УБРиР бросил вызов ФНС

«Уральский банк реконструкции и развития» (УБРиР) оказался в эпицентре масштабного конфликта с налоговыми органами. Кредитное учреждение инициировало десятки судов с инспекцией ФНС по крупнейшим налогоплательщикам, отказываясь предоставлять фискалам информацию о деятельности известных клиентов банка. Между тем ряд проверок, вероятно, в рамках которых у банка запрашивались документы о контрагентах налогоплательщика, уже завершились выявлением крупных нарушений и доначислением организациям десятков миллионов рублей. В УБРиРе в своей правовой позиции уверены и заявляют, что не обязаны раскрывать банковскую тайну, а менеджеры кредитного учреждения даже высказывают готовность дойти в разбирательствах до Верховного суда РФ. Пока же банк преимущественно проигрывает в арбитражах, а участники рынка называют развернувшиеся споры «чуть ли не первым на их памяти публичным конфликтом банка со всесильной ныне налоговой», отмечая, что разбирательства могут стать прецедентом для сектора, а «судебные войны, по всей видимости, развязанные УБРиРом, получат оценку Банка России. И скорее всего, пристрастную.

«Уральский банк реконструкции и развития» (УБРиР) инициировал массовые судебные разбирательства с налоговыми органами. Банк систематически отказывал структурам ФНС в предоставлении информации о своих клиентах, которую инспекции требовали в рамках проводимых налоговых проверок в различных регионах страны, в том числе в Астраханской, Свердловской, Челябинской и Курганской областях, ХМАО-Югре и ЯНАО. Получив отказ, налоговый орган привлекал УБРиР к ответственности по п. 2 статьи 126 НК РФ «Непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля», также систематически выписывая организации штрафы. В свою очередь банк пытался оспорить решения в судах, что и стало поводом для подачи десятков исков.
За полгода, с сентября 2017 по текущий момент, УБРиР с учетом апелляций подал более 40 исковых заявлений к МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Свердловской области об оспаривании санкций за налоговые правонарушения.

Отметим, что на данный момент арбитражная практика оказалась не на стороне банка. Кредитная организация тотально проигрывает в первых инстанциях. В 25 из 37 случаев за указанный период арбитраж встал на сторону налогового органа. 9 исков на данный момент находятся в рассмотрении. И только по трем «Уральскому банку реконструкции и развития» удалось отстоять свою позицию.

В частности, в одном из дел, которое банк выиграл, суд принял во внимание, что в связи с непредставлением данных налоговой в отношении руководителя правовой дирекции УБРиРа был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ. Впрочем, мировой судья участка №1 Ленинского района Екатеринбурга прекратил разбирательства в отношении менеджера «за отсутствием состава административного правонарушения». Поскольку суд общей юрисдикции не нашел в действиях банкира нарушений, арбитраж посчитал, что и оснований для привлечения кредитного учреждения нет. МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам уже оспаривает это решение в апелляции. Также стоит отметить, что банк ссылался на постановления мировых судей и в других разбирательствах. Но в большинстве случаев арбитражи отмечали, что преюдициального значения они для настоящего спора не имеют, и вставали на сторону фискального органа.

Крайне примечательным в данных разбирательствах является и тот факт, что в ряде случаев проверки, в рамках которых у банка запрашивалась информация о партнерах налогоплательщика, завершились выявлением крупных нарушений и доначислением десятков миллионов рублей налогов.

Например, как следует из документов Арбитражного суда Свердловской области, фискальный орган запрашивал у УБРиРа информацию по контрагенту крупного игрока на рынке грузоперевозок – АО «Лорри». Кредитное учреждение отказалось отдавать документы, заявив, что они «содержат информацию только относительно клиента банка».

Между тем налоговая в суде указала: проверка «Лорри» и ряда ее партнеров вскрыла применение «транспортной схемы» по получению необоснованной налоговой выгоды, а документы о клиенте банка запрашивались, чтобы проверить расчеты по всей цепочке. По итогам ревизии грузоперевозчику доначислено 10,2 млн НДС и 199 тыс. налога на прибыль организаций. «Лорри» пыталась оспорить претензии МИФНС, но проиграла в двух инстанциях.

Еще одна организация, данные о которой УБРиР отказался предоставлять, вероятно, стала фигурантом других резонансных налоговых разбирательств. Как подробно сообщала «Правда УрФО», МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам требовала от АО «Уральское производственное предприятие «Вектор» (Екатеринбург, входит в концерн воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей») доплатить в бюджет 41 млн рублей недоимки и еще более 2,5 млн пеней и штрафов.

Налоговые конфликты развернулись и в других регионах: так, банк отказался предоставлять информацию по запросу МИФНС России №6 по Астраханской области в отношении контрагента ООО «Специализированное предприятие «Монтажник». Примечательно, что сейчас зарегистрированное в Астрахани СП «Монтажник» судится с той самой инспекцией №6, которая по итогам проверки сделала многомиллионные доначисления, а также применила крупные штрафные санкции. Впрочем, клиент УБРиРа в данных судах пока не фигурирует.

В «Уральском банке реконструкции и развития» уверены в своей правовой позиции и заявляют, что готовы отстаивать ее вплоть до Верховного суда РФ. «Иски связаны с отказом банка предоставлять сведения о клиентах, которые не являются фигурантами налоговой проверки, но по которым налоговая запросила информацию. Мы действуем в рамках законодательства: в Налоговом кодексе нет требований, что в данном случае банк должен предоставлять информацию о своих клиентах и тем самым раскрывать банковскую тайну. Практика рассмотрения таких дел в судах разной юрисдикции неоднозначная, поэтому мы планируем довести все дела до Верховного суда РФ, чтобы позиция высшего судебного органа касательно положений Налогового кодекса РФ была понятной и общей для всех», – заявили «Правде УрФО» в пресс-службе УБРиРа.

Юристы также оценивают практику судов как неоднозначную, указывая что за непредоставление информации, как правило, наказывается сам налогоплательщик.

«Эту норму фискальный орган использует достаточно активно, и по итогам почти каждой проверки выставляются штрафы за непредоставление документов налогоплательщику. Буквально на днях нам удалось доказать в апелляционном суде, что налоговый орган не вправе требовать, а налогоплательщик не обязан предоставлять документы, которые не предусмотрены законодательством, хотя бы они и имелись у налогоплательщика. К таким документам, в частности, относятся оборотно-сальдовые ведомости, карточки по счетам, приказы и положения, а также иные внутренние документы общества», – рассказал партнер Veritas Law Office Роман Лукичев.

В судебном акте апелляционного суда, на которое сослался Лукичев, указано: «Само по себе истребование налоговым органом некоторых документов (пусть даже конкретизированных надлежащим образом) и их непредставление налогоплательщиком (налоговым агентом) не влечет привлечение его к ответственности по ст.126 кодекса. Из пункта 1 статьи следует, что ответственность предусмотрена за непредставление таких документов, которые прописаны в кодексе или иных актах законодательства о налогах и сборах».

Так или иначе, в приватных разговорах и юристы, и банкиры признаются, что массовые разбирательства УБРиРа с «всесильным сейчас налоговым органом» могут стать серьезным прецедентом для рынка.

Для сравнения, «СКБ-Банк» (93,74% принадлежит АО «Группа Синара» Дмитрия Пумпянского), согласно данным системы «Контур.Фокус», за аналогичный период обращался с исками к налоговой всего четырежды. Только в одном случае разбирательства касались предоставления данных ФНС и носили они, скорее, формальный характер: банк указывал, что «из запроса не следовало, является ли клиент индивидуальным предпринимателем, и проводится проверка в отношении него как ИП или как в отношении физического лица». «Меткомбанк» и вовсе подавал на налоговую в суд последний раз весной прошлого года. УБРиР же с августа 2017 года подал десятки исков, а с учетом апелляций их число может вырасти в геометрической прогрессии.

«Политика государства построена сейчас таким образом, чтобы взимать как можно больше налогов. Поэтому вполне оправданно говорить о своеобразном союзе между ФНС и ЦБ. Фискальный орган в текущих условиях приобретает все большее влияние, а Банк России зачастую очень пристрастен. На моей памяти это чуть ли не первый крупный публичный конфликт коммерческого банка с ФНС, и налоговики себя просто так по носу щелкать не дадут. В этой связи развернувшиеся суды могут стать прецедентом. В данной ситуации будет интересна позиция Центрального банка, который, вероятно, либо уже оценивает, либо даст оценку сложившейся практике после разбирательств. По своему опыту, могу сказать, что банк всегда находится в данном случае в определенной вилке: запросы ФНС зачастую формируются безграмотно, но ссориться с налоговой никто не хочет. Поэтому приходится лавировать так, чтобы и клиента не подставить, и на конфликт не нарваться», – поделился своим видением ситуации один из столичных топ-менеджеров.

«Мне слабо представляется, что кто-то из менеджеров УБРиРа решил поиграть в ярых защитников банковской тайны». Поэтому возникает вопрос цели конфликта. Она, вероятно, может заключаться только в крупных финансовых потоках. Интерес налоговой в данном случае, скорее всего, связан с НДСными цепочками. Только не совсем понятно, зачем УБРиРу ввязываться в эту историю», – выразил свое личное суждение другой собеседник издания в финансовой сфере.