«Сова» и «Динозавр» оспаривают сделки Пробизнесбанка на 34,5 млрд рублей

Бизнес

«Сова» и «Динозавр» оспаривают сделки Пробизнесбанка на 34,5 млрд рублей

Часть их состоялась в день отзыва лицензии у банка.
04.02.2020

ООО «Вэй М» в декабре – январе подало к банку три иска в Арбитражный суд Москвы. Соответчиком по первому является брокер BrokerCreditService (Cyprus) Limited (BCS), по второму – Sova Capital Limited (SCL), по третьему – Dinosaur Merchant Bank Limited. Информация об исках есть в картотеке арбитражных дел. Копии всех трех исковых заявлений с отметками суда есть у «Ведомостей», их подлинность подтвердил представитель «Вэй М».

В двух первых исках – к BCS и SCL истец оспаривает сделки, проведенные в день отзыва у банка лицензии. Ценные бумаги на 25 млрд руб. были списаны со счетов Пробизнесбанка как обеспечение.

В августе 2015 г. Пробизнесбанк лишился лицензии, в октябре в банке началась процедура банкротства, конкурсным управляющим стало Агентство по страхованию вкладов (АСВ). ООО «Вэй М» входит в реестр кредиторов Пробизнесбанка, сумма задолженности перед ним – 700 млн руб., говорит руководитель инициативной группы кредиторов Пробизнесбанка Нерсес Григорян.

Пробизнесбанк с 2013 по 2015 г. разместил на счетах у BCS деньги и ценные бумаги (ОФЗ и казначейские облигации США), говорится в иске. В 2013 г. BCS заключил договор займа с кипрской Merrianol Investments Limited. Согласно тексту иска тогда же Пробизнесбанк стал для BCS гарантом по всем обязательствам Merrianol Investments Limited перед брокером. Обеспечением стали ценные бумаги, которые банк разместил раньше на счетах брокера. В день отзыва лицензии у банка из-за невыполнения обязательств Merrianol Investments Limited BCS списал со счета ценные бумаги на общую сумму 6,5 млрд руб. Истец просит признать это списание и прекращение обязательств BCS перед банком недействительными.

BCS не имел права списывать со счетов банка бумаги, так как согласно закону «О банках…» после отзыва лицензии у Пробизнесбанка и до признания его банкротом совершение каких-либо сделок с имуществом банка запрещено, указывает представляющий истца советник White & Case Павел Булатов: «Не ясно, почему АСВ не оспорило эти сделки».

69,8 млрд руб. в такую сумму весной 2017 г. оценивал дыру в капитале Пробизнесбанка его конкурсный управляющий – АСВ. В августе 2015 г. ЦБ ввел в банк временную администрацию, а вскоре отозвал лицензию. В октябре 2015 г. Пробизнесбанк был признан банкротом. В марте 2017 г. АСВ выявило недостачу имущества в Пробизнесбанке на 69,8 млрд руб. Основная доля этой недостачи приходилась на расчеты по брокерским операциям – всего 34,5 млрд руб., указывало АСВ. Это как раз те сделки, которые сейчас в суде оспаривает «Вэй М».

Всего в конкурсную массу банка поступило 27,4 млрд руб., по данным АСВ на 31 января 2020 г. Из них 19,7 млрд банк уже выплатил кредиторам

Аналогичный случай произошел и с SCL (ранее – Otkritie Securities Limited, до 2018 г. входила в «Открытие холдинг»). На счетах у этого брокера истец разместил казначейские облигации США, ОФЗ, еврооблигации Газпромбанка, ВЭБа и Сбербанка на 18,5 млрд руб. Бумаги тоже были списаны в день отзыва лицензии у Пробизнесбанка.

Представители группы БКС, в которую входит BCS, и SCL комментировать иски не стали.

В АСВ анализируют документы и пока формируют позицию по этим делам, сообщил представитель агентства.

Третий иск касается недостачи на 9,5 млрд руб. в результате трехстороннего соглашения между английской Dinosaur Merchant Bank Limited, кипрской Vermenda Holdings Limited (VHL) и Пробизнесбанком. С представителями VHL «Ведомостям» связаться не удалось, в Dinosaur Merchant Bank Limited и АСВ вечером 2 февраля не ответили на запрос «Ведомостей».

Добиться успеха «Вэй М» будет сложно, считают юристы. Брокерские депозитарии находились за пределами России и, вероятно, руководствовались своим местным законодательством при списании бумаг со счета Пробизнесбанка, указывает партнер TA Legal Consulting Иван Тертычный. «Даже если суд примет решение о признании сделки недействительной и обяжет иностранных контрагентов вернуть бумаги, обеспечить исполнение такого решения за рубежом может быть проблематично, – указывает он. – АСВ, вероятнее всего, не стало оспаривать сделки по этой же причине – из-за сложной процедуры исполнения решения суда за рубежом». Возможно, истец знает об активах ответчиков, находящихся на территории России, на которые можно обратить взыскание по решению российского суда, добавляет он. «В суде также встанет вопрос о сроке давности, – считает партнер коллегии адвокатов «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игорь Дубов. – [Но] если кредитору удастся доказать, что срок должен исчисляться с того момента, когда он узнал о списании ценных бумаг со счетов, то шанс выиграть дело появится».