Суд прикрыл Дмитрия Михальченко от журналистов

Криминал

Суд прикрыл Дмитрия Михальченко от журналистов

Дело о растрате при реконструкции резиденции президента в Ново-Огарево рассмотрят в закрытом режиме.
30.10.2019

Во 2-м Западном окружном военном суде в Москве начался процесс по уголовному делу организованного преступного сообщества (ОПС), созданного с целью хищения 1,3 млрд руб. при строительстве и реконструкции объектов президентской резиденции в Ново-Огарево. Организаторами ОПС следствие считает петербургского миллиардера Дмитрия Михальченко и экс-главу подведомственного Федеральной службе охраны (ФСО) ФГУПа Андрея Каминова. На первом заседании суд решил, что слушания будут проходить в закрытом режиме в связи с тем, что в деле имеются секретные материалы. Подсудимые считают, что закрытие процесса нарушает их конституционное право на защиту.

Перед военным судом предстали основатель петербургского холдинга «Форум» Дмитрий Михальченко, бывший директор ФГУП «Атэкс» ФСО полковник ФСБ Андрей Каминов, а также бывшие гендиректоры компаний «Стройфасад» и «Климат проф» Сергей Литвинов и Борис Мальцев (последний сейчас возглавляет ООО «Медведь»), экс-руководитель службы инженерно-технического обеспечения (СИТО) ФСО генерал-майор запаса Игорь Васильев и его бывший подчиненный, начальник отдела СИТО полковник Дмитрий Улитин. Господа Михальченко и Каминов по-прежнему содержатся под арестом в СИЗО, и в суде их поместили в клетку, остальные подсудимые разместились на скамейках рядом со своими адвокатами: с них взяли подписку о невыезде, а с генерала Васильева, который, как и господин Мальцев, во время расследования даже не задерживался,— и вовсе обязательство о явке. Отметим, что помимо подсудимых и их 14 адвокатов в зале заседаний собралось большое число родственников и друзей обвиняемых.

По традиции судебное заседание началось с того, что председательствующий Олег Москвитин предложил сторонам заявить ходатайства. Первой это сделала адвокат Бориса Мальцева Инна Карташова, приступившая к защите клиента уже на стадии судебного разбирательства. Адвокат Карташова попросила господина Москвина отложить слушания из-за того, что она еще не успела ознакомиться с материалами 120-томного дела, в том числе со списком вещественных доказательств, занявшим 23 листа.

Этот перечень вещдоков она потребовала запросить у следствия, поскольку защиту с ним не знакомили.

Однако подсудимый Михальченко не согласился с требованием госпожи Карташовой. Весьма эмоционально он напомнил адвокату, что пока они с подсудимым Каминовым до сих пор «парятся» в следственном изоляторе «Лефортово», подсудимый Мальцев «отсиживался дома в своей пижаме», хотя, по словам миллиардера, вполне мог быть здесь с ними. «Может, он и дальше будет менять адвокатов, чем процесс рассмотрения дела будет затягиваться»,— предположил господин Михальченко, согласившийся, впрочем, с просьбой адвоката господина Мальцева затребовать у следствия список вещественных доказательств. Господина Михальченко поддержали его сосед по клетке Андрей Каминов, а также защита остальных подсудимых. В итоге судья Москвитин отложить рассмотрение дела отказался, а просьбу затребовать у следствия вещдоки счел преждевременной, пообещав, что она будет рассмотрена в ходе судебного разбирательства.

Когда выяснилось, что никаких других ходатайств ни у подсудимых, ни у гособвинения нет, судья Олег Москвитин предложил сторонам рассмотреть вопрос о том, чтобы провести процесс в закрытом режиме — «в связи с тем, что в уголовном деле есть материалы, составляющие государственную тайну». Инициатива судьи вызвала отрицательную реакцию как защиты, так и подсудимых.

По словам Дмитрия Михальченко, выступившего за то, чтобы судебный процесс проходил в открытом режиме, в уголовном деле, уместившемся в 120 томах, только два тома содержат материалы, составляющие гостайну.

«Да и в них на 99% никакой гостайны нет»,— заявил он. «Вот и давайте рассматривать эти два тома в закрытом режиме»,— предложил господин Михальченко. Его полностью поддержал и господин Каминов, а адвокат последнего Руслан Коблев выразил опасение, что в случае закрытого рассмотрения дела подсудимые будут лишены своих конституционных прав на защиту и гласное информирование общества о судопроизводстве. При этом адвокат сослался на соответствующее постановление Верховного суда. По словам адвоката, предметом уголовного дела является госконтракт на строительство и реконструкцию объектов президентской резиденции в Ново-Огарево (объект №53) в 2012–2015 годах. Материалы иска ФСО к ФГУП «Атэкс» можно найти на сайте Арбитражного суда Москвы, и ничего секретного, соответственно, в них нет. «Да и в засекреченных томах я не нашел ничего интересного, так как в материалах следствия контракт не является предметом гостайны»,— подчеркнул господин Коблев, добавив, что в случае закрытого процесса сторона обвинения будет находиться в заведомо выгодных условиях.

В свою очередь, представитель столичной военной прокуратуры заявил, что полностью поддерживает председательствующего относительно закрытия процесса, поскольку как «объект №53» в Ново-Огарево, так и положение о ФСО и ФСБ и его сотрудниках относятся к категории гостайны. По словам гособвинителя, в суде будут допрошены свидетели из числа сотрудников ФСБ и ФСО, данные о которых и их месте жительства также являются закрытыми. «Впрочем, и сам госконтракт является гостайной»,— подчеркнул представитель прокуратуры. На этом основании судья Олег Москвитин принял решение рассматривать уголовное дело в закрытом режиме. Для принятия этого решения ему понадобилось полтора часа.

Как рассказывал ранее “Ъ”, версия следствия заключается в том, что в декабре 2012 года ФСО заключила с подведомственным этой организации ФГУП «Атэкс» госконтракт на строительство в президентской резиденции Ново-Огарево дома приемов, гостиницы со спортивным залом, комендатуры, гаража, ангара для хранения парковой техники, контрольно-пропускного пункта, котельной и ограждений, а также системы кондиционирования помещений. В договоре, сумма которого составляла 5,7 млрд руб., было предусмотрено также и осуществление авторского надзора за ходом работ, которые должны были быть завершены в 2014 году. По договору ФСО перечислила компаниям «Атэкс» и «Стройфасад» авансовый платеж в размере 2,6 млрд руб. Из этих средств через фирмы-однодневки, по версии следствия, сначала было похищено 225 млн руб., всего же в итоге сумма ущерба составила 1,3 млрд руб. В зависимости от роли каждого фигурантам дела было предъявлено обвинение в организации преступного сообщества и участии в нем (ст. 210 УК РФ), а также хищении путем растраты в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Уголовные дела в отношении других фигурантов расследования — предпринимателей Дмитрия Сергеева, Сергея Перевалова, Дмитрия Торчинского и Александра Родионова, заключивших досудебные соглашения о сотрудничестве, были выделены в отдельное производство.

На следующем заседании суд планирует заслушать позицию подсудимых к предъявленным им обвинениям.