Секретные бункеры Путина

Секретные бункеры Путина


Секретные бункеры Путина
Как строится сеть подземных убежищ от Москвы до Урала на триллионы рублей

Оригинал этого материала
«Собеседник», 30.11.2022, Секретные бункеры Путина. Где и как президент планирует провести ядерную зиму, Фото: Reuters, via «Собеседник», Иллюстрация: via «Собеседник»

Олег Ролдугин

Владимир Путин

«Собеседник» разбирался, где находятся подземные убежища Путина (спойлер — от Москвы и, как минимум, до Урала), кто их строит (спойлер — те же люди, что рыли туннели под геленджикским дворцом), как охраняют (спойлер — силами нескольких вооружённых подразделений) и, наконец, как в Кремле готовятся к ядерной катастрофе (дозиметры закупили, а выводы делайте сами).

Понаехали тут

В конце апреля 2021 года в небольшом уральском городке Межгорье женщины в народных костюмах встречали прибывшую из Москвы колонну тяжёлой строительной техники. Торжественно встречали, с песнями и плясками. Межгорье ведь — город закрытый, попасть в него можно только по спецпропускам, поэтому подобные кортежи тут равносильны бразильскому карнавалу: подивиться на него высыпали чуть ли не все окрестные зеваки со смартфонами.

— Для нас самих это был сюрприз, — разводили тогда руками местные чиновники, сославшись на то, что техника пополнила базу не муниципалитета, а роющего подземные тоннели «Управления строительства №30». А деятельность этого управления по их, чиновников, словам, курирует Минобороны.

Не так, чтобы это совсем было точно. Зарегистрировано это «УС-30» в Межгорье на улице Советская, действительно, по одному адресу с войсковой частью. Вот только часть эта — за номером 26116 — относится, как уточнил «Собеседник», совсем не к оборонному ведомству. Относится она к Главному управлению специальных программ Президента России, в ведении которого находятся секретные бункеры Владимира Путина. Именно эта структура — ГУСП — и «наматывает» президентские бункеры на межгорский «УС».

Специальные объекты президента

Юридически ГУСП, которое в начале 90-х вошло в состав Администрации президента, — это правопреемник Пятого управления Управления делами Совмина РСФСР. Основной задачей «Пятёрки» как раз и было строительство новых и модернизация существующих пунктов управления страной и войсками на случай войны. Проще говоря, именно эта структура сегодня отвечает за сеть засекреченных бункеров и подземных тоннелей на одной седьмой части суши. И, согласно указу Президента Российской Федерации от 30 апреля 1998 г. № 483 «О структуре федеральных органов исполнительной власти», ГУСП находится сейчас под непосредственным руководством не Сергея Шойгу, а персонально Владимира Путина.

Александр Линец

Руководителем ГУСПа с 2015 года значится офицер госбезопасности Александр Линец, который до этого возглавлял Управление ФСБ России по Южному военному округу. Кадр проверенный. О том, насколько Путин ценит этого человека, намекает декларация чиновника. Согласно его последнему публичному отчёту о доходах, в 2020-м году Линец переехал в квартиру площадью 176,7 кв. м. Во всей Москве «Собеседник» нашёл всего несколько квартир такого метража, и у одной из них в 2020 году, действительно, сменился владелец. Речь идёт о квартире в доме Управления делами президента в Большом Тишинском переулке, где получили от государства жилплощадь руководители сразу нескольких системообразующих ведомств — кремлёвской администрации (Антон Вайно), Службы внешней разведки (Сергей Нарышкин), Следственного комитета (Александр Бастрыкин)… Собственник квартиры, площадь которой совпадает с той, что указал в своей декларации Линец, засекречен под ником «Российская Федерация».

Линец, действительно, работает в масштабах всей Федерации. Ведь бункер у Путина не может быть в единственном числе: врага и следы надо путать. Да и вообще… В состав ГУСПа входит не одна, а сразу несколько войсковых частей, расположенных и работающих как в Москве, так и в где-нибудь в Краснодарском крае, не говоря уже о закрытых военных городках или посёлках, таких как Чехов-2 недалеко от столицы или Кузнецк-12 под Пензой. Вот и в ЗАТО Межгорье с декабря 2020-го года расквартировано дополнительное подразделение.

При таком размахе у ГУСПа есть даже собственная «Дирекция единого заказчика». В 2020 году руководителем этого ФГУПа стал Владимир Георгиев, который до этого несколько лет в звании генерал-лейтенанта возглавлял в ГУСПе отдельную Службу специальных объектов (ССО — подразделение, отвечающее конкретно за бункеры президента). Туда он пришёл на повышение из ГУСПовской в/ч 95006, имеющей прямое отношение к ССО.

Владимир Георгиев

И знаете, на какой фронт работ перебросили генерала после его увольнения из «Дирекции единого заказчика»? Как раз в Межгорье. Но не в только что созданную там в/ч 26116, что было бы логично, а в уже упомянутое «УС-30». Именно Георгиев встречал там в прошлом году ту самую автоколонну из Москвы, которая с новыми силами развила в окрестностях бурную строительную деятельность на случай грядущей войны.

Эх, Межгорье-городок

Войны у нас, во всяком случае официально, нет и сейчас. Однако в конце марта, после того, как создалась реальная угроза того, что военная операция превратится в ядерную, самолёты Специального лётного отряда «Россия», подчинённого Управлению делами Президента РФ, продемонстрировали аномальную активность. Как обратил внимание «Собеседник», даже те лайнеры, что поднимаются в воздух достаточно редко, одновременно взмыли в небо и внезапно взяли курс подальше от опасных западных рубежей. Один только борт RA-61716, который в мирное время обычно беспечно вояжировал между Москвой, Санкт-Петербургом и Сочи, всего за неделю наведался в Екатеринбург и дважды в Уфу. В те же самые дни другой самолёт отряда «Россия» — RA-96017 — кроме Екатеринбурга отметился ещё и в Магнитогорске.

Возможно, истинной целью полётов был менее крупный населённый пункт, в котором нет собственного аэропорта и который расположен к югу от Екатеринбурга и точно между Магнитогорском и Уфой, — тот самый засекреченный уральский город Межгорье. В котором к тому моменту уже год как ударными темпами шли секретные работы бункеростроителей президента. Не исключено, что именно тогда мир находился на грани атомной катастрофы, и руководство страны временно эвакуировалось на Урал, где для него уже давно начали строить защитные сооружения под землёй.

Закрытое административно-территориальное образование (ЗАТО) Межгорье появилось после объединения двух военных городков — Белорецк-15 и Белорецк-16, — расположенных на расстоянии 20 км друг от друга. В общей сложности там живёт около 15 тысяч человек. Въезд в город даже для россиян — строго по спецпропускам.

Официально причина секретности никогда не разглашалась, но ещё в 1992 году экс-первый секретарь Башкирского обкома КПСС Мидхат Шакиров проговорился, что в здешней горе Ямантау строится бункер для первых лиц государства. Позднее, в мае 2003-го, информацию бывшего чиновника на страницах «Washington Post»подтвердил известный эксперт по ядерной безопасности отставной офицер Брюс Дж. Блэр:

«Советы отправили десятки тысяч рабочих в эти отдалённые места, где американские спутники-шпионы засекли их ещё в конце 1990-х годов. Ожидается, что Ямантау начнёт работу в ближайшее время. Согласно схемам и заметкам, предоставленным мне в конце 1990-х годов старшими офицерами SAC (Центр специальных мероприятий, одно из подразделений ЦРУ — Ред.), командный центр Ямантау находится внутри горного кварца, на глубине примерно в 3000 футов от вершины. Это военная база для переселения высшего российского политического руководства».

Прокремлёвские СМИ информацию о стратегическом назначении горы традиционно высмеивали, при этом не предоставляя никаких обоснований той секретности, которой окружено ЗАТО Межгорье у подножия Ямантау.

Между тем не секрет, что градообразующим предприятием ЗАТО является то самое АО «Управление строительства №30» (бывший ФГУП). Как сказано на сайте компании: «С 1979 года «УС-30» успешно занимается проектированием и строительством объектов промышленного, гражданского и социального назначения, специальных подземных сооружений камерного типа, тоннелей, метрополитенов, вертикальных и наклонных шахтных стволов» и т.д. Проще говоря, «УС-30» не только, как выяснил «Собеседник», напрямую связано с Администрацией президента и с людьми, которые в Кремле отвечают за спецобъекты, но даже по профилю специализируется на возведении масштабных подземных бункеров.

Заповедная зона

Велись такие работы и в Ямантау, причем в последнее месяцы они были активизированы. И президент эту работу ценит: согласно попавшим в распоряжение «Собеседника» финансовым документам, только официальная среднемесячная зарплата, скажем, первого замначальника «УС-30» в 2020 году превышала полмиллиона рублей.

Не жалеет казна денег и непосредственно на стройку. Вслед за тем, как в прошлом году в ЗАТО из Москвы прибыла целая колонна дополнительной техники, к склону горы, судя по госконтрактам, подогнали даже новенький электровоз. Еще несколько лет назад никаких работ там почти не велось (то ли они были закончены, то ли заморожены), но перед началом украинской компании объект оказался расконсервирован вновь.

— Этот объект никакого отношения к администрации не имеет, совсем другая организации и руководство, — поясняли местные чиновники такой форсаж.

При этом те же строители трудились и над прокладкой тоннелей под легендарным дворцовым комплексом в Геленджике. В портфолио «УС-30» так прямо и сказано, что в рамках «строительства прибрежных строений № 1, 2 на объекте «Пансионат» в г. Геленджик АО «Управление строительства №30» выполнило проходку, крепление и сооружение внутренних конструкций ствола диаметром 10,0 метров, глубиной 60,0 метров, а также проходку, крепление и сооружение внутренних конструкций горизонтальных тоннелей проходимых из ствола. Строительство проходило с 2008 по 2010 годы».

«Под домом — целый муравейник в скале, — рассказывал «Медузе» (признана российскими властями СМИ-иноагентом) строитель Виктор. — На 14–15-м уровне — верхний блок технических помещений. На восьмом — винотека. В самом низу, на первом этаже, ещё технические помещения — и стометровый тоннель, который выходит на пляж. Основной VIP-выход в пляжную зону — когда мы строили, там предполагался траволатор — как в Шереметьево». Словом, все было серьёзно.

Видимо, неслучайно над Ямантау, как обратил внимание «Собеседник», так же как и над дворцом под Геленджиком, Росавиация установила бесполётную зону.

Пешком туда пройти тоже сложно. В Уфе, правда, отдельные агентства предлагают турпоходы на Ямантау, но при созвоне оказывается, что речь идёт об экотропе Малого Ямантау, соседней горе. Тогда как подземные работы идут на Большом.

— Нет, на Большой мы давно не ходим. Раньше было можно, а теперь… Ну вы понимаете.

— Не совсем.

— Там ведь… Южно-Уральский заповедник.

— Но Малый Ямантау — это тоже заповедник.

— Да, но, вероятно на Большом совсем другой «зверь» водится.

— Путин?

— Всякое говорят, но лучше туда не соваться.

За охрану заповедной стройки отвечают военные, егеря, и, судя по госконтрактам, квадрокоптеры DJI Mavic 2 Enterprise Advanced с 32-кратным увеличением и тепловизором. От таких (стоимостью от 500 тысяч до миллиона рублей за аппарат) в лесу даже камуфляж не укроет.

Строй, кто идет

На военном положении местные в Межгорье живут уже давно. За пропускной режим на Ямантау отвечают, например, войсковые части 55041 (ФСБ) и 71111 (Минобороны). Впрочем, до недавнего времени Председателем комиссии по организации охраны и обеспечению особого режима в контролируемой зоне ЗАТО был руководитель Дирекции №10 НПО «Архей». Именно личный состав военизированных подразделений этой Дирекции и обеспечивал режимный статус территории.

Сегодня Дирекция как юрлицо ликвидировано, но зарегистрированное в Пензе «Научно-производственное объединение «Архей» функционировать продолжает. Его основная сфера работы — «деятельность, направленная на обеспечение военной безопасности, разработка и производство защитно-герметического и другого оборудования для специальных фортификационных сооружений». Даже лицензия на «осуществление работ, связанный с использованием сведений, составляющих государственную тайну» имеется. Причём степень секретности — «совершенно секретно».

Гендиректор «Архея» Александр Чернышков параллельно возглавляет «Московский Механический Завод Специального Оборудования», основанный для обеспечения объектов специального строительства Минобороны, МЧС и других министерств и ведомств инженерно-техническими средствами защиты. Завод, в частности, производит защитно-герметичные двери, систему вентиляции, огнеупорные щиты, экранированные от электромагнитного излучения ворота, клапаны, люки, затворы… В общем, то, что нужно для обеспечения безопасности бункеров. Один из постоянных заказчиков продукции — межгорское «УС-30».

Кстати, бывший глава «УС», уже упомянутый выше Владимир Георгиев из ГУСПа, в прошлом году вернулся обратно в столицу, уступив место другому человеку в погонах (Александр Мансуров прежде служил в Солнечногорской в/ч 23423 — имеет отношение к стратегической авиации). В Москве Георгиев какое-то время успел поработать генеральным директором АО «Трансинжстрой», а сейчас занимает там пост первого зама. Согласно последнему опубликованному списку Совета директоров АО, в 2019 году в него вошли замначальника «УС-30» Александр Пенчик и руководитель ГУСП Александр Линец. То есть и эта контора имеет к бункерам определённое отношение. Правда, в отличие от «УС-30», ведёт она свою деятельность не в регионах, а в основном в столичном регионе.

В советское время «Трансинжстрой» был задуман как организация по созданию шахтных пусковых установок ракет, и хотя формально он сегодня занимается метростроительством, в арбитражных судах в качестве третьего лица по их искам на процессах периодически выступает путинский ГУСП. И в судах против в диггеров тоже.

Несовершенно секретно

17 ноября 2015 года московского диггера Павла Софронова телефонный звонок разбудил в шесть утра:

— В первый раз я сбросил, но жена удивилась: «Это кто? Любовница? Возьми трубку!». По телефону мне сказали: «Выйдите, мы тут нечаянно поцарапали вашу машинку».

Поцарапана оказалась жизнь Софронова. На улице Павла уже караулили сотрудники ФСБ. Против него и ещё нескольких человек возбудили уголовное дело за то, что годом раньше в центре Москвы они тайно проникли на подземный объект. Как оказалось, секретный.

— Но никаких табличек об этом не было, не было охраны, — рассказал Софронов «Собеседнику». — Мы ведь там не один раз лазали. По тоннелям, в которые мы спускались под землю метров на 200, можно было ходить несколько часов и никого не встретить. Где-то свет горел, где-то была разруха. Встречались залы высотой в 12-этажный дом и длиной несколько километров… За те деньги, на которые это создали, думаю, можно было бы город-миллионник построить.

Лишь от следователей диггеры узнали, что объект, на котором они пробрались, закреплён за компанией «Трансинжстрой», проникнув на который они получили «сведения, составляющие государственную тайну». В итоге Павлу впаяли три года условно (одного из его товарищей отправили в колонию строгого режима). После приговора Софронов был вынужден уехать из страны.

Тот антидиггерские процесс стал триггером законодательных поправок, которые Госдума внесла в статью 20.17 КоАП («Нарушение пропускного режима охраняемого объекта») и в УК (статья 215.4): для диггеров были увеличены штрафы и введено наказание в виде лишения свободы.

Пользуясь случаем, год назад Мосгорсуд уже приговорил к 5 годам диггера и блогера Андрея Пыжа за то, что ненароком проник на режимный объект. Конкретный адрес не звучал, но товарищи Пыжа предполагают, что речь идёт о подземной системе «Метро-2» — сети туннелей, которые связывают правительственные учреждения Москвы (прежде всего, Кремль) с бункерами в Москве, Балашихе, Чехове и чуть ли не в Калуге.

В этом году Госдума пошла ещё дальше. По согласованию с Администрацией президента был разработан законопроект о расширении полномочий Главного управления специальных программ. Теперь сотрудники ГУСПа получили право не просто задерживать нарушителей режима, но и открывать по ним огонь. При том, что нарушители сами зачастую не знают, что они что-то нарушают, потому что некоторые объекты ГУСПа настолько секретны, что никаких табличек об их секретности на них даже нет.

Бункерная реновация

«Вход на территорию в защитной маске и перчатках. Администрация». И всё. Никаких тебе «Закрытый объект» или «Стой! Стреляю…». Даже не упомянуто, что это писала не просто администрация, а Администрация президента.

Один из несекретных секретных объектов с такой табличкой на входе «Собеседник» обнаружил у Мичуринского проспекта Москвы. Судя по карте, формально на огороженной бетонным забором территории расположена некая ритуальная фирма, которая за 310 000 рублей обещает какого угодно ВИПа надолго пристроить под землю.

— По этому адресу у нас никого нет, — сообщили «Собеседнику» ритуальщики.

— Раньше говорили, тут был въезд в бункер Путина. Теперь не знаю, — пожимает плечами житель дома напротив. — Но машины регулярно ездят.

В самом деле, у металлических ворот «Собеседник» вместо катафалка рассмотрел грузовую машину с госномером Х***УВ войсковой части 95006, которая принадлежит ГУСП, организации, которая и в самом деле прячет ВИПов под землёй.

И таких объектов по столице — не один десяток: Лучников переулок (недалеко от Лубянки), Крестовоздвиженский (у Минобороны), Таганка (рядом с бункером Сталина), много сконцентрировано вокруг бывшего пустыря, который диггеры называют «Раменки-43», рассказывая, что именно в этом месте расположен целый подземный город, связанный тоннелями с Кремлем. Только на модернизацию трёх лифтов и их автоматики «Трансинжстрой» по заказу расположенной там войсковой части ГУСПа планировал потратить по смете почти 55 млн. рублей. Представляете, какой глубины должна на пустыре быть лифтовая шахта!

Вот только пустыря в Раменках уже почти нет. Одну половину участка по прямому указанию президента отдали под Технологическую долину МГУ — там сейчас под эгидой фонда «Иннопрактика» вовсю возводят научные корпуса. Возглавляет фонд Катерина Тихонова, также известная как дочь Путина. Так что там у президента все под контролем.

Часть земель во второй половине участка принадлежит АО «Трансинжстрой» и войсковым частям ряда спецслужб, включая, естественно, ГУСП. То есть и эту территорию над предполагаемым подземным городом контролирует тоже Кремль. Здесь даже построены жилые дома, в которых расквартированы сотрудники Федеральной службы охраны и ФСБ. Кроме того, здесь же бодрыми темпами ведётся создание нового жилого квартала, причём строит его та же недавно образованная компания «Альмис-Интеграл», что и технологический центр МГУ. И квартиры в этих новостройках на рынке тоже не продаются — их вроде как щедро пообещали отдать переселенцам по реновации. Правда, в каком ведомстве должны служить эти переселенцы, так и не сообщили.

Стройку запланировано закончить к маю будущего года. Тогда бункер в Раменках, о котором говорят диггеры, окончательно окажется прикрыт жилыми домами, как живым щитом. Где вы видите бункер? Обычный гражданский объект!

Если завтра война

— Когда мы там лазали, эта структура выглядела небоеспособной, — вспоминает Павел Софронов. Возможно, наш с ним разговор прослушивали. Во всяком случае, после него страница Павла в VK оказалась заблокирована «на основании требования Генеральной прокуратуры Российской Федерации».

Впрочем, по любому, за несколько лет, минувших после вылазки диггеров, в подземном мире всё могло измениться. Расконсервировали объект в Ямантау, активизировались работы в Раменках, начали заключать новые госконтракты — по поверке приборов радиационной и химической разведки, которые предназначены для использования на бронеобъектах, по закупке комплексов для выявления каналов утечки речевой информации и аппаратов для обнаружения жучков, по приобретению оборудования для формирования системы постановки виброакустических и акустических помех, аппаратно-программных психодиагностических комплексов, дыхательных аппаратов на сжатом воздухе…

Мало того, что «Трансинжстрой» по заказу войсковой части ГУСПа за 112 млн. рублей обеспечил столичное убежище Путина Системой контроля параметров воздушной среды (СКПВС), которая предназначена для автоматического непрерывного дистанционного контроля радиационной обстановки и измерения уровней ионизирующих излучений. На вооружении охранников президентских бункеров находятся и более мобильные дозиметры гамма-излучения ДКГ-02У «Арбитр» и МКС-10Д «Чибис», дозиметры ДКС-АТ3509, ДКС-04, ДБГ-06Т и ДКГ-02У, устройства измерительные УИ-14, измерители мощности дозы ИМД-1р, ИМД-2НМ, ИМД-21, ИМД-1р(с), ИМД-7НС, ИМД-7Н, ИМД-7С и ИМД-12, рентгенометры ДП-3Б и ДП-5А (Б, В), радиометры КРА-1 и КРБ-1, радиометры-дозиметры ДКГ-07БС, источники ионизирующего излучения 1СО, измерительные устройства ГО-32 «ЛЮМИН» ИУ-1…

Словом, спорный вопрос, насколько Россия готова к обычной войне, но к ядерной она, вероятно, готова. По крайней мере один человек имеет в ней шанс уцелеть, во всяком случае, комфортные возможности для этого он себе создал… Конечно, сложно предположить, сколько сил и триллионов рублей ушло на то, чтобы создать и поддерживать такую разветвлённую секретную систему по обеспечению безопасности не всей страны, а всего лишь её первого лица с его свитой. Но для защиты Родины у нас ведь ничего и никого не жалко, особенно, если учесть, что под словом «Родина» кто только что сегодня не подразумевает.