Сергей Евстафьев то ли заказал своего заместителя, то ли нет

Криминал

Сергей Евстафьев то ли заказал своего заместителя, то ли нет

Защита топ-менеджера уфимского завода нашла противоречия в материалах обвинения.
21.01.2020

Как стало известно “Ъ”, по ходатайству Следственного комитета России (СКР) Верховный суд Башкирии продлил срок ареста коммерческому директору Уфимского моторостроительного производственного объединения (УМПО) Сергею Евстафьеву, обвиняемому в заказе убийства собственного заместителя Юрия Яшина. Защита указывала, что пребывание Сергея Евстафьева под стражей превысило установленный УПК предельный срок, а материалы дела, с которыми знакомятся фигурант и его адвокаты, свидетельствуют о полной необоснованности предъявленного топ-менеджеру оборонного предприятия обвинения. Тем не менее суд вновь остался на стороне следствия.

В Верховном суде Башкирии представитель главного следственного управления СКР, мотивируя ходатайство о продлении ареста Сергею Евстафьеву, подчеркнул, что обстоятельства, по которым эта мера пресечения была избрана топ-менеджеру УМПО, не изменились: оказавшись на свободе, обвиняемый, по мнению следствия, может скрыться или «принять меры к сокрытию следов совершенного преступления и воспрепятствовать производству по делу, оказывая давление на свидетелей».

В свою очередь, адвокат Сергея Евстафьева Филюс Исмагилов указал, что его подзащитный уже находится под арестом 18 месяцев, а это, согласно УПК, предельный срок содержания под стражей, который к тому же предусмотрен только для исключительных случаев. Поэтому, настаивал адвокат, обвиняемого следует опустить из СИЗО немедленно. Кроме того, указал господин Исмагилов, следствие нарушило норму УПК, согласно которой материалы дела в связи с окончанием расследования должны быть представлены обвиняемому и его защите не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания. А в таких случаях УПК требует освобождения фигуранта из-под стражи. При этом, подчеркнул защитник, если суд поместит Сергея Евстафьева под домашний арест, на чем настаивает защита, то наложенные на обвиняемого ограничения не позволят ему скрыться или мешать осуществлению правосудия, чего опасается следствие.

Отдельно господин Исмагилов отметил, что материалы расследования, с которыми сейчас он знакомится вместе со своим подзащитным, однозначно свидетельствуют о необоснованности предъявленного Сергею Евстафьеву обвинения.

Как ранее рассказывал “Ъ”, заместитель коммерческого директора УМПО Юрий Яшин был убит 19 июля 2018 года. Когда утром он спустился из квартиры на подземную парковку, на него напали Федор Токарев, к слову, зять бывшего начальника отдела материально-технического снабжения УМПО Николая Ахмаметьева, и трое нанятых им мойщиков машин. Как после задержания рассказали фигуранты, они намеревались оглушить управленца битой, забрать у него ключи от квартиры и завладеть 10 млн руб., которые тот якобы хранил дома в сейфе. По словам одного из мойщиков, Федор Токарев утверждал, что располагает всей нужной информацией, поскольку якобы находится в близких отношениях с супругой господина Яшина. Однако нападение пошло не по плану: Юрий Яшин оказал серьезное сопротивление, и его избили до беспамятства. Налетчики решили вывезти жертву в Toyota Land Cruiser, который они позаимствовали у супруги Федора Токарева, под расположенный неподалеку мост и там спрятать. А по пути, когда топ-менеджер стал подавать признаки жизни, его задушили.

Однако версия убийства с целью ограбления вскоре была изменена: Федор Токарев заключил досудебное соглашение и заявил, что убийство было совершено по заказу Сергея Евстафьева, который посулил ему 2 млн руб., причем 200 тыс. руб. успел заплатить. Впрочем, в конце расследования прокуратура расторгла сделку из-за противоречивости показаний Федора Токарева.

Как отметил адвокат Филюс Исмагилов, изучая материалы дела, он установил, что Федор Токарев несколько раз менял свои показания об обстоятельствах убийства, причем каждый раз это происходило после того, как защита опровергала его прежние слова. Размер вознаграждения обвиняемым также называл разный — 2 млн, 5 млн и 10 млн руб. При этом требования адвокатов о проведении очных ставок между обвиняемыми, чтобы прояснить противоречия в деле, следствием в большинстве случаев отклонялись, по одному разу прошли лишь очные ставки Сергея Евстафьева с Федором Токаревым и его тестем Николаем Ахмаметьевым, которого, по данным адвоката Исмагилова, следствие привлекло в качестве «секретного» свидетеля.

Кроме того, адвокат обратил внимание на то, что показания Федора Токарева о слежке за господином Яшиным и его якобы имевших место контактах с Сергеем Евстафьевым опровергаются данными о телефонных соединениях фигурантов дела. А когда изначальное утверждение Федора Токарева о том, что его с Сергеем Евстафьевым познакомил Николай Ахмаметьев, последний опроверг на очной ставке, появилась новая версия: знакомство якобы организовал оставшийся неизвестным криминальный авторитет.

Когда версия заказного убийства стала трещать по швам, отметил адвокат Исмагилов, мотивом преступления был назван некий компромат, который на Сергея Евстафьева якобы собрал, а затем отправил в ФСБ его подчиненный Юрий Яшин. Отметим, что своей жене и тестю Федор Токарев представлялся сотрудником ФСБ, якобы имевшим доступ к такого рода заявлениям. Однако и эта версия, по данным защиты, была опровергнута, так как заявление оказалось подделанным.

Адвокат Исмагилов также подчеркнул, что следствие не проверило должным образом и показания свидетеля Николая Ахмаметьева, который ранее занимал должность заместителя коммерческого директора УМПО, а с приходом в 2007 году на предприятие Юрия Яшина был понижен в должности. Впрочем, после начала расследования уголовного дела он занял было место Сергея Евстафьева, но вскоре был отправлен на пенсию. По мнению господина Исмагилова, «вопиющие противоречия» в деле говорят только о том, что изначальная версия убийства с целью ограбления была правильной, а утверждения следствия о заказном характере преступления — необоснованными. Защитник надеется, что прокуратура, получив материалы расследования, не станет утверждать обвинительное заключение.