Уфимская «Метта» спрятала под зад офисное кресло

Владелец уфимской компании «Метта» Амир Фаткуллин получит 5 млн руб. компенсации за продажи офисных кресел, патент на которые принадлежит ему. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области поддержал его иск к рязанскому производителю офисной мебели ООО «Алвест» и его официальному дистрибьютору ООО «СПБ-офис». Господин Фаткуллин убедил суд, что ответчики, в нарушение его прав, производят и продают два вида кресел, схожих с запатентованным им шесть лет назад образцом. Суд запретил «СПБ-офису» и «Алвесту» производить и продавать спорные предметы мебели. Продавец намерен обжаловать решение суда, по его информации, эти кресла начали делать и производить за два с половиной года до того, как был получен патент.

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области частично удовлетворил иск уфимского предпринимателя, владельца компании «Метта» Амира Фаткуллина к производителям офисной мебели и кресел ООО «СПБ-офис» и ООО «Алвест» (Рязань).

Компания «Метта» занимается производством офисной мебели. С октября 2016 года руководитель компании Амир Фаткуллин владеет патентом на промышленный образец офисного кресла. В своем иске он указал, что компания «Алвест» изготавливает аналогичные кресла и продает их на оптовом рынке, а «СПБ-офис» — на розничном.

Как следует из материалов дела, господин Фаткуллин приобрел два офисных кресла у «СПБ-офиса», а затем обратился за патентной экспертизой к патентной поверенной Елене Купцовой. По итогам исследования, госпожа Купцова пришла к выводу, что эти кресла «содержат совокупность существенных признаков, производящую на информированного потребителя такое же общее впечатление, какое производит запатентованный промышленный образец «Кресло» по патенту РФ 111756». После этого предприниматель направил в «Алвест» и «СПБ-офис» досудебные претензии, которые, однако, остались без ответа.

В декабре 2020 года предприниматель обратился в суд с иском о запрете использовать патент на промышленный образец, а также изготавливать, применять, рекламировать и продавать кресла, а также о взыскании с каждого ответчика по 5 млн руб. компенсации за нарушение исключительных прав на промышленный образец. Кроме того, предприниматель просил суд обязать ответчиков опубликовать решение суда на главных страницах своих сайтов.

В суде представители «СПБ-офис» заявляли, что «Алвест» начала производить, а «СПБ-офис» продавать спорную продукцию за два с половиной года до подачи господином Фаткуллиным заявки на получение патента. Таким образом, отмечали в компании, ответчики «приобрели право преждепользования, то есть право безвозмездного использования тождественного решения без расширения объекта такого использования». «Промышленный образец по патенту 111756 не является новым и оригинальным, у него отсутствуют предусмотренные законом условия охраноспособности и производные права на защиту исключительных прав на него», указывали представили компании в ходе процесса.

«Алвест» «свою позицию по существу заявленных требований не выразил», отмечено в решении суда. В 2021 году компания пыталась лишить Амира Фаткуллина прав на патент, но Суд по интеллектуальным правам в иске отказал.

Рассмотрев дело, суд пришел к выводу, что истец сумел доказать «использование промышленного образца в изделиях ответчиков», на основании чего и принял решение о частичном удовлетворении исковых требований. Суд указал, что право преждепользования, на которое ссылался «СПБ-офис» не применимо в данной ситуации, так как компания не производила, а лишь продавала кресла. «Суд считает, что ответчики должны были знать о государственной регистрации патента истца, используемого правообладателем в той же сфере экономики», отмечено в решении.

В компании «СПБ-офис» заявили «Ъ», что не согласны с решением суда и намерены оспаривать его.

Представители «Алвеста» от комментариев отказались.

Управляющий партнер судебного агентства «Барристер» Айдар Муллануров считает решение суда логичным и законным. «Истцу удалось доказать идентичность кресел и обосновать размер компенсации. Сумма штрафа не вызывает удивления, она вполне могла быть и выше. Поскольку ответчики не смогли оспорить патент истца в другом деле, то и в настоящем споре у них было очень мало шансов на победу. Я не вижу никаких перспектив для отмены этого решения», — отметил он.

Так же считает член ассоциации юристов России Юлия Рамзенкова: «У ответчиков есть шанс оспорить дело по основанию несоответствия доводов судов, однако маловероятно, что у них получится это сделать».