Тайна гибели советской подлодки надёжно хранится на дне

Тайна гибели советской подлодки надёжно хранится на дне

33 года назад, весной 1989 года, в Норвежском море затонула советская атомная подводная лодка К-278 «Комсомолец» (проекта 685 «Плавник»). Эта катастрофа унесла жизни 42 моряков. Согласно официальной версии, причиной ЧП стал пожар, возникший на борту субмарины. Однако до сих пор остаются вопросы, ответы на которые словно бы специально постарались оставить на дне вместе с затонувшей лодкой.
Прошло уже больше трёх десятилетий с момента, когда доживавшая свои последние годы великая страна впервые узнала о гибели подводной лодки. Прежде о многочисленных катастрофах на борту советских субмарин никогда не сообщали. Теперь же, в связи с объявленной гласностью, пресса опубликовала официальное сообщение ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета министров СССР: «7 апреля на торпедной подводной лодке с атомной энергоустановкой, находившейся в нейтральных водах в Норвежском море, возник пожар. Принятыми экипажем мерами ликвидировать его не удалось. Лодка затонула. Имеются человеческие жертвы». Спустя год правительственная комиссия сообщила, что «на исход аварии оказали влияние конструктивные недостатки отдельных систем и устройств, а также ошибки личного состава, особенно в использовании спасательных средств». Этот обтекаемый вывод устроил многих, но только не подводников. Как тут было не вспомнить слова вице-адмирала Василия Головнина, сказанные им ещё 200 лет назад: «Если хитрое и вероломное начальство хотело бы для собственной корысти довести флот наш до возможного ничтожества, то и тогда не смогло бы оно поставить его в положение более презрительное и более бессильное…»
Что же было не так? Во-первых, до сих пор неизвестна истинная причина возгорания. Сообщалось, что очаг пожара возник в седьмом отсеке. Что произошло – начали гореть масляные сепараторы, как об этом говорили потом, или же обстоятельства были другими? Но главный вопрос всё-таки заключается в другом. Известно множество случаев, когда субмарины терпели бедствие, находясь под водой. Но «Комсомолец» – и это уникальный случай! – затонул, будучи в надводном положении. После того, как начался пожар, лодка успешно всплыла на поверхность, капитан передал сигнал об аварии, а экипаж начал борьбу за живучесть судна. А затем лодка вдруг начала погружаться в воду и всего за полчаса полностью затонула. Как такое могло произойти?
По моему мнению, ответ может заключаться в следующем. Не раз говорилось, что «Комсомолец» был поистине уникальным кораблём. Лодка могла погружаться на тысячу метров, ведя наблюдение за субмаринами и надводными кораблями противника и оставаясь при этом незамеченной. И неуязвимой – на такой глубине противолодочные средства уже не действуют. Достичь такого эффекта конструкторам во многом удалось благодаря одному решающему фактору: «Комсомолец» был полностью сделан из титана. Этот лёгкий металл стоит огромных денег, но в СССР на оборону не жалели средств. В результате в июне 1983 года лодка была спущена на воду, а в декабре вступила в строй. На испытаниях в 1984-м К-278 произвела успешный пуск нескольких торпед с глубины 800 метров, а в августе 1985 года она установила абсолютный рекорд погружения, нырнув на 1027 метров.
То есть лодка по всем статьям являлась вершиной инженерной мысли. И вдруг она тонет, будто старый баркас. А экипаж даже не успевает эвакуироваться, хотя «Комсомолец» был оснащён уникальной конструкцией всплывающей спасательной камеры. Мы, подводники, долго размышляли об обстоятельствах этой катастрофы, пока однажды мой приятель, работавший в кораблестроительном институте, не обронил – дескать, не многие знают, что титан горит уже при температуре плюс 600 градусов. Более того – он обладает возможностью гореть в воде.
Впоследствии я не раз пытался выяснить, так ли это. Ещё одно подтверждение данной информации я нашёл лишь в книге Юрия Крючкова «Подводные лодки и их создатели». Автор, сам конструктор субмарин, отмечал: «Дело в том, что титан, ещё недостаточно опробованный, оказался материалом «со сложным характером»: он был склонен к трещинообразованию, хладноломкости и т.п. К тому же он хорошо горит в воде».
Если так, то сама собой появляется версия: титановый корпус лодки мог просто прогореть насквозь – вот почему она так быстро ушла под воду! Ведь температура в загерметизированных после начала пожара отсеках достигала едва ли не тысячи градусов. Позже выжившие моряки рассказывали, что сперва огонь пытались тушить с помощью системы химического пожаротушения, но при продувке балласта прогорел трубопровод, в отсеки начал поступать воздух под высоким давлением, и из-за этого площадь и интенсивность пожара резко увеличились. При этом экипаж всё это время продолжал бороться за живучесть корабля обычными методами, будучи уверен, что они помогут.
Кстати, позже объединённая экспертная комиссия пришла к выводу, что находившийся в момент гибели на борту «Комсомольца» 604-й экипаж не был в достаточной степени подготовлен. Так, перерыв после предыдущего выхода в море превышал предельно допустимый срок в восемь месяцев, а пять членов экипажа не были допущены к исполнению обязанностей согласно занимаемой должности. Вот и случилось то, что случилось…

Сама собой появляется версия: титановый корпус лодки мог просто прогореть насквозь – вот почему она так быстро ушла под воду! Ведь температура в загерметизированных после начала пожара отсеках достигала едва ли не тысячи градусов

Но, как говорится, мёртвые сраму не имут, потому лучше поговорить о другом. Вскоре после гибели «Комсомольца» конструктор Игорь Спасский заявлял: «Страшно обвинять мёртвых, но виноват экипаж. Прежде чем пользоваться, надо знать хотя бы, что это такое». Но вот что неясно: а точно ли экипаж знал о свойствах титанового корпуса? И извещали ли о них разработчики лодки? Этот вопрос становится особенно актуальным, учитывая, что произошло дальше.
С самого начала правительство решило: «Комсомолец» надо поднимать. Похоронить с честью погибших, изучить характер повреждений. Также тревожило состояние атомного реактора и торпед, начинённых ядерными боеголовками. Правда, оказалось, что «Комсомолец» лежит на глубине 1670 метров, добраться куда не представлялось возможным. Теперь мало кто помнит, что в декабре 1989 года постановлением Совмина СССР ЦКБ морской техники «Рубин» было определено головной организацией по созданию глубоководных судоподъёмных средств широкого профиля. То самое ЦКБ МТ «Рубин», которым руководил академик Спасский и которое разрабатывало «Комсомолец». «Рубин» должен был, получив средства для разработки проекта подъёма «Комсомольца», привлечь к этому лучшие научные силы страны. Вместо этого уже менее чем через месяц был заключён контракт с голландским консорциумом. Датой подъёма «Комсомольца» изначально назвали 1992 год, ибо считалось, что уже в 1993-м он начнёт фонить. Но в том же 93-м вдруг обнаружилась новая проблема. Как оказалось, «Комсомолец» поднимать нельзя. Лодка вся в трещинах и при попытке подъёма может просто «рассыпаться на куски».
В итоге «Комсомолец» так и остался лежать на дне. А надёжного глубоководного спасательного средства страна так и не получила, что позже больно аукнулось во время катастрофы АПЛ «Курск». И порой хочется задать вопрос: так не смогли создать такое средство или не захотели, чтобы осмотр поднятого корпуса «Комсомольца» не показал возможные ошибки в использовании титана для создания лодки?
Первые пять-шесть лет после катастрофы судьба «Комсомольца» ещё продолжала беспокоить мировую общественность. К 1994 году пришли к выводу, что раз поднять лодку нельзя, её надо законсервировать. Сначала предполагалось сооружение внешнего саркофага, но потом эта идея переросла в другую – закачать вовнутрь лодки через все разломы и трещины специальные сорбенты, способные поглощать выделяющийся плутоний. Эта работа была произведена, и с тех пор интерес к «Комсомольцу» пошёл на убыль, а трагедия в августе 2000 года АПЛ «Курск» вообще затмила трагедию «Комсомольца», и о ней практически забыли. Но факт есть факт – после этого полностью титановые лодки уже больше не строили. Судя по всему, не просто так.