Шаймиевы выводят «токсины»

Шаймиевы выводят «токсины»



Шаймиевы выводят «токсины»Леонид Михельсон помогает семейству Шаймиевых снять с себя политические риски.Как сообщает корреспондент The Moscow Post, СИБУР, подконтрольный Леониду Михельсону, и ТАИФ уже в ближайшие дни закроют сделку, которая позволит объединенной компании войти в пятерку мировых нефтехимических лидеров. Распространяется теория, что спешка с объединением связана с потенциальной возможностью провести IPO новой компании на фоне пиковых цен на товары нефте- и газохимии. На деле же семейство Шаймиевых, контролирующее ТАИФ, может хотеть побыстрее избавиться от актива, чтобы снять с себя политические риски.На днях СИБУР и ТАИФ 24 неожиданно заявили о заключении соглашения об окончательных условиях своего объединения. Закрыть сделку, по итогам которой СИБУР получит 100% производителя, планируется в течение нескольких дней — хотя изначально предполагалось, что этот процесс будет проходить в два этапа и займет несколько лет.В самом СИБУРе это решение связали с ускорением реализации инвестпроектов, с получением более прозрачной структуры, а также с вопросами сырьевого обеспечения и синергии. На рынке же считают, что спешка может быть связана с намерением СИБУРа провести IPO, о котором компания размышляет уже несколько лет, воспользовавшись текущей крайне благоприятной ситуацией на рынке. Дело в том, что базовые полимеры в первом полугодии показывали рекордный рост: к августу пластики в мире и России в среднем подорожали на 50–70% к прошлогоднему уровню.А ведь изначально именно в конъектуре рынка полимеров и видели изначальную причину продажи ТАИФа. Как писал «Бизнес Онлайн» в апреле этого года, ситуация на рынке полимеров такая, что через несколько лет ТАИФ мог просто грохнуться, как когда-то благополучный с виду Татфондбанк. А это бы нанесло сильный ущерб для татарстанской экономики.Можно, конечно, подать всю эту ситуацию под соусом «спасения республики», но речь все же идет о бизнесе, так что о «подвигах» говорить странно. Следует полагать, все это в первую очередь должно быть выгодно самим бенефициарам ТАИФа — семейству первого президента республики Минтимера Шаймиева.Состояние Айрата Шаймиева оценивается в 1,4 млрд долларов, ему и Радику Шаймиеву принадлежит по 19,5% акций группы ТАИФ. Следовательно, общая оценка группы составляет 7,18 млрд долларов. СИБУР для сделки был оценен в 20 млрд долларов, так что объединенная компания будет стоить 27 млрд, а пакет в 15% в ней, который отойдет Шаймиевым, — 4 млрд долларов.При этом акционеры ТАИФа снимают с себя политические риски и становятся пассивными инвесторами перспективной российской компании.(Не) в интересах Татарстана?Впрочем, это грозит и неприятными последствиями. Ранее The Moscow Post, что объединение татарстанского ТАИФ с «СИБУР» Леонида Михельсона приведет к масштабному переделу республиканской экономики. Ведь объединение создаст настоящего гиганта на рынке, который возьмет на себя 70% нефтехимии России — по сути, сможет диктовать свои условия.При этом часть акций ТАИФа должна была до последнего времени оставаться у республиканского правительства. Такой вывод можно сделать по итогам изменений в ЕГРЮЛ: 3 июня 2021 года из числа соучредителей ТАИФ вышли комитет Татарстана по управлению госимуществом, а также ряд других собственников, в частности, внешнеторговое объединение «Казань».Шаймиевы выводят Теперь же все это отойдет в частные руки — то есть повторится сценарий «Башнефти», который критиковали в Татарстане. «Не надо было отпускать «Башнефть», — прямо говорил в 2016 году глава РТ Рустам Минниханов. Напомним, еще в 2002 году «Башнефть», а также ряд нефтехимических предприятий были переданы в «Башкирский капитал» Урала Рахимова, сына Муртазы Рахимова, занимавшего тогда пост президента Башкортостана. В 2009 году предприятия башкирского ТЭКа за $2,5 млрд выкупила АФК «Система» Владимира Евтушенкова.Чем же рискованно для республики окончательный переход ТАИФа в частные руки? Проще говоря, РТ полномасштабно прощается с остатками экономической самостоятельности. Где и в каком объеме платить налог на прибыль, вкладываться или не вкладываться в Татарстан — теперь это будет решаться не в Казани.Ситуация «горит»?В конце нулевых вмешательство Шаймиева позволило избежать поглощения «Казаньоргсинтеза» Сбербанком и «Газпромом» за долги. Но сейчас он уже не имеет такого влияния в республике. Бытует мнение, что из-за этого на актив обратили более пристальное внимание правоохранители и надзорные органы.Шаймиевы выводят Минтимер Шаймиев»Токсичности» ТАИФу прибавляют и связи компании с рухнувшим Татфондбанком, чей руководитель Роберт Мусин вчера был приговорен к 12 годам тюрьмы за злоупотребления полномочиями, что привело к ущербу в 23 млрд рублей. Дело в том. что в 2016 году ПАО «Казаньоргсинтез», входящее в группу ТАИФ, разместило в банке субординированный депозит на 4 млрд рублей. В результате капитал банка был увеличен более чем на 17%.Но позднее выяснилось, что день в день с подписанием договора о субординированном депозите — Татфондбанк выдал кредит на те же 4 млрд рублей другой структуре ТАИФа — ПАО «Нижнекамскнефтехим». После этого пошли разговоры. что таким образом банк Мусина пытались спасти от краха, при этом не потеряв живые деньги.Сейчас ситуация в ТАИФе в буквальном смысле слова «горит» — на предприятиях группы то и дело случаются пожары и страдают люди.В частности, 3 марта 2014 года на установке каталитического крекинга (производит компоненты для товарных бензинов) ТАИФ-НК произошел пожар. Случилось это из-за плохо собранного одного из клапанов установки произошла утечка газойля с его последующим воспламенением. В результате аварии предприятие остановило выпуск продукции, писал «Коммерсант».В ноябре 2016 года на ТАИФ-НК вновь случился пожар, в котором уже пострадали пятеро человек: трое получили ожоги, двое – травмы. По факту произошедшего было возбуждено уголовное дело.В 2018 году на том же ТАИФ-НК несколько рабочих получили ожоги, а один из них — слесарь — серьезно пострадал. В результате было возбуждено уголовное дело по факту нарушения требований охраны труда, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью работнику, следует из данных сайта Нижнекамской прокуратуры.Привлекала компания и внимание антимонопольщиков — только в 2020 году «Татнефть» и «ТАИФ-НК» избавились от претензий УФАС, которые возникли в связи с резким ростом оптовых цен на дизельное топливо. Скачок был такой сильный, что «Российский топливный союз» (РТС), объединяющий трейдеров и владельцев независимых АЗС, был вынужден жаловаться Владимиру Путину. Просле компании признали нарушителем «Закона о защите конкуренции» в связи с установлением и поддержанием цен. УФАС выдал им предупреждения, сообщал «Коммерсант». Впрочем, позднее Арбитражный суд Татарстана признал предупреждение УФАС незаконными.И в этом деле предприятию очень помогли эксперты, которые указали, что доминирующее положение надо считать по всем субъектам России, где представлена компания, а не по Татарстану отдельно. Ведь по стране «Татнефть» занимала лишь 3,8% рынка. Но ведь в республике она была фактическим монополистом.И хотя положение компании так и не было признано доминирующим на рынке, ни для кого не секрет, какое значение в республике они играют. Но, похоже, скоро уже не будут — как минимум потому, что активы полностью переходят в частные руки, а новый собственник скорее всего зарегистрирует новую компанию не в Татарстане, лишив субъект существенной части доходов. Но для Шаймиевых это, наоборот, может быть настоящим спасением, устроенным господином Михельсоном.moscow-post.su