Трилогия о великой по-бедности

Трилогия о великой по-бедности

I. УРОКИ 8 МАЯ 1945 ГОДА

8 мая – день победы Антигитлеровской коалиции демократических стран (второе название: Объединенные Нации). Потому что это – первый день мира в Европе, ибо Германия объявила о своей безоговорочной капитуляции 7 мая 1945 года в Реймсе. Вечером 8 мая – по требования Сталина – была проведена торжественная процедура (ну, что такое – от великого Советского Союза капитуляцию подписывает военный атташе при де Голле ген.-майор Суслопаров – англоязычные дикторы, перечисляя его, языки ломали).

Но бывший семинарист Джугашвили отлично знал – кто позже отмечает, тот и главней – истории с переносом католической Пасхи позже иудейской, а православной – позже католической, ему были отлично известны, и поэтому для себя и своих вассалов он сделал днем победы 9 мая.

Первый урок. Нельзя выращивать зло для борьбы со злом.

То, что Гитлеру помогли прийти к власти, а потом укрепиться – как противовесу мировому большевизму и Сталину – это не левая пропаганда, но реальность, описанная многими мемуаристами.

Была советская помощь в крипторемилитаризации Германии?

Конечно, но это были связи с генералами рейхсвера, стоящими на социал-демократических позициях. Это были советские политические и технологические инвестиции в будущую революционную Германию. А нацисты должны были стать предтечами коммунистической революции и уничтожить слишком склонных к компромиссам социалистов и либералов, а потом спровоцировать войну, неизбежное поражение в которой радикализировало бы Германию.

Потом Сталин использовал Гитлера против западного либерального блока. Потом Гитлер использовал против Сталина весь потенциал европейских праворадикальных и правоконсервативных кругов.
И с каждым витком росла сила Гитлера.

Второй урок. Приоритет моральных ценностей выгодней оппортунизма.

Если не считать небольшого сопротивления в Норвегии, Греции и восточной Югославии, и сторонников де Голля, то на Западе Гитлеру противостояли только англосаксы.

По одной очевидной причине – только на англосаксонском полюсе Западной цивилизации ценности были приоритетней выгод.

Ведь Британской империи Гитлер предлагал компромисс куда более выгодный, чем Сталину. Гарантии безопасности при уходе из континентальной Европы (откуда Англию уже вышибли). Реальную военную безопасность – англо-американский союз имел флот и авиацию достаточной мощи, чтобы гарантировать Британские острова от вторжения (это не огромная советская западная сухопутная и извилистая граница). Возможность взять под контроль часть французских африканских владений (Гитлер был категорическим противником колониальной экспансии). После выигрыша Битвы за Британию в июле-сентябре 1940 года Черчилль мог выторговать и расширение владений на Ближнем и Среднем Востоке. Да, еще Британии в виде бонуса полагался статус "братского арийского народа".

Но Гесса с его компромиссом англичане послали… в тюрьму. Зато фон Риббентропа в Москве, а Молотова (деда депутата Никонова) в Берлине – приняли как родных.
Договориться в ноябре 1940 помешала только сталинская наглость – кремлевский горец уже вообразил, что Гитлер оказался "под вечным шахом".

Поэтому в итоге СССР потерял во время Второй Мировой войны в 80 раз больше людей, чем Британская империя. Иногда порядочность окупается…

II. САКРАЛЬНАЯ ПОБЕДА, СТАВШАЯ ДНОМ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Ужас Второй мировой войны в том, что она велась с эсхатологическим противником.

Гитлер объективно нес уничтожение западной цивилизации (точнее, моральной компоненты в ней). А всему к востоку от Пруссии он нес быстрое или замедленное физическое уничтожение или деградацию до средневекового уровня.

Но и для поддержавших Гитлера приход сталинских армий в Европу был синонимом гибели цивилизации.

И, между прочим, ковровые бомбардировки старинных европейских и японских городов англосаксонской авиацией тоже выглядел воплощенным каннибализмом либерально-плутократической цивилизации.

Японцы убивали китайцев миллионами – просто для развлечения, а с англосаксонскими пленными обращались не лучше, чем немцы – с советскими.

Поэтому Вторая Мировая война велась как игра с нулевой суммой, победа рассматривалась как единственный способ спастись, и поэтому для нее все средства были хороши.

Поэтому в Европу вернулась невиданная со времен Тридцатилетней войны и походов Суворова* практика истребления мирного населения; невиданная со времен пфальцской кампании Людовика XIV "Солнца" тактика (стратегия) выжженной земли. А практика порабощения пленных (каждый выживший немецкий и японский пленный, считайте, получил 10 лет советских лагерей, и это решение одобрили союзники-демократы) и массовых многосоттысячных этнических чисток просто вернули в эпоху римских и монгольских завоеваний…

Все традиции воинской рыцарственности XVIII-XX веков были изжиты.

Более того, эсхатологические методы ведения войн как бы получили сакральную санкцию – раз они привели к сакральной победе.

Собственно, все формальные арабские претензии к Израилю сводятся к действиям, которые были значительно более мягкими, чем чешские по отношению к немцам Судет. Об этнических чистках немецкого населения из областей, доставшихся СССР и Польше, я вообще молчу. Но даже о вполне "бархатном" обмене польским и украинском населении…
И я понимаю удивление армян и азербайджанцев взаимной критикой – ведь взаимно депортируя население, они делали не более того, что – с санкции Ялтинских и Потсдамских соглашений – делали "деды" в Восточной Европе.

* Солдаты не зря обожали Суворова – ни один европейский полководец до наполеоновской эпохи не отдавал захваченные города на поток и разграбление своим солдатам, а генералиссимус Александр Васильевич позволил резню в Праге (еврейский пригород Варшавы) и в Измаиле. Только в августе 1914 казачьим частям разрешили "суворовские" методы в Восточной Пруссии – и стратегический эффект превзошел все ожидания – генштаб второго рейха тут же забыл свои планы отсупить до Вислы на время взятия Парижа и был готов погубить весь свой план блицкрига (план Шлиффена-Мольтке) ради спасения населения южной части Восточной Пруссии.

III. ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Случайно включился на 1-й канал. Посмотрел на обилие орденов на груди Шойгу. Особенно два самых разлапистых – в районе аппендикса*. Чувак не служил в армии ни одного дня. Не потушил не одного пожара. Генерал. Бился аки лев рыкающий с украинской армией. Не превозмог. Бился в Сирии – взял Пальмиру Южную. (Злые англосаксонские языки уверяют – взятие было "договорным матчем").

* Мэтры же все предвидели! "Генерал-полковник был орел… Его длинное тело усеивали ордена. Самый большой орден в виде многоконечной звезды, обрамленной лавровым венком, сверкал в районе аппендикса. В левой руке генерал сжимал перчатки, а правая покоилась на рукоятке кортика. Высокий воротник с золотым шитьем подпирал нижнюю челюсть." ("Хищные вещи века", А. и Б. Стругацкие)

Livejournal

! Орфография и стилистика автора сохранены