Убийце Бориса Немцова ужесточают режим

Криминал

Убийце Бориса Немцова ужесточают режим

Осужденного Заура Дадаева переводят в «крытку» тюремного типа, предположительно — их-за отказа обсуждать «заказчика» преступления.
12.12.2019

Куйбышевский суд Иркутска 12 декабря рассмотрит ходатайство ФСИН о переводе на три года в колонию тюремного типа (так называемую «крытую») Заура Дадаева, который отбывает срок за убийство политика Бориса Немцова. Решение ужесточить ему режим возникло сразу после того, как Дадаев отказался проходить допрос на полиграфе, в том числе обсуждать «заказчика» расстрела.

Почти всю осень 2018 года Заур Дадаев в ИК-3 почти все время проводил в ШИЗО ИК-3. А вскоре ему было объявлено, что в отношении него вынесено новое решение. Он должен один год провести в помещениях камерного типа (ПКТ), которые по сути являются той же тюрьмой, а не колонией. Это исключительная мера, принимаемая в отношении злостных нарушителей режима, а также для «ломки» непокорных заключенных. Для отбытия нового наказания Дадаева этапировали из иркутской колонии в одну из колоний в Ангарске.

Минувшей осенью заключенный, отбыв год в ПКТ, снова вернулся в ИК-3, где его моментально поместили в помещения для строгих условий содержания (СУС — тюрьма внутри колонии). Одновременно ФСИН подала в суд ходатайство о заключении Дадаева на три года в «крытую» колонию. «Крытка» это одна из крайних мер в системе ФСИН туда, например, отправляют «законников», которые борются с тюремной системой. В обосновании утяжеления условий содержания ФСИН указывает постоянные нарушения им режима. Источник «Росбалта», знакомый с ситуацией, полагает, что Дадаеву просто «штампуют» нарушения под разными предлогами. Например, за то, что заключенный «смотрел на небо без головного убора».

Как полагает собеседника агентства, в реальности за проблемами Дадаева кроется желание получить нужные показания по «делу Немцова». «От него требуют информацию как по сути дела, так и задают вопросы о руководящих Чеченской республикой людях», — высказывает мнение источник «Росбалта».

Конфликт между Дадаевым и руководством ИК начался после отказа от якобы добровольной процедуры опроса на полиграфе. Причем спрашивать его собирались об обстоятельствах убийства Бориса Немцова. После этого заключенному стали одно за другим выносить замечания, после чего отправлять в ШИЗО. А потом и вовсе сослали в ПКТ. После возвращения оттуда в ИК-3 Дадаеву вновь предложили дать показания с использованием полиграфа, но он отказался.  

Как ранее рассказывал «Росбалт», в 2018 году на проверку на полиграфе согласился другой обвиняемый по «делу Немцова»  — Хамзат Бахаев (перед этим он тоже пару раз побывал в ШИЗО).

Во время этой процедуры Бахаеву сначала задавали вопросы о близких членах семьи, порой очень неудобные. Это нужно, чтобы определить, как прибор отображает эмоции допрашиваемого. А потом уже перешли к основным вопросам: знает ли он, где было спрятано оружие, из которого застрелили Немцова; знаком ли с Русланом Геремеевым и Русланом Мухудиновым; считает ли их «заказчиками» преступления и т. д. Фактически с заключенным проводились следственные действия, пытаясь получить ответы на вопросы, в которых не удалось разобраться во время расследования.

Напомним, пистолет, из которого застрелили политика, так и не был обнаружен. Как организатор преступления в розыск был объявлен Руслан Мухудинов, но в том, что именно он спланировал расстрел политика, есть большие сомнения. Руслан Геремеев остается в деле в качестве свидетеля, однако допросить его ни разу не смогли.