Сквозь поток елея

Сквозь поток елея

Про Андрея Дмитриевича Сахарова говорится и будет сказано масса возвышенных и пафосных слов. Не будет сказано одного: он был гениальным революционером, именно как стратег… И его антикоммунистическая, антиимперская революция побеждала – до тех пор, пока у его преемника Ельцина хватало интуиции продолжать сахаровскую линию.

Академик Сахаров был не просто одним из главных борцов с тоталитаризмом, он великолепно – как великий теоретик – нащупал самое слабое звено в цепи советского коммунизма. Это было коммунистическое лицемерие. Еще в 60-е годы советская пропаганда (восточноевропейские – были на подтанцовке) манихейски делила мир на “царство света” (страны социализма) и “царство тьмы” (мир капитала). Причем, для русского [душой] советского человека Запад изображался как мир хтонический (“вывернутое наизнанку” царство мертвых). Но сквозь это проступало интуитивное понимание цивилизационного родства европейцев. Этому пониманию очень помогали официальные лозунги о дружбе народов и общей борьбе за мир.

При этом еще одним слоем идет советское отрицание приватности и любых гарантии личных свобод и автономии личности, поскольку есть ленинское учение о диктатуре пролетариата (т.е. праве харизматической власти на неограниченное принуждение) и тезис марксизма (т.е. Энгельса) о свободе как “осознанной необходимости”.  

И тогда Сахаров вбрасывает свои три тезиса.
О приоритете писаных прав человека.
О конвергенции, т.е. о рассмотрение социально-экономических методов как инструментария в достижении прогресса и благополучия людей, которые можно брать какие лучше – на Востоке и на Западе, не отнюдь не как орудия реализации утопии.
Это было все равно как предложить в 16 веке экуменизм: ведь что-то хорошее есть у католиков, что-то у протестантов, интересное можно найти в Талмуде и даже в Коране (и не забыть дзен-буддизм).  А как же спасение души Церковью?! А как же священноначалие и власть Отцов церкви?! Искоренение схизмы и ереси? А – никак! Вот вам поэма Лессинга “Натан мудрый” с его тремя идентичными кольцами (иудаизм, христианство, ислам). И полетел клерикализм вверх тормашками – под фанфары Просвещения!      

И идея мирового правительства Сахарова – т.е. директории экспертов из развитых демократических государств для великого проекта леволиберальной глобализации.

Первый смертельный удар по совку нанесен. После мая 1968 года говорить, что права человека – это лишь декорация буржуазной диктатуры – уже и непрелично-с. А в перебранке Запада и Востока по поводу прав человека и ежу ясно, что права человека – это там, где можно купить колбасу и Солженицына и ездить в Париж без комиссии парткома.  И вообще, лучше русским объединиться с американцами, англичанами, французами и “бундесами” и вместе править миром, чем ссориться с западниками из-за каких-то разноцветных “борцов с империализмом”, да еще и кормить потом этих разноцветных…   

Следующий смертельный удар по СССР – требование реально рассматривать страну как федерацию автономных национальных государств. Не эсхатологический бросок в светлое будущее, не осажденная империализмом крепость – склочный дипломатический и финансовый торг больших, средних и малых народов. Какой-то “Общий рынок”!  Но Сахаров объясняет – объединять людей и народы должна общая выгода и общие правовые гарантии…

Кстати, почему в январе 1918 года члены Учредилки от всех народов России согласились на Российскую федеративную демократическую республику, а “не разбежались по национальным квартирам” (тогда – “хатам”), как в 1991-м. А куда было разбегаться: попадешь либо в турецкие, либо австрийские, либо германские, либо английские колонии! А тут в Петрограде – свой брат социалист Чернов… Но  вот от Ленина-Троцкого-Свердлова-Дзержинского – удерешь в любую колонию, под любую оккупацию!

Реализована великая революционная идея Григория Померанца – антиимперский союз русских (“центровых”) либералов с национально-демократическим движением “окраин” (республик). И СССР этого не перенес.   

Вишенка на торт: не встать на открытии Съезда при исполнении сталинского гимна! И за это – не вышвырнут из делегатов! А кто встал – трус или дурак! Король не перекрестился в соборе – значит, что церковь – “неправильная”! Даешь реформацию!   

Последний гвоздь в гроб советчины – столкнуть неформальную основу власти – КПСС с “конституционной” – Советами. Сахаровский “декрет о власти” – предложение Съезду объявить себя высшей государственной властью – противоречил либеральному принципу разделения властей не менее, чем партократия.

Съезд на риск не пошел, но тлетворная идея, что ведь именно депутаты должны быть властью, а не марионетками обкомов и республиканских ЦК, сделала свою работу – за два года сакральная “партия власти” превратилась в “правящую”. Вдогонку Сахаров бросил лозунг “Долой 6-ю статью!” (Конституции СССР – об основополагающей роли  КПСС). В итоге компартию, как бы реализуя последнюю волю покойного Сахарова, лишили ее 70-летней харизматической легитимации, сведя к банальной, пусть и влиятельнейшей, общественно-политической бюрократической организации. К какому-то пошлому “Едру”.

А потом возомнившие о себе Советы довольно быстро поставили на место. В Грозном (в апреле 1993) и в Москве (в октябре 1993) пришлось пострелять. В остальных местах СНГ “советский парламентаризм” сам рассосался…     

При этом академик Сахаров счастливо успел умереть до того, как нанесенные им советчине удары окончательно достигли своих целей, и социализм и внешняя советская империя пали, унося с собой миллионы жизней.

Это как если бы Ленин умер в январе 1918, оставив мясорубку большевизма и гражданскую войну Свердлову, Троцкому и Зиновьеву, а сам остался бы романтично-мечтательным героем, выведшим страну из мировой войны, отменившим смертную казнь и приказавшим дать мужикам землю, а народам – свободу и демократию…

Послесловие. Смерть Сахарова и конституционная бифуркация

Проживи Сахаров еще пару лет – и это полностью изменило бы характер власти в России. Его бы торжественно выбрали Съездом президентом РСФСР. А митинговый герой и крепкий хозяйственник Ельцин стал бы премьером. Потребовалось бы создание прочной коалиции под правительство демократов. А это значит – создание мощной партии демократов. Установилась бы традиция: президент – это моральный авторитет, а глава кабинета – сильный политик и лидер крупнейшей партии.

Получили бы парламентскую демократию, а не бонапартизм, и вместо старательно разрушения “ДемРоссии” – ее всемерное укрепление.

Livejournal

! Орфография и стилистика автора сохранены