Тамбовский корм для тюремных собак

Чиновники

Тамбовский корм для тюремных собак

Кто делает бизнес на поставках собачьей еды для ФСИН.
18.11.2019

«Новая газета» и «Трансперенси Интернешнл – Россия» продолжают изучать бизнес, связанный с Федеральной службой исполнения наказаний (ФСИН). В предыдущих частях мы рассказывали о том, как руководство ведомственных ФГУПов научилось обходить антикоррупционные законы и о том, кто и как зарабатывает на поставках рыбы для заключенных. Нынешняя история о том, как зарабатывают на производстве корма для служебных собак ФСИН.

В 2017 году перед ФГУП «Тамбовским» стояла задача: обеспечить поставки в территориальные органы ФСИН корма для служебных собак. Ее можно было решить несколькими путями. Самый простой — объявить конкурс и закупить корм на открытом рынке, лучше всего напрямую. Второй путь — раз уж есть профильное ведомственное госпредприятие, — организовать производство корма собственными силами, привлекая к труду осужденных и снижая издержки. Но ФГУП «Тамбовское», которым в то время руководил Валентин Лебедев, пошло по третьему пути.

Через друзей

У Валентина Лебедева (который в 2011-2018 годах возглавлял в статусе исполняющего обязанности четыре госпредприятия ФСИН: «Тамбовское», «Ростовское», «Кубанское» и «Черноземье») был товарищ — однокурсник по Тимирязевской академии Иван Лиман — совладелец семейного предприятия по производству сельскохозяйственных кормов в Белгородской области. Судя по соцсетям, Лебедев и Лиман продолжают дружить семьями. Лимана на странице во «ВКонтакте» отметил  Лебедева как «лучшего друга» и даже «родственника».

31 марта 2017 года госпредприятие «Тамбовское» заключило договор аренды с белгородской компанией «Агроакадемия» — бизнесом Лимана и его отца. Через 11 месяцев договор перезаключили на другую их фирму «Лимкорм». По этим  договорам предприятие ФСИН «Тамбовское» арендовало у Лиманов производственное помещение, склад и оборудование. Аренда склада обходилась в 140 тысяч рублей в месяц, а аренда цехов и оборудования в 1,3 миллиона рублей за рабочий день.

Для производства собачьего корма на мощностях Лиманов ФГУП «Тамбовское» закупило почти 1400 тонн ингредиентов и упаковочную продукцию, оплатив транспортно-логистические услуги всего на 121,2 миллиона рублей. Большая часть этой суммы (88 миллионов рублей) тоже была заплачена семейным бизнесам Лиманов. Это не считая арендной платы. В соответствии с федеральным законом 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» заказчик имеет право заключать договоры аренды с единственным поставщиком и не обязан эти договоры публиковать, поэтому точная сумма арендных платежей неизвестна.

Выглядит это так, как будто ФГУП «Тамбовское» организовало для семейных предприятий Лиманов производство корма для собак, обеспечила их сырьем, все оплатило и у них же закупило продукцию.

Корм для собак под маркой «Страж», формально изготовленный ФГУП «Тамбовское», поставлялся в организации ФСИН по 115 рублей за килограмм. На открытом рынке «Стража» нет, и судить о его качестве сложно. Но есть примеры, когда партии этого корма не устраивали тюремное ведомство. Так База материально технического и военного снабжения УФСИН по Курганской области должна была получить две партии «Стража» по 15 тонн. Осенью 2017 года обе партии были забракованы: экспертиза установила несоответствие корма ветеринарно-санитарным нормам и требованиям к качеству. Контракт с госпредприятием «Тамбовское» расторгли, а для служебных собак курганского управления закупили корм на открытом конкурсе: по цене от 40 до 90 рублей за килограмм, то есть, в полтора и даже в три раза дешевле.

Друзья — это нормально

Лиман вопросу о возможном конфликте интересов удивился: «Конфликт интересов? Нет, конечно, откуда он возьмется? Предприятия заработали денег, и наше, и государственное. ФСИН накормила своих служебных собак».

Лебедев тоже не видит никакой проблемы в бизнесе с товарищем: «Мы [с Иваном Лиманом] не родственники. Это просто общий круг знакомых, работающих в одной сфере. Те, с кем мы вместе учились [в аграрном университете], работают в сфере сельского хозяйства. Руководство нашей страны тоже все училось в одном [Ленинградском] университете — что ж, у них тоже конфликт интересов?»

В схеме, когда госпредприятие фактически оплачивает организацию производства на частной площадке, Лебедев не увидел ничего странного:

«Законом не запрещено арендовать оборудование и услуги, если это не завышает стоимость продукта. Основной вопрос — параметры корма. Наша цена была рыночной, даже ниже рыночной для корма такого качества».

Цену в 115 рублей за килограмм Лебедев объяснил прибылью ФГУПа. По его словам, себестоимость корма для «Тамбовского» составляла около 80-90 рублей за килограмм. За счет прибыли ФГУП, как уверяет Лебедев, — проводились работы в исправительных колониях: ремонт «сверх лимита» и установка видеонаблюдения. «Не я придумывал ФГУПы», — отметил Лебедев. Документальных следов этой деятельности и правовых оснований для ремонта колоний за счет ФГУП мы не обнаружили.

Что касается претензий к качеству корма «Страж», Лиман и Лебедев сослались на человеческий фактор, отметив, что на большом производстве брака не избежать, и что в их масштабах забракованные 30 тонн — это капля в море.

Из Белгорода — в Гатчину

Сотрудничество между предприятиями Лиманов и ФГУПами ФСИН завершилось вместе с ведомственной карьерой Лебедева. В декабре 2017 года госпредприятие «Тамбовское» оказалось в реестре недобросовестных поставщиков (сейчас проходит процедуру банкротства). И контракт на производство корма для собак с «Лимкормом» заключило ФГУП «Черноземье» (под руководством того же Лебедева).

Весной 2018 года Лебедев покинул посты во всех ФГУПах. И уже в июне прекратилось производство корма для уголовно-исполнительной системы на мощностях предприятий Лиманов.

Но принцип бизнеса на собаках ФСИН остался. Сейчас госпредприятие «Черноземье» производит собачий корм в Ленинградской области. АО «Гатчинский ККЗ» получает ежемесячно 418 тысяч рублей за аренду помещений, 120 тысяч рублей в час за аренду оборудования и 5,5 тысяч рублей в час за услуги аутсорсинга. Если при Лебедева килограмм корма обходился колониям в 115 рублей, то за год ценник подрос до 140 рублей.

Один цех по цене трех

Случай с кормом для собак, когда за счет унитарного предприятия организуется производство на базе частного предприятия — не исключение, а скорее правило. Арендные платежи в соответствии с федеральным законом полностью непрозрачны, так же, как и выбор арендодателя, что оставляет большое пространство для маневра.

Та же ситуация, что и с кормом для собак, сложилась, например, с изготовлением консервированной кильки в томатном соусе. Ее производителем числится ФГУП «Архангельское», но ни один осужденный к производству отношения не имеет. Консервы изготавливаются в Великих Луках в компании «Велрыбпром».

Иногда разные ФГУПы, разделенные тысячами километров, вдруг решают арендовать одни и те же производственные площадки. ФГУП «Архангельское» и ФГУСХП «Ульяновское» арендовали производственные мощности в деревне Нифантово под Череповцом, ФГУП «Тамбовское» и ФГУП «Вологодское» производили говяжьи консервы в Старой Руссе, а ФГУПы «Кемеровское», «Архангельское» и «Ильинское» возили макароны и муку с завода «Алмак» в Барнауле. Что может за этим скрываться?

Интересный случай мы обнаружили в селе Новая Усмань Воронежской области: сразу три ФГУП ФСИН («Архангельское», «Черноземье» и «Ульяновское») в 2014-2018 годах арендовали производственные мощности для производства муки на предприятии «Простор-Агро». Причем, судя по документам с описанием арендуемых помещений и оборудования на сайте госзакупок, в октябре-декабре 2017 года «Архангельское» и «Ульяновское» одновременно оплачивали одни и те же помещения и оборудование.

Друзья считают прибыли

«Выглядит так, как будто руководители ФГУПов, организовали для своих друзей дорогостоящий производственный цикл, оплаченный госпредприятиями. Делали они это дорого и, как показала практика, с некачественным результатом. А в итоге мы видим, что  госпредприятие банкротится, директор увольняется, а друзья считают прибыли», — подвел итог руководитель петербургского отделения «Трансперенси Интернешнл — Россия» Дмитрий Сухарев. Что касается арендных платежей, которые по закону не раскрываются, это дает госпредприятиям лазейку: можно бесконечно арендовать небольшой завод за немалые деньги и делать вид, что там что-нибудь производится, -— отмечает эксперт.