Травля журналиста Кашина

Российский суд приговорил украинского кинорежиссера Олега Сенцова к 20 годам колонии строгого режима за организацию существующего лишь в голове сотрудников ФСБ террористического сообщества.

На самом деле его осудили за протест против аннексии Крыма. Сенцову осталось сидеть еще 16 лет. За то время, что он был осужден, в его поддержку выступили тысячи людей, были подписаны сотни писем с мольбами, просьбами, требованиями его освобождения, обмена. Жан-Люк Годар, Борис Гребенщиков, Салман Рушди, Педро Альмодовар, Вим Вендерс, Иэн Макьюэн, Майк Ли, Джонатан Франзен, Кшиштоф Занусси, Александр Сокуров, Анджей Вайда, Кен Лоуч, Бела Тарр, Аки Каурисмяки, Джонатан Литтелл, Владимир Мирзоев, Герта Мюллер, Патти Смит, Маргарет Этвуд. Это самое начало списка людей, которые поддерживают Сенцова. В августе прошлого года нобелевский лауреат Лех Валенса заявил о выдвижении Сенцова на Нобелевскую премию мира.

В Москве уже сто дней проходит ежедневный пикет с требованием освобождения и обмена украинских заключенных на россиян, отбывающих сроки в Украине. Организаторы этого пикета — граждане России, которые собираются стоять в пикете до тех пор, пока не начнется процесс освобождения «всех на всех». Олег Сенцов голодал 145 дней, требуя освобождения украинских политзаключенных. Этой голодовкой он привлек внимание всего мира к проблеме украинских узников Кремля и к нежеланию российской власти обменять своих собственных граждан на осужденных в России украинцев.

Несколько дней назад журналист Олег Кашин в эфире российского федерального телеканала заявил, что «русская интеллигенция по умолчанию всегда встает на сторону любого украинского националиста […]. Сенцов, поскольку мы для него враги, он для нас враг». Олег Кашин не возразил, когда ведущая телеэфира Скабеева уверенно говорила о том, что украинский кинорежиссер — террорист. Фоном для обсуждения Сенцова стали кадры с того самого пикета: политик Леонид Гозман и кинокритик Антон Долин с плакатами об обмене всех на всех стоят у администрации президента. Тут же — кадры с награждения Олега Сенцова премией Сахарова: его двоюродная сестра Наталья Каплан и адвокат Дмитрий Динзе — с дипломом премии.

Сенцов, понятное дело, в Страсбург не приехал.

Сам Кашин чуть позже в эфире «Эхо Москвы» объяснил свое присутствие на федеральном канале тем, что пришел в гости к приятным ему людям.

«Зачем в сотый раз писать о человеке, который только обрадуется, что в очередной раз о нем напишут?», — спросили меня друзья. Обрадуется или обидится журналист Кашин — не суть.

Я привыкла отвечать тем, кто оскорбляет людей, которые мне дороги.

Время от времени я читала колонки журналиста Олега Кашина на Republic. Какие-то тексты бывают интересными, какие-то пустыми и «проходными». Но это нормально, такое бывает у каждого автора. Но все его тексты я не читала и вот, получается, пропустила летнюю колонку на «Дожде» об Олеге Сенцове. А в ней уже было написано то, что он сказал в эфире Ольги Скабеевой на «России 1». Я послушала этот эфир и последующие за ним выступления на «Дожде» и на «Эхо Москвы». А потом прочитала, что Кашин и его друзья пишут в фейсбуке. Так я узнала, что Кашина травит «либеральная интеллигенция». Он стал жертвой либералов, они преследуют его, в частности, призывая бойкотировать издания, в которых журналист публикуется.

 

Акция в поддержку Олега Сенцова в Праге, 2018 год. Фото: Michal Cizek / AFP

Для меня это история о подмене понятий. Или проще — о переворачивании всего с ног на голову.

Я много пишу о судебных делах, и мне несколько раз попадались случаи, в которых пострадавший превращался в преступника. Тот, у кого украли, признавался вором. В трех передачах — на «России-1», на «Эхе Москвы» и на «Дожде» — Олег Кашин с плохо скрываемыми злобой и раздражением говорит о Евгении Альбац, Сергее Пархоменко, о «либеральной интеллигентской среде» и, наконец, об Олеге Сенцове. Отвечают ему — те, у кого возможность ответить вообще есть, — не в телевизионных или радио-эфирах, а в фейсбуке.

Эти люди, как говорит Кашин, шельмуют его, травят. Он же им отвечает, как он сам это называет, «из кабины бомбардировщика». Больше всего достается Альбац, которая сравнила высказывания Кашина об украинцах с нацистскими. «Глупо отрицать, что не то, что некоторые [народы] равнее — что у одних вклад больше, у других меньше, треть — вообще, украинцы, извините», — говорит Кашин на «Эхе». Альбац осмелилась указать: эта фраза не просто уничижительна и цинична, это нацистское высказывание. Так она стала главным агрессором и мучителем. Смешно было бы утверждать, что Кашин травит Евгению Альбац или Сергея Пархоменко. Но нельзя не заметить, что он их многократно оскорбляет и оскорбляет довольно злобно на всех доступных ему площадках.

Важнее, что в эфире Скабеевой и Кеосаяна Кашин присоединяется к травле Сенцова. Выступать в передаче, где распинают Сенцова в день, когда ему дают премию имени Андрея Сахарова в Европарламенте, это и есть бомбардировка именно по украинскому кинорежиссеру, а не только по той самой интеллигенции, которая его поддерживает: «Вы не видели Сенцова на приговоре? Вы не слышали, как он поет гимн?» По Кашину, раз он украинец, значит, враг.

Да, я та самая «интеллигентка», которая с ареста Сенцова его поддерживала. Да, я последовательно выступаю за «обмен всех на всех», в том числе и Кирилла Вышинского, за которого ратует Кашин.

Но я не собираюсь обращаться в редакции «Дождя», «Репаблик» и «Эха Москвы» с заявлением о бойкоте этих изданий или, например, прекращения подписки из-за того, что они продолжают видеть Олега Кашина среди своих авторов. Но выбор этих редакций мне теперь не ясен. Может быть, это прозвучит как новый эпизод травли и шельмования — но рискну как читательница этих изданий задать свои очень наивные вопросы.

В России так мало талантливых журналистов, которых можно было бы публиковать или звать в эфир вместо человека, которому нравится вещать из кабины бомбардировщика? По какой причине надо давать площадку для оскорбления своих же ведущих? Как голоса людей в фейсбуке, возмущенных атакой на сидящего в российском лагере человека, превращаются в травлю журналиста, выступающего на федеральном канале?

Фраза «Сенцов, поскольку мы для него враги, он для нас враг» устроена так же, как «а вы уже перестали пить коньяк по утрам?». То есть это подмена и вранье. Сенцов нигде и никогда не говорил о том, что русские для него враги.

Мой последний вопрос совсем наивен. Каково журналисту Кашину жить в мире, который целиком состоит из вранья и врагов? И еще — зачем в этот мир вовлекать других и расширять его границы

mbkhmedia