У сына Астахова — миллиардные аферы, у сына Зубова — взятка

Сын замминистра МВД Игоря Зубова попался на взятке в 18 млн рублей сотруднику ФСБ, отпрыска бывшего замгенпрокурора Ивана Кондрата и федеральной судьи судят за организацию убийства, сыновья экс-губернатора Сергея Левченко и бывшего детского омбудсмена Павла Астахова обвиняются в особо крупном мошенничестве. Впрочем, гораздо чаще дети высокопоставленных чиновников и силовиков становятся героями не криминальной хроники, а расследованиях о сомнительных способах обогащения и роскошном имуществе, приобретенном непонятно на какие доходы. Кто из российской элиты засветился в СМИ, благодаря собственным наследникам, читайте в обзоре ПАСМИ. 

Портфель для чекиста

В минувшую пятницу сотрудники управления ФСБ России по Саратовской области провели операцию, в ходе которой были задержаны три бизнесмена. Одним из них оказался сын заместителя главы МВД, статс-секретаря, генерал-полковника Игоря Зубова. Дениса Зубова взяли в самарском ТЦ «Вива Лэнд» при попытке передать портфель с 18 млн рублей сотруднику ФСБ. Вместе с ним были задержаны экс-директор Межотраслевого объединения TНП Василий Ермаков и президент мини-футбольного клуба «Динамо-Самара» Игорь Карпов.

Суд избрал всем фигурантам меру пресечения в виде заключения под стражу. Возбуждено уголовное дело по ч.5 ст. 291 УК РФ — “Дача взятки в особо крупном размере”. В связи с особой сложностью дела и широким общественным резонансом расследовать дело будет следственная группа СУ СКР по Самарской области.

По версии следствия, фигуранты действовали в интересах одной из крупнейших перевалочных нефтебаз региона «МО ТНП». Переговоры с офицером ФСБ они якобы вели с ноября прошлого года. За покровительство предприятию, кроме указанных 18 млн рублей чекисту обещали “абонентскую плату” в размере 5 млн рублей. Сотрудник спецслужбы делал вид, что согласен с предложенными условиями, а сам обратился к коллегам.

Какое именно покровительство было необходимо Межотраслевому объединению TНП, не сообщается. Между тем, депутат Госдумы Александр Хинштейн, который первым сообщил о коррупционном скандале, в своем Telegram-канале предположил, что МО НТП могло заниматься переработкой и перепродажей украденной нефти, получая от этой незаконной деятельности доходы в сотни миллионов рублей.

Его словам подтверждаются тем фактом, что на получении взяток от той же нефтебазы ранее уже попадались чекисты. В октябре 2019 суд приговорил бывшего замначальника СЭБ УФСБ по Самарской области Сергея Гудованого и его коллегу из центрального аппарата ФСБ Александра Переточкина — к 20 и 10 годам колонии соответственно. Следствие установило, что полковники на протяжении двух лет ежемесячно получали дань от МО «ТНП» в размере 1 млн рублей.

Имели проблемы с законом и подельники Дениса Зубова. Ермаков фигурировал в вышеуказанном деле о взятках сотрудникам ФСБ, а Карпов в 2016 был приговорен к штрафу в размере 350 тыс. рублей по делу о незаконном предпринимательстве, которое вели региональные чекисты. 

Что касается самого сына замминистра, то до этого случая в коррупционных скандалах не засветился. Денис Зубов вину не признает. По версии его защиты, он просто так принес в кафе 18 млн рублей, взятые в долг у у Василия Ермакова, а решение об их передаче было якобы принято под давлением чекистов в рамках помощи Ермакову, причем последний об этом не просил. МВД задержание сына Игоря Зубова пока никак не прокомментировало. 

Не стой на пути

Сын бывшего заместителя генпрокурора Ивана Кондрата и судьи Арбитражного суда Москвы Елены Кондрат свою вину в инкриминируемых преступлениях так же отрицает. Дело Николая Кондрата на прошлой неделе начал рассматривать по существу Московский областной суд. Бывшего студента юрфака МГУ обвиняют в организации убийства собственного водителя и в подготовке покушения на судью Московского арбитражного суда Елену Махалкину и еще двух бизнесменов.

Водителя Кирилла Игитханяна Кондрат-младший решил убрать, опасаясь компрометирующих его показаний в связи с использованием поддельного удостоверения сотрудника СКР. Исполнителем стал житель Подмосковья Никита Манцев, за услуги он получил порядка 1 млн рублей. Манцев уже приговорен к 8,5 годам колонии, он заключил сделку со следствием и дал показания на Николая Кондрата.

Согласно этим свидетельствам, сын судьи и прокурора поручил Мацневу организовать также убийство бизнесвумен, которая постоянно выигрывала гостендеры в ущерб подруге Кондрата. Также задумывалось покушение еще на одного предпринимателя, у которого Кондрат арендовал офисное помещение.

Кроме того, жертвой должна была стать коллега матери Кондрата Елена Махалкина. Ее предполагалось застрелить из арбалета. Мотив последнего преступления — месть за мать. Именно Махалкина обратилась в ФСБ после того, как Елена Кондрат предложила коллеге за $50 тыс. вынести решение о привлечении к субсидиарной ответственности одних лиц и непривлечении других. Передача денег прошла под контролем чекистов, в конце ноября прошлого года председатель СКР Александр Бастрыкин, заручившись одобрением ВККС, возбудил против судьи уголовное дело о мошенничестве.

В начале февраля ККС Москвы приостановила ее полномочия. Елена Кондрат заявляет, что стала жертвой провокации. Служительница Фемиды считает, что уголовные дела в отношении ее самой и сына — это поптыка давления для принятия “нужных” судебных решений.

Криминальный лифт

О давлении через уголовное преследование родственников говорили и в связи с историей сына бывшего главы Иркутской области Сергея Левченко. Губернатор-коммунист ушел в отставку в декабре 2019, он называл свой уход вынужденным. СМИ писали, что одним из условий, на которых глава региона согласился покинуть свой пост, было прекращение давления на его сына — депутата местного заксобрания Андрея Левченко. Тем не менее, в сентябре 2020 Левченко-младшего отправили в СИЗО по делу в мошенничестве в особо крупном размере и ограничении конкуренции.

В конце января текущего года это дело было передано в суд. По версии следствия, Левченко создал организованную группу, в состав которой вошли руководители подконтрольной ему компании «Звезда». Путем заключения картельного сговора с московскими компаниями, производящими лифты, им удалось заработать на контрактах по замене лифтового оборудования с региональным Фондом капремонта почти 1 млрд рублей.

Кроме того, сообщники якобы завысили стоимость договора на ремонт лифтов через фирму прокладку, нанеся региональному бюджету ущерб в 55 млн рублей. При этом изначально правоохранители заявляли о гораздо большей сумме — 185 млн рублей.

Кредиты не по-детски

Дело сына бывшего детского омбудсмена Павла Астахова сейчас находится на стадии предварительного следствия. Антон Астахов обвиняется в мошенничестве на сумму свыше 1,2 млрд рублей. По данным правоохранителей, Астахов-младший со своим деловым партнером незаконно получил контроль над одной из компаний, после чего оформил на нее кредиты на несколько миллиардов рублей. Кроме того, ему вменяют незаконный возврат НДС в размере 130 млн рублей.

В декабре прошлого года суд отправил его под домашний арест. Меру пресечения удалось избрать со второго раза, после вмешательства апелляционной инстанции. На прошлой неделе следствие подало ходатайство о продлении домашнего ареста, хотя, по данным телеграм-канала ВЧК-ОГПУ, этом активно пытался противодействовать известный адвокат Павел Астахов. При этом, по данным авторов канала, Астахов-младший оказывает давление на потерпевшего по делу и может сбежать за рубеж, как это уже сделал его сообщник.

Роскошь в законе

Впрочем, многие дети высокопоставленных родителей осваивают гораздо большие деньги, не привлекая внимания правоохранительных органов. Так, компании сына спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, по данным журналистов, завладели целой коллекцией объектов исторического наследия в Санкт-Петербурге, причем отнюдь не по рыночным ценам. Эти активы Сергея Матвиенко в 2018 году СМИ оценивали примерно в 2,8 млрд рублей. 

Активный бизнес ведет сын Владимира Колокольцева. Впрочем, это не мешает Александру Колокольцеву получать субсидии от государства как пострадавшему от пандемии коронавируса. Его компаниям «Бринде» и «Иль форно» досталось совокупно свыше 1 млн 200 тыс. рублей. При этом, по данным журналистов-расследователей, в собственности у Колокольцева-младшего имеется подмосковное поместье стоимостью порядка 1,5 млрд рублей. Площадь участка в элитном поселке — более гектара, на нем расположен трехэтажный дом в 1,2 тыс. кв. метров. 

А сын главы Росгвардии Виктора Золотова стал владельцем поместья на Рублево-Успенском шоссе еще в 23 года, сразу после окончания вуза — только земельный участок 89 соток журналисты оценили в 600 млн рублей. Сообщения о том, что Роман Золотов участвует в бизнесе той или иной компании, появляются достаточно регулярно, но о каких-то серьезных прибылях речи не идет. Возможно, поэтому, он решил продать свою дачу в Барвихе — дворец из розового мрамора в классическом стиле площадью 3 тыс. кв. метров с зимним садом и бассейном. Согласно объявлению на ЦИАН, за дом просили 1,65 млрд рублей. Состоялась ли сделка, неизвестно, но объявление снято с публикации.

Впрочем, только недвижимостью внимание СМИ к детям из элитных семей не ограничивается. Так у дочери сенатора Елены Мизулиной нашли коллекцию брендовой одежды и ювелирных изделий на 27 млн рублей, а 14-летний сын главы Чечни Рамзана Кадырова прославился благодаря часам за 37 млн.