Суд в Севастополе защитил бизнес от Фонда защиты вкладчиков Крыма

Бизнес

Суд в Севастополе защитил бизнес от Фонда защиты вкладчиков Крыма

Арбитражный суд Севастополя отказал Фонду защиты вкладчиков Крыма во взыскании почти 1 миллиард рублей с двух крымских компаний, бравших кредиты в украинских банках, это первое поражение фонда по таким делам, говорят юристы.
04.03.2020

Фонд защиты вкладчиков Крыма (ФЗВ) — некоммерческая организация, учрежденная Агентством по страхованию вкладов и в 2017 году переданная крымским властям, — впервые проиграл в крымском суде дело о взыскании с бизнеса долгов перед украинскими банками. Арбитражный суд Севастополя 25 февраля отказал ФЗВ во взыскании 927 млн руб. с крымского предприятия «Днепрметаллсервисгрупп» (ДМСГ) на том основании, что спорная задолженность уже была взыскана «компетентным судом Украины». ДМСГ была учреждена при Украине и перерегистрировалась в российской юрисдикции после принятия Крыма в состав России.

Фонд также добивался обращения взыскания на недвижимое имущество, заложенное другой крымской фирмой — «Металл Сервис Группа» (МСГ) — по кредиту ДМСГ. Суд Севастополя отказал и в этом. Решение суда доступно в картотеке арбитражных дел (.pdf).

Требования почти на 1 млрд руб.

Фонд защиты вкладчиков с февраля 2018 года, когда вступили в силу соответствующие поправки в российское законодательство, подал десятки исковых заявлений о взыскании украинских долгов с крымских предприятий. С 2014 года по 1 февраля 2020 года фонд выплатил крымским вкладчикам 29,8 млрд руб. компенсаций за депозиты, утраченные в результате ухода украинских банков с полуострова, говорится на его сайте. Чтобы компенсировать фонду расходы на выплаты вкладчикам, власти в 2017 году дали ему разрешение предъявлять требования к юрлицам — должникам украинских банков о погашении их задолженности в пользу ФЗВ.

Одно из таких рутинных требований ФЗВ предъявил и к фирмам ДМСГ и МСГ в конце 2017 года, а в феврале 2018 года (то есть буквально через несколько дней после получения новых полномочий) подал на них в суд. Фонд утверждал, что ДМСГ не вернула взятый в 2011 году кредит на €32 млн украинскому Дельта Банку (по решению Банка России в мае 2014 года Дельта Банк прекратил свою работу в Крыму и Севастополе «в связи с неисполнением обязательств перед кредиторами/вкладчиками»). Фонд через различные решения арбитражных судов добился права взыскать с Дельта Банка почти 937 млн руб., из которых реально удалось получить лишь 1%. Оставшиеся 99% ФЗВ попытался забрать у ДМСГ и МСГ по иску в севастопольском арбитраже.

В рамках иска ФЗВ наложил обеспечительные меры на недвижимость, расположенную в Севастополе, включая цех по изготовлению ветрогенераторов и цех сборки металлоконструкций, и намеревался продать это имущество на публичных торгах как минимум за 139 млн руб. Эти объекты принадлежат одному из ответчиков — МСГ, но были заложены по обязательствам ДМСГ (обе компании зарегистрированы по одному адресу, осуществляют схожую деятельность, но учредители у них разные).

Избежали двойного взыскания

Арбитражный суд Севастополя подтвердил существование кредитного договора и договора залога и, помимо прочего, признал, что МСГ и ДМСГ, пройдя процедуру перерегистрации по российскому законодательству, «не прекращали свою деятельность, а их права и обязанности (приобретенные до изменения статуса Крыма. — РБК) сохраняют свою силу». Однако суд, проанализировав соответствующее законодательство Украины и изучив решения украинских судов, признал, что спорная задолженность была взыскана с ДМСГ «актами компетентных судов Украины» в 2015 году.

Севастопольский суд сослался на норму Арбитражного процессуального кодекса России о том, что производство по делу надлежит прекратить, если имеется «вступивший в законную силу принятый по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям судебный акт суда иностранного государства». По решению Хозяйственного суда Киева взысканная задолженность ДМСГ перед Дельта Банком составила 1,71 млрд гривен (около 4,5 млрд руб.).

Решение по иску ФЗВ к двум крымским компаниям вынес судья Алексей Смоляков, назначенный на эту должность президентом России в 2016 году. Оно может быть обжаловано в 21-й арбитражный апелляционный суд в месячный срок. РБК направил запрос в Фонд защиты вкладчиков.

Это первое поражение фонда в делах о взыскании украинских долгов с крымских компаний, сообщили РБК в региональной юридической фирме «Прецедент Консалтинг», которая представляет интересы ряда ответчиков в делах по искам ФЗВ, но в деле против МСГ/ДМСГ не участвовала. «Некоторые выводы суда дискуссионны, но в целом больше оснований считать судебное решение законным — хотя бы по причине одного весьма существенного порока в требованиях фонда. Дело в том, что задолженность компании перед украинским Дельта Банком до этого уже была взыскана украинским банком. То есть суд выполнил предписание закона и не допустил двойного взыскания», — отмечает управляющий партнер фирмы «Прецедент Консалтинг» Станислав Петров. По его мнению, решение арбитража Севастополя «окажет стабилизирующее влияние на судебную практику» по процессам с участием фонда.

«С точки зрения российской судебной практики большинство споров, в которых рассматриваются правоотношения, возникшие до вхождения Крыма в состав России, выглядят исключительно нестандартно», — сказал РБК партнер юридической компании «НАФКО» Павел Иккерт. По его словам, это объясняется особенностями перерегистрации юрлиц: крымские организации считаются не прекращавшими свою деятельность, то есть все права и обязанности, возникшие до изменения статуса Крыма, за ними сохраняются.

При этом, поскольку эти права и обязанности формировались в соответствии с законодательством Украины, при возникновении споров допустимо применение норм материального права иного государства, указывает Иккерт, оговариваясь, что нормы украинского права российский суд разбирает лишь с целью подтверждения справедливости выводов украинского суда, имеющих принципиальное значение для спора. Вообще признание решений зарубежных судов по имущественным спорам при условии, что они не противоречат национальному законодательству, — «нормальная практика как для российского суда, так и для большинства судов стран с развитой правовой системой», резюмирует юрист.