Слежка за колесами, или «пустовоз» снова в деле

Слежка за колесами, или «пустовоз» снова в деле

Московские власти прибирают к рукам все, что «плохо» лежит или ездит. Особенно усердствует Департамент транспорта Москвы и его начальник Максим Ликсутов.

Столичные власти объявили, что им нужен контроль за передвижением практически всего транспорта в Москве. Столичный «Центр организации дорожного движения» намерен передавать в городскую навигационно-информационную систему информацию не только об автобусах, коммунальной технике, эвакуаторах, но также о такси и автомобилях каршеринга. Кстати, сегодня на просторах столицы уже работают 13 каршеринговых компаний.

За их работой пристально следит Департамент транспорта. Участники рынка считают, что власти Москвы хотят создать единое транспортное приложение. А вот с какой целью? И почему около всех многомиллиардных проектов постоянно вьется уроженец некогда братской Эстонии, человек с «пятнистой» биографией Максим Станиславович Ликсутов? В этом пытался разобраться корреспондент The Moscow Post.

500 маршрутов «съели»?

Напомним, подготовка к реформе наземного транспорта в Москве началась еще в 2012 году. И уже в апреле 2013 года в Москве ввели мораторий на открытие новых коммерческих маршрутов. А вот новые маршруты могли появляться только по распоряжению ГУП «Мосгортранс». В итоге количество коммерческих маршрутов стало резко сокращаться. И если в 2015 году этих маршрутов было около 500, то к середине 2016 года осталось меньше 350. А 15 августа 2016 года все они были ликвидированы.

Президент Московского транспортного союза Юрий Свешников сразу заметил, что главная цель такой реформы с маршрутками — подчинить городу транспортные потоки, которые до этого мэрия не контролировала.

Перевозчики обратились в суд. Но суд их не поддержал.

— То, что Ликсутов рассказывает, что все перевозчики — нелегалы, это передергивание, — возмущался Юрий Свешников. -Частный транспорт в Москве работает более 20 лет. Слова о разбитых машинах, о высокой аварийности — это мифы. Машины в большинстве своем были не старше трех лет.

Перевозчики были уверены: их бизнес просто разрушают по чьему-то хотению.

-Это несправедливость! — говорит Владимир Обухов, начальник автоколонны в компании Экспресс-тори. — Лоты на конкурсах создавались по хитроумной схеме: в один лот обычно входило несколько маршрутов на разных концах города. И это было неудобно для перевозчиков. Сыграл роль и финансовый кризис: перед проведением конкурса цена автобусов, вслед за курсом доллара, выросла в два раза, а цену лота по закону изменить нельзя. Мы просто не потянули.

Глава Департамента транспорта Москвы, миллионер Максим Ликсутов

Так мэрия притянула себе перевозки на маршрутках, оставив сотни людей без работы. И Департамент транспорта сыграл тут роль первой скрипки.

Уловки Ликсутова

Руководитель столичного Департамента транспорта Максим Ликсутов, между прочим, если кто это не знает, не просыхает от скандалов. Ноо пока еще работает на своем месте. Достаточно вспомнить офшорную историю Ликсутова, а также историю с парковками, эвакуаторами, опять же — разорение маршрутного бизнеса. И именно Ликсутов сегодня энергично — скандально развивает каршеринг в Белокаменной.

Новый виток обсуждения личности Максима Ликсутова и его махинаций в инициировал в сети блогер Иван Ежиков. Об этом сообщал КомпроматУрал.ру .

А кто творец всех хитроумных серых схем? В том числе и по организации каршеринга в столице? Не потому ли Ликсутов сегодня — самый богатый чиновник в мэрии Москвы? Доход господин Ликсутова в 2017 году превысил доход мэра Сергея Собянина почти в 40 раз.

Получается, в мэрии Москвы, под носом у Сергея Собянина совершенно вольготно и комфортно себя чувствует не совсем честный человек, который работает в правительстве Москвы в собственных, корыстных интересах? Неужели даже доходы господина Лискутова никого в мэрии не удивляют, как и его многолетний теневой бизнес?

СПРАВКА

Каршеринг (от англ. car sharing) — автоматизированная поминутная аренда автомобиля. Услуга предназначена для коротких поездок по городу . Пользователь сервиса платит только за аренду автомобиля. Оплата топлива, ремонта, обслуживания и страхования автомобиля ложится на плечи арендодателя.