Тайны легендарного «Дженсера». Как на партнёров владельца холдинга повесили долг в 1 млрд рублей

Тайны легендарного «Дженсера». Как на партнёров владельца холдинга повесили долг в 1 млрд рублей



Тайны легендарного «Дженсера». Как на партнёров владельца холдинга повесили долг в 1 млрд рублей

Криминальные истории сопровождали автодилер почти с самого его основания. В 1995 году Игорь Пономарёв и Владимир Пронин учредили первую компанию холдинга — «Дженсер сервис». В числе учредителей числилась и 25-летняя жена Пронина Юлия.

Летом 1999 года, когда «Дженсер» уже начал свой взлёт, девушка якобы закрутила роман с 19-летним парнем. 29 февраля 2000-го за гаражами на юге Москвы лыжники обнаружили припорошенный снегом труп Прониной в нижнем белье и с перерезанным горлом. У жертвы пропали её «мерседес» и деньги, поэтому главной версией стало ограбление. Вскоре Пронин получил долю супруги в бизнесе.

Владимир Пронин. Фото © «За рулём»

Кредитная ловушка

За десять последующих лет ГК «Дженсер» выросла и стала четвёртой по выручке среди российских дилеров. В 2010-м с холдингом сотрудничали Nissan, Chevrolet, Opel, Ford, Hyundai, Volkswagen, Mercedes-Benz, Jaguar, Land Rover, Toyota, BMW и Mitsubishi.

Империя «Дженсера» с 45 дилерскими центрами по всей стране привела Пронина и Пономарёва в список «Форбс». В январе 2010-го после операции по пересадке печени партнёр скончался, а Пронин стал единственным владельцем холдинга.

Игорь Пономарёв. Фото © Ford и проч.

С тех пор он вёл бизнес на кредиты, доля которых доходила до 70% всех оборотных средств «Дженсера».

Миллиард для ВТБ

В 2012 году Пронин уговорил совладелицу «Дженсер Люберцы центр» Ольгу Парфёнову стать поручителем по кредитам холдинга, заложив здание автоцентра «Хёндай» стоимостью 200 миллионов рублей. Договор был заключён с АКБ «Банк Москвы», Пронин успешно инвестировал деньги и вовремя вернул долг.

Но после кризиса 2014 года россияне перестали покупать дорогие автомобили. К 2015 году долг холдинга перед банками составлял уже более 15,5 миллиарда рублей. Пронин вновь обратился к Парфёновой с просьбой выступить поручителем по новому кредиту, однако женщина отказалась.

Как выяснилось позже, «Дженсер» всё же получил кредит в один миллиард от ВТБ под залог автосалона «Хёндай». Правда, как установила проверка, Парфёнову и директора «Дженсер Люберцы центр» Константина Чугунова в банк даже не вызывали. Их не уведомили о кредите.

История вскрылась только в 2018 году, когда в отношении Пронина началась процедура банкротства. Тогда в люберецком автоцентре появились представители ВТБ, которые начали осматривать имущество. Когда Парфёнова обратилась к Пронину с вопросами, то узнала, что есть договор поручительства по кредиту ВТБ, который якобы подписал Константин Чугунов. Как потом выяснила экспертиза, подпись на документе была поддельной.

Фото © LIFE

После этого разговора Пронин вышел из состава владельцев «Дженсер Люберцы центр», а Чугунов и Парфёнова теперь несут субсидиарную ответственность по кредиту перед ВТБ.

МВД и Следственный комитет возбудили уголовные дела о мошенничестве. Парфёнова по ним признана потерпевшей. Также на основании экспертизы Арбитражный суд Московской области признал все решения по автоцентру недействительными. Однако на время следствия ВТБ остаётся претендентом на имущество «Дженсер Люберцы центр».

А деньги где?

Имущество банкрота Пронина планировали распродать. Даже недвижимость, которую бизнесмен в 2016 году переписал на дочь Полину. В частности, элитную квартиру в 1-м Зачатьевском переулке в центре Москвы кадастровой стоимостью 180 миллионов рублей. На рынке её цена доходит до нескольких сотен миллионов рублей. Жильё находится в трёхэтажном доме-особняке. Здесь есть тренажёрный зал, сауна и бассейн.

Квартира в 1-м Зачатьевском переулке. Фото © FlatInfo 

Ранее конкурсный управляющий внёс её в список имущества на продажу, однако в октябре 2020 года суд отменил это решение. Недвижимость осталась за Полиной. Теперь формально у Пронина есть единственная квартира на Рублёвском шоссе, где он прописан. Её забирать по закону не имеют права.

По данным Лайфа, Пронин предпочитает проводить время в элитном загородном посёлке «Оптимист» на берегу Истринского водохранилища. В «Оптимисте» очень сложное право собственности: домами в посёлке наделяют за платное членство в клубе.

Знающие Пронина люди говорят, что он якобы до сих пор управляет тремя центрами «Дженсер» через цепочку компаний. Практически ежедневно его видят в автосалоне на Новоясеневском проспекте в Москве. Правда, сотрудники центра утверждают, что это уже не «Дженсер».

С личной жизнью у Пронина тоже всё хорошо: в 2018 году, когда бизнесмен уже был банкротом, он женился на 30-летней Инне Бабинович — победительнице конкурса красоты «Мисс Россия — 2013». Судя по «Инстаграму», девушка отдыхает в фешенебельных отелях и проводит дорогие выставки. Семья не бедствует.

Фото © Instagram / inna_babinovich

Возможно, Пронин успел вывести деньги за границу. В распоряжении Лайфа оказался внутренний документ «Дженсер сервис» от октября 2015 года. В нём перечислен перечень структур, связанных с группой «Дженсер». Например, в списке есть офшор с Виргинских островов — Multiserve Limited. Фирма не упоминается в российской базе СПАРК. Компания появилась, когда у «Дженсера» начались финансовые проблемы и был получен кредит от ВТБ.

Перечень лиц, входящих в одну группу с ООО «Дженсер сервис» по состоянию на 27.10.2015. Фото © LIFE

Зато Multiserve Limited фигурирует в так называемом Панамском досье — утечке архива компании Mossack Fonseca, 40 лет занимающейся регистрацией и сопровождением офшоров. Multiserve Limited владеет бизнесом в различных странах. Бенефициар компании по прежнему неизвестен, но существует вероятность, что именно в этот офшор ушли миллиарды из группы «Дженсер».

Фото © OFFSHORE LEAKS DATABASE

По словам экспертов, в 1990-е и 2000-е годы была распространена схема, когда российской компанией владели офшоры на Британских Виргинских островах через кипрскую фирму. Затем в России объявили деофшоризацию, после чего прятать деньги стало труднее. 

— В России в процедуру банкротства включаются все активы. Если налоговики полагают, что какое-то имущество принадлежит банкроту, у них есть все возможности включить его в конкурсную массу. В российских и зарубежных судах есть практика, когда можно доказать, что имущество принадлежит какому-то человеку, — пояснил офшорный юрист из Paragon Advice Group Александр Захаров.

Согласно Конвенции о взаимной помощи по налоговым делам российские фискалы могут получить информацию о бенефициарах компаний, зарегистрированных на Британских Виргинских островах.

Лайф попытался связаться с Прониным и получить у него комментарии, однако бизнесмен игнорирует звонки.

life.ru