Темная сторона деятельности АО ХК «СДС»: ответит ли Федяев за трагическую гибель шахтеров?

«Можно покупать одного человека все время. Можно покупать всех, но недолго. Но, невозможно покупать всех все время».Глава холдинговой компании Кузбасса Михаил Федяев арестован. Шок, который вызвало задержание олигарха прошел, и в интернете началась кампания по отбеливанию репутации человека, на предприятии которого погиб 51 человек. Свежи в памяти и статьях строки о шахтерах, которые задыхались из-за высокой концентрации метана в шахте СДС и спасатели, которые пошли вытаскивать мужиков. Федяев вину не признал. В суде он сказал: «Я не признаю своей вины. Я не знаю, как мог бы повлиять на то, что творилось в шахте».Можно продолжить, чтобы раскрыть смысл сказанного: «Если бы я знал о том, что шахтеры каждый день идут на смерть, чтобы добыть этот уголь. Что там систематически нарушаются требования безопасности, как сказал Владимир Путин, то я бы немедленно закрыл шахту». Но, Михаил Федяев этого бы не сделал по одной причине. Весь холдинг СДС построен на нарушении закона. В Кузбассе у Михаила Юрьевича все схвачено: арестованный глава «СДС – Уголь» советник губернатора, бывшие подчиненные устроены на руководящие посты в администрацию, мэрами городов, и отправлены в Госдуму, а сам он довольствуется членством в совете при МВД.Небольшая, когда-то успешная империя Михаила Федяева, на поверку оказалась исторически неспособной честно вести дела.В 1999 году в новостных агентствах России промелькнула новость: «Угольный разрез Черниговский блокирован милицией и ОМОНом». Больше 300 милиционеров оцепили территорию разреза в городе Березовский и попытались штурмом взять кабинет генерального директора. Причина была в том, что компания «МирИнвест», принадлежавшая Михаилу Федяеву и его партнеру, попыталась переписать на себя большую часть акций этого разреза. Федяева поддерживала администрация Кемеровской области и лично губернатор Тулеев. Для убедительности были задействованы силы милиции, а в прессе развернута травля руководства «Черниговского». «Черниговский» в ответ слал в Москву сообщения, о «беспрецедентном аппаратном давлении со стороны полукриминальных структур, созданных чиновниками». Но, в период фактического безвластия в России эти жалобы спускались тем самым чиновникам. Черниговский перешел под контроль «МирИнвест». Это был первый бриллиант в оправе будущего СДС Михаила Федяева, куда он будет привозить на смотрины чиновников всех рангов. Счетная палата и Кемеровская таможня предъявляла претензии компании Михаила Федяева в том, что для уклонения от уплаты налогов он продает уголь своим оффшорным компаниям по заниженным ценам. И минимизирует налоги. Претензии были урегулированы в кабинетах местной администрации.Вторым бриллиантом стал завод «Химмаш». Символично, что в день задержания Федяева на «Химмаше» случился пожар. В 2003 году он перешел в руки Михаила Федяева путем простой подделки документов. Переход в собственность прошел под прикрытием покровителей из администрации Кемеровской области и областных правоохранительных органов. Но, рейдерство было проведено настолько дерзко для всего Кемерово, что лояльная кемеровская милиция вынуждена была возбудить уголовное дело. В нем есть такие строчки:«Следствием было установлено, что отчуждение имущества ОАО «Химмаш» и регистрация этих сделок в учреждении юстиции произведена по фиктивным документам, что подтверждается актом выездной налоговой проверки от 9 января 2001 года, не подтвердившей существование договора купли-продажи и отчуждение имущества на момент проведения налоговой проверки в ОАО «Химмаш»; совершение сделок произведено от имени юридического лица-банкрота (законом указан прямой запрет на отчуждение имущества предприятием-должником во время конкурсного управления); учреждением юстиции незаконно произведен прием документов от представителя предприятия-банкрота, лица, не имеющего права распоряжаться имуществом; регистратор незаконно выдал свидетельство на право собственности (обязанностью регистратора является правовая экспертиза и проверки законности сделок).Как и любое уголовное дело, до недавнего времени, оно кончилось ничем. Стоит ли вносить небольшой штрих, что параллельно разбирательству с рейдерством на «Химмаше» в судах дела Михаила Федяева и партнеров представляла жена действующего на тот момент заместителя прокурора Кемерово? Следующей компанией, преподнесенной арестованному олигарху стала «Электромашина» В 2002 году администрация Кемеровской области очень убедительно попросила собственников продать ей акционерное общество «Электромашина». В ходу была распространенная формулировка: «неэффективный собственник». Чиновники два года погашали долги предприятия за счет бюджета, выплатили задолженность по зарплате перед рабочими и очищенную от долговых претензий компанию выведенную на уровень безубыточности передали в собственность Михаилу Федяеву по цене значительно ниже рыночной.Самым большим бриллиантом в коллекции подарков от власти стало объединение «Прокопьевскуголь». Этот подарок прославил СДС на всю Россию. В 2005 году бизнесмен Владимир Лисин, владеющий Ново-Липецким металлургическим комбинатом купил за 47 миллионов долларов США 7 шахт и 3 обогатительные фабрики, входящие в объединение «Прокопьевскуголь». Лисин погасил долги перед шахтерами, вложился в модернизацию производства, но, получил в прессе от губернатора Амана Тулеева клеймо: неэффективный собственник и предложение передать компанию хорошим людям, которые могут эффективно управлять этим бизнесом. Прессе эта сделка была преподнесена так, будто бы Лисин через год понял, что покупка невыгодна и поспешил ее продать Администрации Кемеровской области за символический 1 доллар США. Далее чиновники передали «Прокопьевскуголь» арестованному на сегодня Михаилу Федяеву и его давнему партнеру уже осужденному на сегодня Варшавскому. Четыре компании, которые были отняты у законных владельцев при помощи покровителей в местных правоохранительных органах и покровительстве чиновников стали основой холдинга СДС. Нарушения закона, подделка документов, взятки чиновникам, подкуп силовиков составляют фундамент холдинга. На них он был построен, и как показали недавние события, продолжает пользоваться этими же методами. Арест Михаила Федяева был продиктован политической волей федерального центра. Руководитель следственного комитета России Александр Бастрыкин ехал в Кузбасс с санкцией Владимира Путина арестовывать Федяева. К этому привело чувство абсолютной безнаказанности кемеровского олигарха и его убеждение, что выстроенную в Кемеровской области систему взяточничества он может перенести в кабинеты российских министерств. О многочисленных попытках склонить выводы комиссии по расследованию аварии в свою пользу стало известно и дабы исключить дальнейшее давление на участников комиссии и обеспечить объективное расследование уголовного дела Главой следственного комитета было принято решение заключить Федяева Михаила Юрьевича под стражу. 2 декабря, совещание по аварии на шахте «Листвяжная» у президента России Владимира Путина.Владимир Путин: Михаил Юрьевич, совет директоров как-то следит за тем, что происходит в сфере безопасности или только деньги считает?  Михаил Федяев: Холдинг никогда не экономил на безопасности. Закупал самое современное. Геннадий Алексеев, руководитель «СДС-Уголь» (обращается к Владимиру Путину): Хотел бы все таки отметить, мы все это время проводили внутреннее согласование всех затрат за подписью всех… Есть документ о динамике затрат на безопасность на шахте «Листвяжная».  16 декабря, зал суда в городе Кемерово.В присутствии обладателя золотого знака «Шахтерская доблесть» Михаила Федяева, который сказал президенту, что не экономит на средствах безопасности, суд зачитал расшифровки телефонных переговоров топ-менеджеров холдинга СДС. Переговоры проходили через три дня после аварии на шахте «Листвяжной» и до совещания у Путина. Руководители «СДС – уголь» говорили, что необходимо срочно задним числом провести закупку датчиков метана, газоанализаторов и самоспасателей для шахтеров «Листвяжной».Вместе с Михаилом Федяевым был арестован бывший вице-премьер Якутии, генеральный директор «СДС – Угля», советник губернатора Кузбасса Геннадий Алексеев. Это он говорил президенту, что есть документ о динамике затрат на безопасность. Тот документ, в который задним числом вносились траты на самоспасатели для шахтеров, датчики метана и газоанализаторы для лучшей шахты Кузбасса.Законный конец холдинга, начавшегося с нарушения закона.Пример Михаила Федяева должен стать показательным для всех. Методы, имевшие место быть в период лихих 90-х, когда мафиозное сплетение бизнесменов, высшего руководства областей и региональных правоохранительных органов ведет к нарушению закона и жертвам будут пресекаться, несмотря на чины и звания.Автор: Андрей Широков