Суд в Лондоне отчитал Артема Аветисяна за бизнес-привычки

Бизнес

Суд в Лондоне отчитал Артема Аветисяна за бизнес-привычки

Лондонский суд отказался запретить «Восточному» вести в России разбирательства против Майкла Калви, но методы «Финвижн» счел недобросовестными.
29.11.2019

Высокий суд Англии и Уэльса (расположен в Лондоне) не стал запрещать банку «Восточный» вести в России разбирательства против основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви и кипрской структуры Evison, через которую фонд владеет 42% банка. РБК ознакомился с решением суда от 31 октября.

Поводом для рассмотрения дела стали претензии компании «Финвижн» Артема Аветисяна (правопреемник кипрской Finvision), контролирующей с партнерами банк «Восточный» (Baring с лета этого года — миноритарный акционер банка). 30 июля «Восточный» подал в арбитраж Амурской области иски к Evison и лично к находящемуся под следствием Калви о возмещении убытков на 10 млрд руб., банку удалось добиться ареста доли Evison в банке в рамках обеспечительных мер. В ноябре банк подал еще один иск, уже на 8,8 млрд руб.

В сентябре Evison обратилась в Высокий суд с заявлением о запрете на проведение судебных разбирательств в другой юрисдикции (anti-suit injuction), поскольку соглашение между акционерами «Восточного» подразумевает разрешение споров в британском арбитраже. Суд ее в этом не поддержал, однако отметил, что у компании есть шансы «повернуть вспять» исполнение опциона почти на 10% акций «Восточного» в пользу «Финвижн», из-за которого Baring Vostok потерял контроль над банком.

История конфликта акционеров

В 2016 году Baring Vostok и «Финвижн» объединили свои банки «Восточный» и «Юниаструм», получив 52 и 32% в новом банке соответственно (еще 10% держали партнеры Аветисяна). Стороны заключили ряд соглашений и предполагали, что контроль в банке в итоге получит сторона Аветисяна, поэтому «Финвижн» дали опцион на 9,99% акций. Задуманные планы партнеры не исполнили: Baring выявил случаи мошенничества в «Юниаструме» перед объединением, заявил Калви, который сейчас находится под домашним арестом. Это не устроило фонд, и вместо исполнения опциона весной 2018 года он пошел в Лондонский международный трибунал (LCIA).

Размер претензий Baring Vostok по заявлению о мошенничестве со стороны «Финвижн» составляет 17,5 млрд руб., говорил Калви. Свои претензии (на 22 млрд руб.) набрались и у «Финвижн» к Baring Vostok. Спустя год, в феврале 2019 года, против Калви и еще троих менеджеров Baring Vostok Следственный комитет завел уголовное дело о мошенничестве на 2,5 млрд руб. по заявлению делового партнера Аветисяна и миноритария «Восточного» Шерзода Юсупова. После этого «Финвижн» выиграла несколько процессов в Амурском суде и принудительно исполнила опцион на 9,99% акций «Восточного», став его контролирующим акционером.

Пресс-служба «Восточного» отметила, что английский суд признал право банка вести разбирательства по искам о возмещении ущерба в России, счел его иск обоснованным и присудил компании Evison выплату судебных издержек. «Руководство «Восточного» действует в интересах банка, и обращение с требованием о запрещении продолжения таких действий является неоправданным», — подчеркнули в пресс-службе, указав, что банк продолжит судебные разбирательства в России и надеется на полное возмещение ущерба, «причиненного отдельными менеджерами фонда Baring Vostok». По словам источника РБК, близкого к банку, Evison возместила судебные издержки на £130 тыс.

В Baring Vostok сообщили, что удовлетворены решением Высокого суда, так как он «в очередной раз подтвердил, что все иски «Финвижн» против Evison в России незаконны и соответствующие решения российских судов могут быть оспорены. «Восточному» запретить вести суды в России нельзя, так как банк не является стороной арбитражной оговорки, уточнил представитель Baring, выразив надежду, что фонду рано или поздно удастся доказать, что «Финвижн» получила контроль в банке незаконно, тогда банк сможет предъявить «многомиллиардные претензии» уже компании Аветисяна. В «Финвижн» отказались от комментариев.

Аргументы сторон в Лондоне

Evison считает, что «Финвижн» вступила в сговор с банком, чтобы «Восточный» начал разбирательства в России для препятствования процессу в Лондонском арбитраже. Представитель Evison счел сами иски «недобросовестными» и указал на риски потери компанией своей доли в «Восточном» в течение трех месяцев из-за этих процессов. Компания Baring Vostok в качестве доказательств представила свидетельства бывшего предправления банка Александра Нестеренко.

«Восточный» возражал против удовлетворения запрета на разбирательство в национальных судах и указывал на естественность их проведения именно в России. Банк также обвинил Evison в том, что она предоставила английским судьям не всю информацию о процессе в России (Амурский суд 2 сентября отклонил ходатайство Evison, оспаривающее соответствие российской юрисдикции спору, но Evison не сообщила Лондонскому суду об этом, сказал арбитр).

«Финвижн» со своей стороны отвергала обвинения в том, что находится в сговоре с банком, а в качества доказательств предоставила письмо в банк, в котором попросила остановить разбирательство в Амурском суде. Компания также заявляла, что готова отказаться от ссылок в будущих разбирательствах в Лондоне на какие-либо доводы, возникающие из решений Амурского суда по искам «Восточного».

Baring Vostok не впервые обратился в Лондонский суд по поводу запрета на разбирательства в России — такие требования он подавал в отношении «Финвижн», и весной Лондонский суд их удовлетворил.

«Финвижн» очевидно нарушила эти приказы, отметил судья в последнем решении: компания добилась решений Амурского арбитража, которые позволили ей 18 июня 2019 года получить контроль над «Восточным» вместе с аффилированными акционерами.

Что решил суд

«Я не сомневаюсь, что процессы «Восточного» не что иное, как еще один фронт продолжающейся корпоративной битвы между Evison и Finvision и связанными с ними компаниями. Существует предположение, что разбирательства, затеянные «Восточным», координировались контролирующим акционером, это предположение не опровергается перепиской, с которой я ознакомился», — написал британский арбитр. Но в случае с последними исками претензии «Восточного» являются его собственными требованиями, которые можно рассматривать только в России, указал судья. Требования «Финвижн» пересекаются с требованиями «Восточного», но должным истцом является банк, а те же претензии со стороны «Финвижн», поданные в LCIA, могут быть поставлены под вопрос, обратил внимание судья.

«В таких обстоятельствах было бы необычным для этого суда (Высокого суда. — РБК) ограничивать публичную иностранную компанию в возможности предъявлять свои требования», — заключил арбитр. Предъявление претензий «Восточного» к Майклу Калви суд также счел легитимным.

Что встревожило Высокий суд Лондона

Одновременно с решением по основному вопросу судья выразил встревоженность «вопиющими нарушениями приказов о запрете на разбирательства в России со стороны «Финвижн». «Хотя методы «Финвижн» по получению контроля над «Восточным» и можно назвать недобросовестными, я не считаю, что это сразу же делает недобросовестными решения менеджмента банка», — подчеркнул он.

Арбитр отметил, что Evison следует искать «другие средства защиты» от «Финвижн». Компания, например, уже начала разбирательства о предполагаемом неуважении к суду. «У Evison могут найтись хорошие доводы для получения решения суда, обязывающего «Финвижн» повернуть вспять исполнение опциона на акции банка, хотя бы на время, и добиться отклонения (strike out) требований, поданных «Финвижн» [в LCIA]», — написал судья, указав, что не готов высказать мнение о том, будут ли доводы Evison приняты Лондонским арбитражем. Представитель Baring Vostok отметил, что фонд рассматривает все варианты.

Не единственное разбирательство

«Финвижн» уже выигрывала разбирательство в LCIA: в июне арбитры признали за компанией Аветисяна право на исполнение опциона на 9,99% акций банка, а действия Evison сочли недобросовестными.

На январь 2020 года было назначено рассмотрение в Лондоне заявления Evison о мошенничестве в «Юниаструме», но его перенесли на несколько месяцев по инициативе Baring Vostok, сообщил РБК источник, близкий к фонду. Он объяснил это тем, что топ-менеджеры фонда, в том числе Калви, находятся под арестом и не могут дать свидетельские показания.

«К сожалению, ключевые свидетели обвинения против «Финвижн» Аветисяна в лондонском трибунале продолжают оставаться в СИЗО или под домашним арестом и не могут принять участие с слушаниях», — указал представитель фонда.