Спецслужбы взяли след «решалы» Евгения Ерковича

Общество

Спецслужбы взяли след «решалы» Евгения Ерковича

Адвокат из Одинцово «неформально» разруливал дела клиентов по смертельным ДТП, будучи сам лишенным прав.
28.10.2019

Из Общественных наблюдательных комиссий отсеялись люди, которых мы называем «решалы», с гордостью заявила 11 октября в интервью «Эхо Москвы» зампред Общественной наблюдательной комиссии Москвы, член Совета по правам человека при президенте Ева Меркачёва. «У них были четкие тарифы: на то, чтобы посетить одного заключенного — цена такая-то; посетить другого заключенного — такая-то», − рассказала правозащитница.

Вот, оказывается, куда решалы добрались − в Общественные комиссии. Еще пять лет назад Ольга Романова писала: «Зато чрезвычайно развился и структурировался «решальный» бизнес, ранее дикий и случайный, а теперь хоть на IPO его выводи на Лондонскую биржу. Внимательный посетитель судебных заседаний по делам попавших под раздачу чиновников и служивых быстро найдет закономерности и странности: внезапные перемены меры пресечения дежурным судьей вечером в пятницу или рассмотрение меры пресечения в течение трех, а то и четырех дней, ничем не мотивированные закрытия процессов — и уловит момент, когда дверца сейфа захлопнулась, решальщик донес недостающее, и решение внезапно принято».

«Решальный» бизнес сегодня пронизывает все сферы и слои жизни общества. Больше всего, решалы, конечно, кормятся с бизнеса.

Всего в России около 200 разрешающих, проверяющих и контролирующих инстанций. Но даже если вы получили все разрешения и начали работать, представители этих 200 инстанций будут приходить к вам, выписывать штрафы и грозить закрытием. Нет, не все будут требовать взятки, но на следующий день к вам явится «решала» и предложит свои услуги, чтобы никакие инспекции вам больше не докучали.

Редко кому удается пройти жизнь, ни разу не столкнувшись с правоохранительной системой. Все может быть: не удержались и сели за руль выпивши, а еще, не дай бог, попали в аварию; вас обокрали, и следствие доказывает, что вы сами себя обокрали, чтобы получить страховку; бизнесмены просто непонятно как не все сидят.

В Наблюдательные советы, по словам Меркачевой, решать вопросы с посещениями шли бывшие полковники и генералы силовых ведомств. Оно и понятно, бывшие менты решают вопросы в своих структурах, бывшие гибэдэдэшники − в ГИБДД, эфэсбэшники − в ФСБ, а следаки − в СК.

Уже нарицательным стало имя осужденного бывшего полковника полиции Дмитрия Захарченко, в квартире которого в 2016-м нашли наличными почти 9 млрд рублей. Рекорд Захарченко по сумме незаконно сколоченного состояния был побит в апреле 2019-го начальником управления «К» ФСБ России полковником Кириллом Черкалиным: у него выявили активов на 12 млрд.

Наиболее ярким примером последних лет можно считать «развод» известного предпринимателя Михаила Слипенчука, когда он в прошлом созыве Госдумы был депутатом. Как писала пресса, в 2011 году Слипенчук отдал мошенникам Михаилу Коряке, Валиду Лурахмаеву и Султану Сигаури, которые называли себя «советниками Путина», 20 млн евро за включение неких коммерческих структур в контракт на поставки газа на Украину.

Можно вспомнить, как перед выборами 2011 года бывший работник мэрии Москвы Заур Мустафаев, офицер погранслужбы Михаил Костин и участница шоу «Битва экстрасенсов» Светлана Соловьева предложили одному из подмосковных предпринимателей избраться в Госдуму за 1 млн долларов. Мошенники, которые называли себя сотрудниками администрации президента, уговорили бизнесмена отдать объекты недвижимости и предприятия.

Есть сегодня и менее эпические жулики. И вот тут примечательна история одного из бывших сотрудников Следственного комитета Одинцовского района Подмосковья Евгения Ерковича. Родился он в Дорохово, а потом поступил в академию МВД. Известно, что отец Евгения Ерковича владел ритуальным бизнесом.

Получив высшее образование, Еркович устроился в СК Одинцовского района. Но жить на одну зарплату ему, по всей видимости, не хотелось. И, в итоге, уволился, дослужив до капитана.

Знающие Евгения Ерковича заметили, что после увольнения бывший сотрудник СК смог сразу пересесть с отечественного ВАЗ на «мерседес». Конечно, этому есть вполне логичное объяснение: он начал зарабатывать в качестве адвоката. Только эта версия вызывает большие сомнения.

Согласно некоторым данным, Еркович мог получить адвокатский статус всего за один день. Для этого в России есть Чеченская республика, куда предположительно, он летали всего один раз. Да и заслуги в качестве профессионального защитника у Ерковича весьма спорные. Согласно материалам слушаний, Еркович, видимо, не раз проигрывал дела, защиту клиентов строил крайне неумело. Достаточно сказать, что в трех делах Еркович защищал клиентов по поводу ДТП в то время, как сам лишался водительских прав.

Зато, по некоторым данным, он мог неплохо зарабатывать как «решальщик» в СК Одинцовского района. Интересно, что в период службы в СК Евгений Еркович занимался в том числе расследованием ДТП со смертельным исходом, то есть пытался привлечь к ответственности тех, кто лишил жизни других людей из-за неумелого вождения или потому что, например, вел машину нетрезвым. Еркович, видимо, стал обещать помощь уже тем, кто стал убийцей за рулем, без смены «специализации». Если это так, то , чеченская коллегия, которая предоставила Ерковичу адвокатский статус, могла бы умереть со стыда.

По иронии судьбы, офисы «решальщиков» оказываются напротив нужных ведомств СК. Вот и наш герой на обеды ходит в одно и то же заведение, что и действующие сотрудники. Так сказать, за приемом пищи встречались те, кто расследовал смертельные ДТП и те, кто встал по другую сторону от грани, разделяющей добро и зло.

По-видимому, сформировался и устойчивый тариф за подобные услуги: за прекращение уголовного преследования могут попросить 5 млн рублей — если разбирательство находилось в стадии доследственной проверки и 10 млн, если дело уже было заведено. Взятки, по слухам, принимались в своем любимом кафе «Имерули».

Правда, реально помогать подобным «ерковичам» практически не удается . На решал нельзя подать в суд за невыполненное обещание, так что кидают они регулярно. Например, вы дали взятку за «гарантированное поступление в МГУ и МГИМО». Если ваше дитя поступит, говорите решале «спасибо». Если не поступит, то честные (или трусливые) решалы возвращают деньги.

С силовиками посложнее. Могут сказать «ой, не получилось, дай еще». Или запугать: «серьезные дядьки вмешались, дело не выгорело, но деньги вернуть не можем».

Но недавно, похоже, Евгением Ерковичем и его бывшими, но все еще работающими коллегами из СК Одинцово заинтересовались спецорганы. По некоторым сведениям, чекисты давно наблюдали за бывшими сотрудниками СК и зафиксировали все его «ходы, пароли, явки».

Теперь Ерковича ожидает следствие. Вряд ли тут возможна будет схема с закрытием дела на этапе доследственной проверки.

Однако на примере таких мошенников видно, что попасться в сети злоумышленников могут очень многие. И понятно, что единственный способ уберечься от таких «решал» — это не пытаться обойти закон.