Такой смертности Россия не знала со времён Великой Отечественной

В прошлом году численность населения России сократилась более чем на миллион человек. Данных об избыточной смертности от ковида Росстат пока не публикует, однако, сопоставляя ряд данных, можно предположить, что на её долю приходится около 600 тыс. смертей из 2,44 млн, то есть примерно каждая четвёртая. Это много, но похоже, что ковид только усугубил давнюю проблему: с момента распада Советского Союза страна продолжает сваливаться в демографическую яму.
Сложившуюся ситуацию можно сравнить с тем самым идеальным штормом. Совпало сразу множество негативных факторов: высокая смертность, низкая рождаемость, сокращение иммиграции с ростом эмиграции и, конечно, ковид. Всё вместе это грозит сделать процесс депопуляции необратимым. Показательный факт, о котором предпочитают не говорить: уже к настоящему моменту рост населения страны в 2,5 млн человек, вызванный присоединением Крыма, оказался полностью нивелирован.
В прошлом году население страны сокращалось рекордными темпами. В первую очередь за счёт огромного количества смертей – 2,44 миллиона. Это худший показатель с 1945 года. Понятно, что главная причина такого роста – пандемия. Росстат посчитал, что в 2021 году непосредственно от коронавируса скончались более 390 тыс. человек. Но это, конечно же, не все жертвы пандемии. Если учесть тех, у кого ковид был сопутствующим заболеванием, дал осложнения и т. п., – получается 517,8 тыс. человек. В жертвы пандемии можно было бы записать ещё и тех пациентов, кто не болел ковидом, но умер из-за других болезней, не получив медицинской помощи в полном объёме. Впрочем, точных цифр здесь никто не скажет, данные есть только по отдельным направлениям. Например, известно, что в 2020 году смертность от инфаркта миокарда в России выросла на 6%, хотя до этого она снижалась семь лет подряд.
Впрочем, слухи о том, что избыточная смертность в пандемийные годы перевалила за миллион, похоже, преувеличены. Так, в 2018 году умерли 1,83 млн человек, в 2019-м – 1,8 млн, в 2020-м – 2,12 млн, в 2021-м – 2,44 миллиона. Получается, в пандемийном 2021 году смертность была больше допандемийного 2019-го примерно на 600 тыс. случаев. То есть с некоторой натяжкой каждую четвёртую смерть можно связать с пандемией.
Другие причины смертности в России остаются на невероятном для развитых стран уровне. Например, от рака в прошлом году умерли 2,4 млн человек. Около 1 млн россиян ежегодно умирают от сердечно-сосудистых заболеваний, которые потенциально можно было бы предотвратить. Эти цифры больше, чем потери от ковида. Но многие очевидные шаги не предпринимаются. Рак требует раннего скрининга и внимания к экологии, давно назрел запрет на использование в пищепроме грязного пальмового масла. На пользу пойдут и ограничения в продаже сигарет и алкоголя.
Часто демографы говорят о проблемах с рождаемостью как об эхе Великой Отечественной войны. Действительно, потери в войне привели к тому, что среди россиян довольно мало людей 1967–1969 и 1997–2002 годов рождения, отчего график возрастного состава наших граждан действительно напоминает волну. Но беда в том, что «яма» 1990-х оказалась гораздо глубже «впадины» конца 1960-х. Можно предположить: не случись постперестроечных потрясений, картина бы уже выравнивалась. А теперь что выходит? Война породила волну спада рождаемости с периодом 20 лет. 90-е её усилили. И вот сейчас происходит новый спад рождаемости. Одно дело, если это отголосок предыдущих волн, и другое – если семьи отказываются от рождения детей ещё по каким-то причинам. Каким – можно рассуждать, но факт есть факт. И списывать всё вновь на Великую Отечественную не получится.
Статистика не даёт ответа на вопрос, как пандемия повлияла на рождаемость, поскольку этот показатель снижается в России с 2014 года. В 2019 году спад составил 7,7%, в 2020-м – 3%, в 2021-м – по предварительным данным, примерно 4,4%. Нанесёт ли пандемия дополнительный удар по рождаемости, из этих цифр пока неясно. Мировой опыт тоже противоречив. Известно, что заметный спад рождаемости во время пандемии отмечался в Испании, Италии и Португалии, а также в США. То есть в тех странах, которые наиболее сильно пострадали от ковида в самом начале пандемии. Но в то же время во Франции пандемия не повлияла на статистику рождаемости. А в Финляндии, Нидерландах, Швейцарии, Германии, Южной Корее во время пандемии детей стало рождаться больше. Можно сделать осторожное предположение, что пандемия только усилила уже имевшиеся тренды. Получается, в странах с мощной «социалкой» семьи не боятся заводить детей даже в разгар кризиса. К сожалению, Россия к их числу не относится.
Для усиления поддержки семей с детьми в России действует нацпроект «Демография», рассчитанный до 2024 года. Но ещё до пандемии Госдума пришла к выводу, что принимаемых мер явно недостаточно – после присоединения Крыма естественная убыль населения продолжилась. Одной из причин тогда были названы низкие пособия по уходу за ребёнком.
Ещё одна связанная с демографией проблема – обеспеченность жильём. Строительный бизнес имеет порой шестикратный навар, а молодым семьям негде жить. Но даже социальное жильё приходится ждать годами. Инфляция подталкивает цену на все товары – монополизация торговых сетей и ослабление курса на радость экспортёрам внушают людям неуверенность в завтрашнем дне. Как при этом планировать рождение детей?
Многие развитые страны покрывают естественную убыль населения за счёт миграции. В России по результатам прошлого года миграционный приток покрыл естественную убыль примерно на треть.
В Россию исторически приезжает на несколько сотен тысяч человек больше, чем уезжает. Но вот что важно: в 2011 году переломился иммиграционный тренд. До этого года Россию покидало всё меньше и меньше народу, а после – всё больше и больше. К 2019 году – уже около 400 тыс. человек.
Официальные данные по миграционному приросту пока есть только до 2020 года. Тогда он составил 106,5 тыс. человек. В допандемийном 2019-м было 285,8. На первом месте стран-доноров стоит Украина (50–65 тыс. человек в последние годы). Можно предположить, что значительная их часть – это получившие российские паспорта жители Донбасса. Кто-то из них и правда переехал в Россию на ПМЖ. Но многие всё же остаются в непризнанных республиках, так что числятся россиянами лишь формально.
В тройку лидеров по источникам иммигрантов также входят Таджикистан и Азербайджан. Но здесь обычно речь идёт не об ассимиляции, а о трудовой миграции на время. А отсюда сплошные проблемы – обострение национализма, развитие этнической преступности.
Вот что важно отметить: международные мигранты стремятся попасть в Московскую и Тюменскую области, а также в Краснодарский край. Этот тренд накладывается на внутренние потоки. Таким образом, в стране образуется несколько центров, куда стекается население. Тем временем некоторые регионы стремительно вымирают. Молодёжь оттуда уезжает, как следствие сокращается рождаемость и увеличивается смертность. Такая «чёрная дыра» уже образовалась в Центральном федеральном округе – историческом «сердце» России. По сокращению численности населения в 2020 году в лидерах была Смоленская область, за нею Тамбовская, Тверская, Тульская, Владимирская области. В итоге Центральный федеральный округ без учёта Москвы и Московской области выглядит едва ли не более депрессивно, чем Дальний Восток. Общественная палата в 2019 году посчитала, что потери населения ЦФО до 2035 года превысят совокупный рост населения в остальных федеральных округах.

По последним данным, население России составляет 145,478 млн человек, это на 2,8 млн меньше, чем в 1991 году.

2,15 должен составлять коэффициент рождаемости на одну женщину, чтобы обеспечить простое воспроизводство населения. В 2019 году в России он составлял 1,5, в 2015-м – 1,78. Так что, несмотря на приток мигрантов, присоединение Крыма, страна потихоньку вымирает. Часть экспертов считают, что данные переписи могут в положительную сторону поправить статистику. Однако сомнительное качество переписи не дарит доверия к ожидаемым цифрам.