что у «Синергии» сложились хорошие отношения с министерством образования арабской республики.

В феврале 2017 года, когда лишь начинался скандал о вмешательстве России в американские выборы на стороне Дональда Трампа, делегация из 16 россиян встретились в Вашингтоне с новоизбранным президентом США. Россияне были приглашены на традиционный молитвенный завтрак в Белом доме. Главой российской делегации был зампред Центробанка Александр Торшин, который сейчас находится под санкциями США в связи с предполагаемым вмешательством в американскую политику в интересах России, а также подозревается в связях с Таганской ОПГ. Переводчиком у россиян работала Мария Бутина, арестованная этим летом в США по обвинению в продвижении интересов России без уведомления местных властей. В этой интересной компании был и Вадим Лобов.

По словам политолога Андрея Колядина, входившего в российскую делегацию, у Лобова с Торшиным сложились хорошие отношения с тех пор, когда директор «Синергии» пригласил бывшего сенатора выступить в университете. Вполне возможно, что место в делегации Лобов получил «по знакомству», именно так, например, туда попал Колядин: «Я сам напросился», — вспоминает политолог. О Лобове он отзывается как о приятном молодом человеке, который «развивает образование в России». Помнит Колядин и Бутину: «Мы взяли ее переводчиком, хотели помочь студентке».

Болото

«Синергия» хвалится своими бизнес-традициями. Наблюдательный совет вуза, если ориентироваться на сайт «Синергии», укомплектован десятком известных предпринимателей, а в совете дубайского филиала числится даже Майкл, принц Кентский.

«Мне кажется, я вхожу туда помимо моей воли, — Вадим Дымов, основатель группы «Дымов», узнал о своем членстве в набсовете «Синергии» от корреспондента «Проекта». — Честно говоря, меня никто не спрашивал, никто не приглашал, и я там никто. Я был знаком с Лобовым, я раз там был, и все. Вы мне напомнили через семь-восемь лет. Наверное, я числюсь там, но никакого участия не принимаю. Надо будет поставить этот вопрос себе в памятку, сейчас прямо запишу, чтобы разобраться». Вскоре фотография Дымова исчезла с сайта.

Та же история повторилась с адвокатом и бывшим детским омбудсменом Павлом Астаховым: через несколько дней после звонка «Проекта» представителюАстахова фото адвоката убрали из состава наблюдательного совета, однако быть «почетным профессором «Синергии» он не перестал. Еще четверо членов совета либо отказались говорить о «Синергии», либо признались, что почти ничего про вуз не знают. Все они — владельцы крупных российских бизнесов.

«Надо дожимать. Я люблю, если взялся, доделать до результата» — говорил со сцены одного из форумов «Синергии» Вадим Лобов. Исключением для него стал собственный торфяной бизнес.

В 2011 году Лобов вместе с миллиардером Давидом Якобашвили и банкиром Яном Яновским организовали бизнес на торфяных болотах (основные вложения были на Якобашвили, который получил в компании 67,5%). Бизнесмены купили торфодобывающие предприятия в Ярославской, Тверской и Владимирской областях, а во Владимирской даже построили первый биоэнергетический кластер и получили госконтракты на 155 миллионов рублей. Сейчас партнеры неохотно вспоминают затею, возможно, потому, что проект так и не стал приносить прибыль. К 2012 году все 100% акций оказались у Лобова, а Якобашвили и Яновский заняли места в наблюдательном совете «Синергии». Как говорит Якобашвили, торфяной проект может возобновиться, — но только если в продукте будет заинтересовано государство, — подытоживают своё расследование журналисты Юлия ЛукьяноваМихаил Рубин при участии Юлии Апухтиной и Ирины Грузиновой.

kompromatural.ru