Суд Нью-Джерси высоко оценил показания на Сергея Матвиенко

Суд Нью-Джерси высоко оценил показания на Сергея Матвиенко

Российский хакер Смилянец осужден к четырем годам, его сообщник Дринкман — к двенадцати.

Неожиданно мягкий приговор — 4 года и 4 месяца тюрьмы — получил очередной осужденный в США российский хакер, москвич Дмитрий Смилянец. Предположительно, федеральный суд штата Нью-Джерси смягчил приговор из-за ценных показаний, которые компьютерный взломщик дал против своих коллег, а также против своего босса Сергея Матвиенко, сына спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. Детали данных подсудимым показаний остаются засекреченными. Вместе со Смилянцом, сознавшимся еще в 2015 году в сговоре с целью совершения мошенничества, за преступный сговор с целью взлома компьютеров приговорен к 144 месяцам (или 12 годам) лишения свободы его сообщник, уроженец Сыктывкара Владимир Дринкман.

Как напоминает ВВС, разрабатывавшая их Секретная служба США гонялась за обоими несколько лет, пока не обнаружила в соцсетях фотографию Смилянца на фоне известной надписи I Love Amsterdam и не попросила голландских коллег его задержать. Он был арестован у местного отеля Manor.

Там же по счастливой для следствия случайности неожиданно оказался и Дринкман, которого детективы давно знали под ником Scorpo. Смилянец был им известен как Smi.


Дмитрий Смилянец

Смилянец, которого на родине иногда зовут Дима Смелый, согласился на экстрадицию в США уже через несколько недель. Дринкман, познакомившийся с ним в 2003 году за игрой в Counter-Strike, задержался в Голландии дольше, но в конце концов присоединился к Смилянцу в Нью-Джерси.

Поначалу Смилянцу грозило до 30 лет тюрьмы, но он сократил себе срок 16 сентября 2015 года, когда признал себя виновным и подписал с федеральной прокуратурой соглашение, по которому она в обмен на признание обязалась не требовать у судьи больше 20 лет. В этом 11-страничном документе оговаривалась и низшая граница срока, равная нулю.

Дринкману грозило на пять лет больше. Он признал себя виновным одновременно со Смилянцем. Оба ждали приговора примерно два с половиной года.

Как правило, перед приговором и защита, и прокуратура присылают судье ходатайства, в которых первая обычно просит дать осужденному меньше, а вторая — больше.

Исключения бывают, но редко. Например, обе стороны наперегонки просили судью проявить снисхождение к бывшему москвичу Феликсу Сэйтеру, который попался на биржевых аферах, сильно помог правосудию, а потом прославился как бизнес-партнер Дональда Трампа.

До этого и защита, и обвинение так же дружно просили судью пожалеть отца Сэйтера, бруклинского громилу Михаила Шеферовского, который после ареста тоже помог следствию.

Из таких ходатайств можно много узнать — в данном случае, например, выяснить, почему Смилянец и Дринкман дожидались приговора так долго. Но, как сказал мне адвокат Смилянца Игорь Литвак, в Нью-Джерси эти прошения по умолчанию засекречиваются.

У журналистов, однако, есть право затребовать их у суда, что и сделал 1 февраля корреспондент местной газеты Star-Ledger. Россиян должны были приговорить еще тогда, но отложили церемонию, пока журналист не получит документы по поводу приговоров. Как мне сообщили, сейчас он их получил, но с таким количеством купюр, что они содержат мало полезной информации. Поэтому остается лишь гадать, почему россиян не приговаривали так долго.

Не исключено, что прокуратура дожидалась ареста трех сообщников Смилянца и Дринкмана, находящихся в бегах. Это москвич Роман Котов, петербуржец Александр Калинин (Gregg) и одессит Михаил Рытиков. Возможно, прокуроры рассчитывали, что Смилянец и Дринкман дадут против них показания.

Но те все не шли следователям в руки, бесконечно откладывать приговор было невозможно, и вот двое россиян, наконец, предстали перед судьей.

Их дело считается знаковым: после их ареста власти США заявили, что речь идет о крупнейшей хакерской схеме в истории американского судопроизводства.

Дринкман признался в том, что с декабря 2003 по июль 2012 года они с сообщниками вламывались в компьютерные сети многочисленных корпораций с целью хищения конфиденциальной информации, такой как номера дебитовых и кредитных карт и сопутствующие данные, а затем продавали ворованные реквизиты.

Смилянец признался в том, что в тот же период они с сообщниками договорились сбыть номера примерно 130 млн ворованных дебетовых и кредитных карт. Данные похищались путем взлома компьютеров круглосуточных магазинов 7-Eleven, универмагов JCPenney, Inc. и Hannaford Brothers Сo., платежной системы Heartland Payment Systems, Inc., магазинов одежды Wet Seal, Inc., Dexia Bank Belgium и авиакомпании JetBlue Airways.

Согласно судебным документам, Смилянец признал, что похищенные реквизиты карт предоставляли ему для продажи Дринкман, Калинин и Котов. Он, в свою очередь, сбывал их другим продавцам ворованных реквизитов, а уже те продавали их мошенникам, которые наносили эту информацию на магнитные полосы чистых пластиковых карт. Карты использовались для того, чтобы вынимать наличность из банкоматов или делать покупки.

Смилянец брал около $10 за номер одной американской карты и сопутствующую информацию, $50 — за европейскую и 15 долларов — за канадскую. Оптовым и регулярным покупателям предоставлялась скидка.

Смилянец согласился с прокурорской оценкой, нанесенного им и его сообщниками ущерба. Прокурора оценила его в $200 млн, хотя минюст США обычно оперирует цифрой 300 млн.

В среду федеральный судья Джером Симэндл заключил, что нанесенный Дринкманом ущерб составил $312 млн.

Как писал судье следователь Секретной службы Джеремайя Реппер, деятельность Смилянца достигала такого размаха, что на него как-то приходилось более 50% всего оборота ворованных реквизитов платежных карт на планете. Он хвастался в чатах, что в 2004 году у него имелись данные по 25 млн кредитных карт, а в 2005 году — по 6 млн.

В 2009 году Дринкман и Калинин фигурировали как Хакер №1 и Хакер №2 в уголовном деле знаменитого американского кибермошенника Альберта Гонзалеса, осужденного в Майями и отбывающего сейчас 20-летний срок.

В одном докладе Реппера приводятся выдержки из переписки Гонзалеса со Смилянцем.

Как говорилось в рассекреченном письме, которое перед приговором направили судье прокуроры Джастин Херринг и Эндрю Пак, «это было экстраординарное преступление. По ряду критериев, эта хакинговая схема была беспрецедентной. Объем похищенного материала, нанесенный ущерб, число пострадавших крупных корпораций — все это превышало число жертв любого другого дела о хакинге, возбужденного в США».

Прокуроры писали, что ущерб, нанесенный 37-летним Дринкманом, которого они называют «одаренным хакером», не граничивался денежными потерями. Страдали бренды и котировки акций. Например, платежную систему Heartland годами потом преследовали разорительные иски, на улаживание которых у нее ушло более $100 млн, а после того как она объявила в 2009 году о взломе, ее котировки вошли в пике.

Смилянец известен в России как видный деятель киберспорта, крестным отцом которого его стали называть после ареста. Он окончил факультет информационной безопасности МГТУ имени Баумана и возглавил команду Moscow Five, которую журналист Даниил Туровский в сентябре характеризовал на сайте «Медуза» как «самую успешную российскую киберспортивную организацию тех лет».

22 марта 2012 года Смилянец объявил, что у его команды появился куратор — миллиардер Сергей Матвиенко, сын спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. Сайт Moscow Five был украшен фотографией обоих с чучелом буйвола.

Куратор же подельника «Смелого», Владимира Дринкмана, судя по всему — генпрокурор Юрий Чайка, как отмечало агентство «Руспрес».

Последний перед арестом пост Смилянца  в «ВКонтакте» содержал фотографию киберспортсменов и подпись: «Достояние киберспорта России. Плохо о них могут говорить только агенты ЦРУ и МИ-6».

Смилянец не упомянул Секретную службу США, которая в тот момент обзванивала отели в Амстердаме, пока, наконец, не нашла в Manor его и Дринкмана.

Судья приговорил Смилянца к 51 месяцу и 21 дню тюрьмы. Поскольку россиянин уже этот срок отсидел, он вышел в зал в объятия жены.

«Мы очень рады, — сказал мне его защитник Литвак, приехавший в США в 1993 году из Воркуты и закончивший юрфак университета Ратгерс в Нью-Джерси. — Мы считаем, что приговор был справедливый».

Как говорится в рассекреченном письме Литвака судье, команда Moscow Five, или M5, созданная его подзащитным, ездила на международные состязания, «но успех не мог оплачивать его счета. После аварии, в которой была разбита роскошная и дорогая машина его друга, г-н Смилянец связался с преступниками, чтобы выплатить долг».

34-летний Смилянец перед приговором обратился к судье с письмом, в котором признавал ответственность за свои преступления. В нем, в частности, говорилось: «До ареста я вел жизнь весьма преуспевающего киберпреступника и владельца хорошо известной и конкурентоспособной киберспортивной команды. Оглядываясь назад, я понимаю, что я был узником свой корысти и эгоизма».