Суд снял арест с имущества погибшего генерала МВД

Московский городской суд отказал представителям прокуратуры в продлении ареста имущества бывшего замначальника главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД генерал-майора Бориса Колесникова, который, предположительно, покончил с собой в 2014 году. Об этом РБК сказали в пресс-службе Мосгорсуда.

Колесников был одним из основных обвиняемых в деле об организации преступного сообщества в ГУЭБиПК, которое было создано под руководством начальника главка генерала Дениса Сугробова. Сотрудники управления, по версии следствия, фальсифицировали уголовные дела на чиновников и бизнесменов.

Решение о снятии ареста было принято еще в декабре, однако известно о нем стало только сейчас. «13 октября решением Мосгорсуда был продлен срок наложения ареста на недвижимое имущество Колесникова. 22 декабря рассматривалась апелляционная жалоба на это решение. В итоге гособвинению было отказано в удовлетворении ходатайства о продлении срока ареста», — сказали РБК в пресс-службе.

Основанием для ареста имущества были гражданские иски от потерпевших на общую сумму 218 млн руб. В ходе суда гособвинение отказалось поддерживать их исковые требования, рассказывал источник РБК, знакомый с ходом судебного процесса по делу Сугробова (сами слушания идут в закрытом режиме).

Представитель прокуратуры в ходе суда пришел к выводу, что корыстного мотива в действиях офицеров не было. Это следовало из его выступления в ходе прений сторон в декабре. По мнению гособвинителя, сотрудники главка фальсифицировали дела ради карьерного роста и ведомственных наград, а не ради материальной выгоды. По этой причине прокурор попросил суд также снять арест и с имущества Колесникова.

Собственность Сугробова и Колесникова на общую сумму около 300 млн руб. была арестована в августе 2014 года. В случае Колесникова речь шла о двух нежилых помещениях, которые сдавали в аренду его родители, писал «Коммерсантъ». Адвокаты семьи Колесникова обжаловали арест, указывая, что ему не вменяется никаких коррупционных преступлений с материальным вредом, например мошенничества или получения взятки, пояснил РБК адвокат Павел Лапшов. Кроме того, арестованная недвижимость принадлежала родителям Колесникова, а не ему самому, указывала защита.

По делу Сугробова проходят десять человек; в зависимости от роли им вменяют организацию преступного сообщества, превышение полномочий, фальсификацию доказательств и провокацию взяток. Еще двое сотрудников главка, Максим Назаров и Алексей Боднар, пошли на сделку со следствием и уже осуждены. Назаров получил пять лет; Боднар — пять с половиной лет строгого режима. Пострадавшими от действий офицеров ГУЭБиПК и их агентов считаются около 30 человек, среди которых сити-менеджер Смоленска Константин Лазарев, чиновники Счетной палаты, подмосковных Минтранса и управления Росреестра, топ-менеджеры «Аэроэкспресса».

Задержания в главке начались в феврале 2014 года после того, как в разработку ГУЭБиПК попал сотрудник управления собственной безопасности ФСБ Игорь Демин. По мнению следствия, агент сотрудников главка пытался спровоцировать Демина на взятку.

На прениях гособвинитель попросил для фигурантов дела от 5 до 22 лет колонии. Колесникова он попросил признать виновным посмертно, поскольку в июне 2015 года обвиняемый выпал с балкона здания Следственного комитета после допроса. В СКР описывали случившееся как суицид; адвокаты Георгий Антонов и Павел Лапшов говорили о доведении до самоубийства. Отчим погибшего Иван Колесников и адвокат Анна Ставицкая полагали, что генерал мог быт убит.

СКР расследовал обстоятельства гибели Колесникова и пришел к выводу, что это было самоубийство, к которому привел комплекс причин, включая последствия черепно-мозговой травмы. Возбуждать уголовное дело о доведении до самоубийства и халатности следствие отказалось.