Сын командира ракетного катера Р-82 Михаила Кузьмича Радченко поделился воспоминаниями отца о трагедии 1983 года

Сын командира ракетного катера Р-82 Михаила Кузьмича Радченко поделился воспоминаниями отца о трагедии 1983 года

Любая авария или катастрофа имеет несколько версий, по которой она произошла.
В начале февраля наша газета разместила статью «Гибель Р-82», где была изложена версия гибели катера и нескольких членов экипажа во время ракетных стрельб в 1983 году. Версия основывалась на книгах и материалах из интернета. Примечательно, что других взглядов на произошедшую трагедию в открытых источниках нет. С нами связался Андрей Михайлович Радченко, сын командира ракетного катера Р-82 и поделился с нами другой версией произошедших событий.
Расскажите о себе, где учились, на каких кораблях и флотах служили, в каком звании ушли в запас?
Я закончил военно-морской инженерий институт в городе Пушкин Санкт-Петербург в 2006 году по специальности «инженер по эксплуатации судовых энергетических установок». По распределению я попал на должность командира трюмной группы на большой противолодочный корабль «Керчь» Черноморского флота в город Севастополь. К сожалению, он сгорел в 2014 году. Два года назад его распилили. В 2010 году я перевелся на гвардейский ракетный крейсер «Москва» Черноморского флота на должность командира дивизиона живучести, а в 2020 году в звании капитана 3-го ранга я ушел на пенсию.
Поскольку наше интервью касается вашего отца, тоже морского офицера, расскажите о нём – когда родился, где, какое училище закончил, на каких флотах и кораблях служил, кроме ракетных катеров Северного флота, когда закончил службу и в каком звании?
Мой отец родился в 1942 году в селе Сары Полтавской области. До моря, как я понимаю, было далеко. Закончил школу с серебряной медалью. Одна четверка была по труду, как рассказывал отец, он и преподаватель не сошлись характерами. Отец поступил и окончил Севастопольское высшее военно-морское училище имени Павла Степановича Нахимова по специальности «ракетное вооружение». Тогда это был новый факультет, очень престижный. Он женился на моей маме, когда был курсантом. Отец мамы был капитан 1 ранга доцент, кандидат исторических наук Ляхович Александр Александрович. Он преподавал в училище. Отец по распределению очень хотел попасть служить на подводную лодку с ракетным вооружением, но Александр Александрович был категорически против, и мой отец по распределению попал на Северный флот в поселок Гранитный, в бригаду ракетных и торпедных катеров. Уже служа на Северном флоте, отец несколько раз писал рапорты о переводе его на подводные лодки. Большую часть своей службы Михаил Кузьмич провел на ракетных катерах в поселке Гранитный, на Северном флоте В 1984 году, когда я родился, он написал рапорт и перевелся на Черноморский флот, потому что у деда были частые инсульты и надо было ухаживать за ним Два года отец прослужил на Черноморском флоте и ушел на пенсию в звании капитана 3 ранга. Интересный факт его биографии. Тогда на Черном море снимался фильм «Одиночное плавание». В этом фильме есть эпизод, где показан бой с американскими ракетными катерами, охранявшими островную ракетную базу. С катера стреляют и убивают одного из главных героев. В этом эпизоде снимался катер моего отца.
Он служил в Севастополе в 41-й бригаде ракетных катеров?
Да, на Черноморском флоте он командовал катером, входящим в 41-ю бригаду. После отставки он ушел в Гидрографическую службу Черноморского флота и был капитаном большого гидрографического катера БГК-22. Это очень старый, заслуженный катер. Это сейнер, переделанный под гидрографический катер.
Да, в ХХI веке в составе российского флота входили только два таких БГК, один в Ломоносове, БГК-28 и БГК-22 в Севастополе. Ломоносовский катер уже списали, теперь остался в строю только севастопольский.
Я всё детство провел на БГК-22.
Мы сегодня говорим о трагедии, произошедшей 23 марта 1983 года на Северном флоте с ракетным катером Р-82. Им командовал ваш отец. В литературе и интернете есть только одна версия произошедших событий. Она гласит, что на стрельбы ракетами П-15 вышла тактическая группа ТГ-2, в составе трех катеров. Один из них, Р-82, под командование вашего отца должен был быть корабельным выносным наблюдательным постом (ВНП). Из-за неудачного маневрирования, катер оказался под траекторией полета ракеты, её головка захватила Р-82. Ракета попала в катер, он затонул, погибло несколько человек. Ваш отец вам рассказывал об этом по-другому. Что он вам говорил, и в чём отличие официальной версии, которая блуждает по интернету, и даже описана в справочниках, от того, что рассказывал ваш отец?
Да, у него была другая версия. О том, что катер был выносным наблюдательным постом, я не знаю, он об этом не рассказывал, а может быть и рассказывал, я не помню – маленьким был. Он говорил, что они (катер Р-82) стреляли на приз Главкома ВМФ. Это одна из высших стрельб для кораблей флота. Перед стрельбой вышел в заданный квадрат. Как вы понимаете, перед учениями вся стрельба рисуется на картах, потом проходит тренировка на картах. Отец вышел в заданный квадрат, произвел стрельбу. Она прошла успешно, ракетой была поражена мишень, и они стали следовать на выход из квадрата.
Катер выходил из квадрата один, или в составе ТГ-2?
Нет, он вышел один. Р-82 проводил одиночную стрельбу. Отец говорил, что вышел в квадрат один, отстрелялся, стрельба была успешная. За год до этого, в 1982 году, он получил часы от Главкома ВМФ за успешно проведенные стрельбы. Во время выхода из квадрата они заметили две ракеты, которые летят на них.
То есть одна с тепловой головкой самонаведения. А одна с радиолокационной головкой самонаведения?
Отец не говорил. Он рассказал, что сразу вспомнил, чему его учили в училище, и сразу же повернул катер под ракету. Одна ракета прошла, а от второй, по словам отца, он не успел уклониться, и ракета попала прямо в борт катера. Катер загорелся как спичечный коробок. Хорошо, что ракета была без боевой части, но от удара воспламенилось топливо, и алюминиевая надстройка горела очень хорошо. Штурман катера к нему подошёл и говорит: «Кузьмич, я журнал обвязал вокруг себя. (Я не знаю, это был вахтенный журнал, или журнал прокладок курса катера). Если мы утонем и нас поднимут, мы докажем, что были не виновны». После попадания был приказ всем кораблям к горящему катеру не подходить. Чей это был приказ – я не знаю. Катер был полностью укомплектован – три ракеты, снаряды к двум артиллерийским установкам – боялись взрыва в любой момент. Но командир бригады не выполнил этого приказа и подошёл к горящему Р-82, и полностью снял тех, кто остался в живых.
Можно уточнить? Погибло 9 человек, или в некоторых источниках утверждается, что 4?
Вот этого я не знаю. Я знаю, что моя старшая сестра (у нас большая разница в возрасте – 18 лет), говорила, что жертв было очень мало. Папа говорил, но я не помню сколько. Он говорил, что видел, как рядом стоял матрос, из-за струи огня у него сгорели ноги. Ракета прошла под палубой в том самом месте, где стоял этот матрос.
Их сняли с катера, отца сразу посадили в самолет и отправили в Москву. Его долго не было. Выяснилось, что во время стрельбы на приз Главкома два катера вышли не в те квадраты для стрельбы, которые были в первоначальном плане, а в другие, более удобные для пусков ракет. Соответственно, изменились по отношению к первоначальному плану, траектории полета ракет. Поле того, как все это выяснили, отца отпустили. Потом он ещё долго с научно-исследовательским институтом работал. Они хотели доказать, что действия отца правильные, но от ракеты было уйти невозможно. В его катер должны были попасть две ракеты, от одной он ушел. А от второй уйти было нельзя. Как я понимаю, была версия, что не то антенна на катере была неисправна, не то головка самонаведения на ракете была не совсем исправна, в общем, научно-исследовательский институт не виноват. Если бы в катер попала и вторая ракета, то жертв было бы намного больше.
Я хочу задать уточняющий вопрос. Исходя из рассказа вашего отца, получается, что в этой трагедии виноваты (не будем говорить кто конкретно) те два катера, которые пустили ракеты, не связавшись с Р-82 для уточнения его местоположения?
Нет, те катера не были виноваты. Насколько я знаю, командира одного из катеров перевели куда-то. Вопрос в том, что они вышли в координаты, которые им указали. А вот кто им указал эти координаты… официальные лица. Стрельба на приз Главкома – все хотят хорошо отстреляться.
Есть еще один вопрос. В интернете (не в справочниках) есть информация, что на катере Р-49 команду на стрельбу дал офицер штаба. Катер захватил и взял на сопровождение мишень, и штабной офицер дал команду на пуск без уточнения положения Р-82. Это правда, или миф? Как к этому относиться?
Этого я не знаю, потому что исходя из опыта своей службы – стрельбой командует кто-то один, назначенный приказом – командир бригады, или кто-то еще. Ему докладывают, что катер к стрельбе готов, а далее все происходит по руководящим документам. Как говорил отец, все дело было в координатах. У него они были старые, а у них уже были другие, и на стреляющих катерах была уверенность, что Р-82 не должен был находиться там, где он находился.
Я правильно понимаю, что все три катера Р-82, Р-49 и Р-9 находились в составе одной тактической группы ТГ-2? Или они стреляли порознь, независимо друг от друга, сначала Р-82, потом остальные. Я с точки зрения связи и координации катеров. Один отстрелялся, доложил, два остальных катера, наверное, его видели. Если они взяли мишени на сопровождение, они должны были видеть и Р-82?
По идее, должны были видеть Р-82. Как оно там было, я не знаю. Отец рассказывал, что когда в Москве стали разбираться кто виноват, и стали давать показания свидетели, его отпустили. Все вопросы и причина была в координатах. Я хочу передать редакции фотографию отца, для публикации её на сайте газеты «Версия» в этом интервью.

Хочется дополнить этот рассказ. Трагедия произошла в 1983 году. Стоящие сегодня на вооружении кораблей автоматические навигационные и стрельбовые системы должны исключить повторение такой трагедии.