Следственный комитет сообразил на троих — до суда дошли друзья Арашукова

Чиновники

Следственный комитет сообразил на троих — до суда дошли друзья Арашукова

Расследовано дело генерал-майора, помогавшего Рауфу Арашукову.
01.04.2020

Следственный комитет Российской Федерации (СКР) завершил расследование уголовного дела бывших исполняющего обязанности руководителя следственного управления (СУ) СКР по Карачаево-Черкесии генерал-майора Казбека Булатова, следователя по особо важным делам того же СУ Андрея Филиппова и начальника центра по противодействию экстремизму МВД КЧР Тимура Бетуганова. Следствие считает, что они покрывали преступную деятельность экс-сенатора от КЧР Рауфа Арашукова. Офицеры, в свою очередь, вину не признают, утверждая, что стали жертвами оговора.

Следователь центрального аппарата СКР в окончательной редакции обвинил своих бывших коллег в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий). По версии следствия, инкриминируемое обвиняемым преступление привело к дискредитации органов госвласти и предварительного следствия, а также нарушило права других граждан. При этом генерал-майора Казбека Булатова обвинили в двух эпизодах преступной деятельности, а его предполагаемым сообщникам инкриминировали по одному.

Непосредственно Казбеку Булатову вменяют, что после убийства в 2010 году советника главы КЧР Фраля Шебзухова он сделал все, чтобы отвести подозрения в этом преступлении от Рауфа Арашукова, которого следствие теперь считает его заказчиком.

По версии следствия, Фраль Шебзухов ожидал накануне своей гибели назначения на пост премьер-министра КЧР, что крайне не устраивало Рауфа Арашукова, который сам рассчитывал занять эту должность. Но когда под давлением родственников убитого организатор этого преступления местный криминальный авторитет Рустам Копсергенов явился в феврале 2017 года в правоохранительные органы с повинной, генерал-майор Булатов, считает теперь следствие, лично встретился с ним, чтобы отговорить от признания. За отказ авторитету якобы гарантировали непривлечение к уголовной ответственности.

Второй эпизод связан с убийством в том же 2010 году лидера молодежного движения «Адыгэ Хасэ» Аслана Жукова, заказчиком которого следствие также считает бывшего сенатора Арашукова. Долгое время местные оперативники не могли выйти на свидетелей данного преступления. Но когда осенью 2018 года сотрудники Центра по противодействию экстремизму (Центр «Э») ГУ МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу узнали, что информацией об этом убийстве располагает помощник Рауфа Арашукова Гузер Хашукаев, они задержали его, чтобы допросить в офисе местного УФСБ.

Адвокаты генерал-майора Булатова, утверждают, что после этого Гузер Хашукаев в сопровождении Рауфа Арашукова явился к их подзащитному и потребовал возбудить уголовное дело в отношении сотрудников полиции за то, что при допросе те избивали его и пытали током.

Однако московские следователи уверены, что это был оговор силовиков со стороны Гузера Хашукаева, о котором генерал-майору Булатову было прекрасно известно. Но несмотря на это, генерал отдал приказ привлечь полицейских из Центра «Э» к уголовной ответственности. Их действия квалифицировали по той же ч. 3 ст. 286 УК РФ.

В свою очередь, следователю Филиппову, занимавшемуся расследованием убийства Фраля Шебзухова, вменяют отказ в приобщении к уголовному делу признательных показаний Рустама Копсергенова. А это, как считают московские следователи, было сделано по прямому указанию генерал-майора Булатова.

Тимуру Бетуганову превышение полномочий вменили за то, что он якобы уничтожил данные телефонных соединений, доказывающие связь между охранником сенатора Арашукова Русланом Агоевым и местным жителем Расулом Аджиевым, застрелившим молодежного лидера Жукова (впоследствии Аджиев был оправдан судом). В ходе этих переговоров, уверено следствие, охранник договаривался с киллером об оплате его услуг.

Теперь фигурантам расследования предстоит изучение 20 томов уголовного дела, после чего оно будет направлено в Генпрокуратуру для утверждения обвинения.

Никто из офицеров свою вину не признает. Так, по словам адвоката Руслана Соловьева, его подзащитный Казбек Булатов категорически отрицает встречу с авторитетом Копсергеновым. А по поводу требований Рауфа Арашукова и его помощника Гузера Хашукаева привлечь к уголовной ответственности сотрудников Центра «Э» заявляет, что он лишь посоветовал последнему обратиться с соответствующим заявлением в местный отдел СКР. О возбуждении уголовного дела в отношении борцов с экстремизмом генерал, по словам адвоката, вообще узнал на одном из совещаний в СУ СКР по КЧР.

В свою очередь, следователь Филиппов отрицает, что получал какие-либо указания от генерал-майора Булатова насчет отказа в приобщении к делу признательных показаний Копсергенова. Тем более, заверяет обвиняемый Филиппов, что он был последним из следователей, кто занимался этим делом. По словам господина Филиппова, если Рустам Копсергенов и обращался к кому-то с повинной, то точно не к нему, а к другим следователям. Бывший начальник Центра «Э» Бетуганов вообще отказался объяснять следователям свою позицию. «Тимур не доверяет следствию, а поэтому намерен изложить свою версию событий уже в суде»,— сказал “Ъ” его адвокат Адам Абубакаров.

При этом адвокаты отмечают, что следствие так и не провело очные ставки между Казбеком Булатовым и Гузером Хашукаевым, Рауфом Арашуковым и Рустамом Копсергеновым. И несмотря на их требования, в СКР не допросили подчиненных генерал-майора с участием его защитников. «В Басманном суде нам отказали в приеме соответствующих жалоб,— пояснил “Ъ” адвокат генерала Александр Самухов.— Но Мосгорсуд в итоге признал нашу правоту, обязав районный суд сделать это, но следствие само удовлетворило наше ходатайство о проведении очной ставки Булатова с Копсергеновым». В этой связи адвокаты высказали надежду, что удовлетворение других жалоб послужит основанием для возобновления дела, а это может переломить весь ход следствия.