Умар Кремлёв сумел занять выгодную позицию в сфере организации и регулирования азартных игр

Умар Кремлёв сумел занять выгодную позицию в сфере организации и регулирования азартных игр

Государственное регулирование бизнеса по организации азартных игр, в том числе ставок на спорт и спортивных лотерей, законодательно оформилось. Появились организации, ответственные за соблюдение правил и предоставляющие инструменты для ведения бизнеса и проведения досуга в этой сфере. Миллиарды потекли по новым каналам. Объем игорного рынка в России оценивается в 1,25 трлн рублей.
При ближайшем рассмотрении, бросается в глаза некая могучая фигура, буквально застилающая регулятора – это крупный спортивный функционер от бокса Умар Кремлев. Мы пытались разобраться, но остались вопросы.
Если попытаться понять, как работает отечественный рынок ставок на спорт, всё оказывается очень просто. До осени 2021 года в России существовало два центра переводов интерактивных ставок, один из которых впоследствии был упразднен, а второй трансформировался в Единый центр учета переводов ставок (ЕЦУПС). На самом деле, получается, что все бухгалтерские операции под вывеской ЕЦУПС проводит частная компания ООО НКО «Мобильная карта», более половины в которой, если верить различным источникам в сети, может принадлежать Умару Кремлёву (через фирму-прокладку АО «Современные платёжные решения»). По информации некоторых телеграмм-каналов, только за IV квартал 2021 года «Мобильная карта» заработала 4,097 миллиарда рублей, а предварительный прогноз заработка за 2022 год – 17 миллиардов. Оператор получает свой процент со всех переводов, осуществляемых участниками рынка азартных игр: игроками, делающими ставки, и организаторами, выплачивающими выигрыши. Кремлёву, судя по всему, причитается 51%, банку ВТБ – 49%.
Каждый знает, что бизнес – дело хлопотное. Но любой, пожалуй, рискнул бы стать простым российским предпринимателем, если бы половину забот взял на себя какой-нибудь государственный банк. Например, ВТБ, где уставный капитал больше 650 млрд рублей, и которым руководит Андрей Костин. Заниматься при этом, конечно, перспективнее всего организацией лотерей. Пусть бы еще премьер-министр страны дал добро на проведение нескольких республиканских лотерей (штук 15, больше не надо). Только в эксклюзиве, как единственному представителю какого-нибудь вида спорта. Скажем, бокса. Скажем, с целью финансирования его развития.
Есть мнение, что у Умара Кремлёва получилась организовать бизнес именно так. А чтобы у него не было конкурентов, и чтобы дела шли гладко, государство, как будто для него одного, создало единый центр, который управляет ставками на спорт, лотереями и другими азартными играми. Кремлёву, похоже позволили поставить её руководителями людей, с которыми у него имеется взаимопонимание и общий, так скажем, интерес. Опять же, важный момент –от его ребят не требуют особо строгой отчётности: куда, на что потратили деньги. Суммы то будут миллиардные, нелегко всё расписать. Поэтому можно просто: «…с целью обеспечения внебюджетного финансирования спорта в Российской Федерации заключены соглашения о перечислении целевых отчислений со 111 общероссийскими общественными спортивными организациями и 2 профессиональными спортивными лигами». Три миллиарда в плюс, два миллиарда в минус…
Остаётся только завидовать успехам бывшего генерального секретаря Федерации бокса России (ФБР), действующему президенту Международной ассоциации бокса (AIBA) Умару Кремлеву. При этом большой ответной любви к государству со стороны этого преуспевающего теперь бизнесмена не наблюдается. Например, АIBA, им возглавляемая, исключила спортсменов из России и Белоруссии из международных соревнований по боксу. Ей же был отменён Кубок мира по боксу, который в 2022 году должен был проходить в России. А совсем недавно был отменён чемпионат Европы по боксу среди женщин в Бурятии, старт которого был запланирован на 21 июля.2022 года. Всё, якобы, по рекомендации Международного олимпийского комитета.
При этом Кремлёв не забывает пиариться в российских СМИ, мол, коммунальщикам из Серпухова вручил грузовик, чемпиону мира Артуру Бетербиеву подарил новенький BMW, а победившего на чемпионате мира Марка Петровского одарил совершенно неожиданным образом – купил его городу (Минусинску) 100 пар боксерских перчаток. При этом, наверное, плата за распространение такой информации оказалась дороже самого подарка. Конечно, такие вложения потом с лихвой окупаются предоставляемыми преференциями.
Как происходило перевоплощение данного господина из спортивного функционера в организатора и контролёра азартных игр в России, можно отследить по нашим публикациям.
В ноябре 2020 года, когда Кремлёв был еще генсеком ФБР, мы дал у него зародившийся интерес к бизнесу ставок в России с рынком емкостью около 1,25 триллионов рублей и рассказали о письме, написанном от имени российской Федерации бокса премьер-министру Михаилу Мишустину. В обращении было предложено изменить регулирование букмекерского рынка, через ликвидацию действующих СРО и создание государственной публично-правовой компании «Единый регулятор спортивного прогноза». Писалось вышеуказанное, наверняка, не просто так, а с целью предложить свои услуги, в идеале – возглавить процесс.
В сентябре 2021 года «Наша Версия» писала уже о том, как бывший генсек ФБР Умар Кремлев сумел, образно говоря, монетизировать наработки, сделанные на высоком спортивном посту. В частности, мы предполагали, что определённое Распоряжением президента РФ единым центром учета переводов ставок букмекерских контор и тотализаторов с 1 сентября 2021 года ООО Небанковская кредитная организация «Мобильная карта» перейдёт в собственность банка ВТБ (49%) и Автономной некоммерческой организации «Центр Прогресса Бокса» (51%). Собственником последней, до того времени как данные организации были убраны из публичного доступа, числился единолично Умар Кремлёв. Информацию о предсказанном распределении долей в ООО НКО «Мобильная карта» подтвердило агентство Интерфакс.
Ещё о влиянии Кремлёва на регулятора. Единый регулятор азартных игр (ЕРАИ), публичная правовая компания, собственником которой стало Росимущество, была создана осенью 2021 года, придя на смену существовавшим ранее Первой и Второй саморегулируемым организациям букмекерских контор. Генеральным директором ЕРАИ с момента создания компании (23 июня 2021 года) является Алексей Грачёв, тот самый, который до конца мая 2021 года был генеральным директором ООО «Спорт и Отечество», учрежденного АНО «Центр Прогресса Бокса» (как мы помним, единолично принадлежащего Умару Кремлёву). Кстати, из четырёх человек, входящих в руководство ЕГРАИ (члены наблюдательного совета), кроме Грачёва, ещё двое имеют явную связь с Умаром Кремлёвым: Олег Саитов и Кирилл Щекутьев, члены Исполнительного комитета Общероссийской общественной организации «Федерация бокса России». Кстати, в феврале 2021 года Кирилл Щекутьев сменил Умара Кремлёва на посту генсека Федерации бокса России. Если характеризовать кратко – не чужие люди.
В мае 2022 года мы рассказывали о том, что некоторые депутаты Государственной Думы продвигают законопроект, основным выгодополучателем от которого станет опять Умар Кремлёв. И так всюду, где заходит речь о регулировании азартных игр в России, только и звучит: Кремлёв, Кремлёв, Кремлёв…
Можно ли в такой ситуации сказать, что государство стало контролировать рынок азартных игр – большой вопрос. А вот Умару Кремлёву, похоже, удалось это сделать. В довершение, если разобраться в функционале двух новых регулирующих организаций, можно заметить, что одной из основных функций ЕГРАИ является отслеживание и наказание нарушителей новоустановленных правил, то есть тех, кто вдруг попытается сделать ставку на спорт в обход ООО НКО «Мобильная карта». Бизнесмену Кремлёву, в свою очередь, остаётся следить, чтобы ЕЦУПС справлялся со своими функциями, благо, в поддержку у него есть целый госбанк ВТБ.
Удивительный пример того, как государство поставило в центр финансовых потоков пусть чрезвычайно активное и деятельное, но частное лицо. Альтернативным мнением может быть, что Умар Кремлёв вовсе не лицо, а ширма, за которой скрываются финансовые интересы более могущественных и значительно менее «засвеченных» фигур.
Почему регулятор многомиллиардного азартного бизнеса, призванный финансировать российский спорт из внебюджетных источников, представлен функционерами из одного вида спорта – бокса? Как получилось, что госбанк оказался «на подхвате» у физлица? По крайней мере, точно не в главной позиции. Для чего в цепочке собственников фирм-регуляторов так много промежуточных юрлиц? Почему конечные данные о собственниках компаний, получивших беспрецедентные преференции и поддержку, скрыты? Вопросов много, это только основные. Кто захочет погрузиться, чтобы разобраться, в эту сверхприбыльную сферу? Да и кому это будет позволено? Или, говоря мягче, кому это удастся?
Пока же Умар Кремлёв прочно занял позицию, о которой можно только мечтать. Только вот, похоже, в таком варианте организации государственной регуляции ощущается присутствие какого-то лишнего звена, не особо объяснимого по функционалу, но весьма и весьма затратного. Будем ждать, кто пояснит, за что нам так дорог Умар Кремлёв.