Сергей Чемезов посулил государству полтора триллиона

Сергей Чемезов посулил государству полтора триллиона


Сергей Чемезов посулил государству полтора триллиона

Структура госкорпорации «Ростех» предложила перевести на блокчейн все государственные информационные системы.
Реформа потребует инвестиций в размере 55–85 млрд руб., но на горизонте пяти лет обещает экономический эффект в размере 1,64 трлн руб. Критическим препятствием для внедрения блокчейна может стать отсутствие законодательной базы, предупреждают эксперты.
В рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» 23 мая прошла презентация программы развития систем распределенных реестров в России (документ есть у “Ъ”). Разработчиком выступил Новосибирский институт программных систем (НИПС; входит в структуру «Ростеха»). В АНО «Цифровая экономика», указанном среди исполнителей мероприятий «дорожной карты», отказались от комментариев.
Системы распределенного реестра, частным примером которых выступает блокчейн, представляют собой цепочку блоков, в которых хранится информация. Технология обеспечивает прозрачность истории трансакций, децентрализацию ее хранения и защиту данных от несанкционированных вмешательств, объясняется в документе. Впервые блокчейн был применен в криптовалюте биткойн, созданной более десяти лет назад.
«Развитие систем распределенного реестра станет эффективным инструментом достижения целей развития РФ в части реализации экономического и социального потенциала технологии»,— говорится в «дорожной карте». НИПС полагает, что применение систем распределенного реестра возможно как в бизнесе, так и в государственных процессах.

«Дорожная карта» допускает применение блокчейна в финансовой деятельности, промышленности, транспортировке и госуправлении. Например, технологии распределенного реестра предлагается использовать во всех государственных информационных системах, в том числе при голосовании на муниципальном уровне и при контроле за расходованием бюджетных средств. Только на эти задачи потребуется от 9 млрд руб. до 14 млрд руб. инвестиций.
Совокупные затраты на реализацию всех мероприятий программы составят 55–85 млрд руб., источники финансирования в «дорожной карте» не указываются.
Пока наибольшее количество отраслевых решений в России создается с помощью зарубежных платформ распределенного реестра с открытым исходным кодом, например, Hyperledger и Ethereum, признает НИПС. По его мнению, это «не является признаком зависимости от зарубежных решений», поскольку доступ к исходному коду не может быть ограничен по политическим причинам. В НИПС рассчитывают, что при выполнении мероприятий «дорожной карты» российские отраслевые платформы и решения к 2024 году станут «международными лидерами по количеству подключенных участников», а компании-интеграторы — по суммарной стоимости предоставляемых услуг.
По оценке НИПС, потенциальный прямой экономический эффект от внедрения и распространения систем распределенного реестра к 2024 году составит 782,1 млрд руб., а косвенный — 853 млрд руб., что в сумме даст около 1,64 трлн руб. Непосредственный объем рынка этой технологии через пять лет может вырасти в 132 раза в сравнении с показателями 2019 года, до 317 млрд руб., ожидает разработчик.
Поскольку речь идет не только об обновлении аналоговой экономики, но и появлении «новых сущностей» в ней, пока оценить экономический эффект от внедрения и реализации технологий распределенного реестра трудно, уточняет глава Российской ассоциации криптоиндустрии и блокчейна Юрий Припачкин. Отсутствие законодательного регулирования сферы он называет «катастрофическим препятствием на пути внедрения блокчейна». Принимать соответствующий законопроект, подчеркивает эксперт, нужно не в 2021 году, как следует из «дорожной карты», а уже в конце 2019 года.
«Одним из главных вызовов для внедрения систем распределенного реестра в рамках корпоративного сектора и государственных органов является нахождение правильных проектов для реализации и достижения эффектов — экономических, социальных, решение задач безопасности данных»,— говорит директор по особым поручениям «Ростеха» Василий Бровко. Госкорпорация готова применять блокчейн в рамках промышленных предприятий и их информационных систем, но пока подсчитывать стоимость рано, продолжает он. В работе госорганов технология может применяться в рамках реестров и кадастров, а также интеграции в государственные информационные системы, отмечает господин Бровко.
Основные сферы применения блокчейна включают внебиржевой оборот ценных бумаг, торговое финансирование и цепочки поставок и отслеживание происхождения продукции, считает Сергей Шаяхметов, директор по развитию Лаборатории блокчейна «Сбербанка», которая участвовала разработке дорожной карты. По его мнению, основная проблема для внедрения технологии кроется не в законодательных барьерах, а в «устаревшем мышлении». Господин Шаяхметов отметил, что лидерами по применению блокчейна в мире являются Сингапур, Швейцария и Китай, а Россия «пока не находится в числе отстающих или догоняющих».
kommersant.ru