Революция мамбетов

Если бы переворот в Казахстане удался, русским пришлось бы бежать. Колонка Кирилла ШуликиЯ был в Казахстане 24 марта 2019 года на футболе. Сборная Россия выиграла у хозяев поля 4:0. Так вот, футбол в Астане был самым настоящим экстримом. Например, вокруг меня сначала на входе, потом на трибуне дрались казахи. Не то что прямо мордобой, но русскую девушку, которая непонятно как там оказалась, пришлось сажать на всяких случай на кресло рядом с собой. Так вот она обрисовала причину потасовок: казахи, которые не говорят по-русски, ненавидят своих сограждан, которые на этом языке говорят в повседневной жизни. Если к русским отношение такое, что на них не кидаются с кулаками, то внутри национального большинства отношения довольно напряженные.И все это на фоне жуткой бедности и ряда непопулярных реформ елбасы, которые он провел, еще будучи у власти. Даже сама Астана, а в марте 2019 года, после отставки Назарбаева, уже Нур-Султан, выглядит просто заштатной провинцией, если отойти от центра хотя бы на 50 метров. Стоит ли удивляться тому, что около национального стадиона и ледовой арены «Барыса» стоят сараи, в которых на глазах согнанной на футбол полиции продают паленую водку?При этом сам Нур-Султан выглядит безжизненным, а таксисты советуют ехать в Алма-Ату, чтобы узнать получше Казахстан и настроения народа. Правда, один таксист передо мной даже извинялся, мол, сейчас Алма-Ата не очень. И тихо добавил: Назарбаев и Астану не поднял, и Алма-Ату кинул в нищету. Я даже сразу и не заметил, этот таксист дал мне сдачу купюрой, где было написано авторучкой «Назарбаев кек», то есть «Назарбаев, уходи».Вот одна из причин протестов и кроется именно в обнищании и неудачном для людей переносе столицы. Хотя, как мы видим, для власти перенос столицы получился настоящим подарком. NUR.KZСобственно, неудивительно, что сейчас рванула именно Алма-Ата. Помните, что стало триггером протеста в Хабаровске? Перенос столицы ДФО во Владивосток. Тут же речь о переносе столицы в Акмолу, в которой на момент решения Назарбаева проживало 287 тысяч человек. Только потом она стала Астаной, а в марте 2019 года Нур-Султаном.Правда, обиду нельзя ставить на первое место. Все-таки за это время в Алма-Ате поменялось население. Те, кто поуспешнее, уехали делать карьеру в Нур-Султан или в Россию. Их заместили так называемые мамбеты, то есть сельская молодежь, выросшая в степи, мигранты первого поколения. Они живут общинами, поэтому никаких проблем в том, чтобы собраться при отключенном Интернете, нет. Кроме того, у них семьи, как правило, многодетные, а образование им замещает вера и Коран. Основой протестов и стали совсем молодые мамбеты 20-25 лет. Так что протесты в Казахстане имеют существенное отличие от украинского Майдана или белорусских протестов 2020 года. Не только агрессией протестующих и поведением силовиков (кстати, их основу составляют те же небогатые, мягко говоря, мамбеты, поэтому они и не проявляют жесткости). Если на Украине и в Белоруссии протестующие говорили о европейском выборе, то в Казахстане, наоборот, молодое и религиозное население хочет архаики, а памятники Назарбаеву они сносят потому, что он слишком светский, да к тому же коррупционер. Богатства елбасы действительно являются очень острой темой для обсуждения среди бедного населения, в том числе религиозного. Кроме того, приверженцам ислама не нравится его культ личности. Все это вместе и дало протесты не против президента Токаева, его вряд ли воспринимают серьезно, а именно против Назарбаева как символа постсоветского светского Казахстана, проект которого, откровенно говоря, провалился. Токаев, конечно, попытается воспользоваться ситуацией, чтобы избавиться от опеки елбасы, в конце концов, больше такого шанса не будет. Кажется, что это уже произошло. Но это никак не гарантирует благополучия действующего президента. У него выбор достаточно простой — отставка или взятие на себя функций лидера религиозных мамбетов. Обратите внимание, что сейчас у протестов нет лидеров даже второго-третьего эшелона.Такая ситуация выглядит для русских в Казахстане не просто плохо, а катастрофично. Не зря ведь в протестах почти нет русского фактора, как и масштабных протестов в регионах с весомой русской диаспорой. Для русских сейчас хороших решений нет, да и танки никто вводить на их защиту не будет. Остается только путь тихого отъезда в Россию, если есть возможность.По большому счету и Назарбаев, и Токаев заигрывали с националистами, вводя латиницу или смотря сквозь пальцы на «языковые патрули». В последние годы неформальные притеснения русскоязычного населения увеличивали масштабы. Но мамбетам это оказалось мало, им нужен тюркоязычный религиозный Казахстан.Поэтому меня удивляют, честно говоря, российские оппозиционеры, которые с радостью смотрят на Казахстан, встающий на исламский путь развития. Нет, смотреть на снесенные Назарбаеву памятники, конечно, приятно, но какие картинки будут через год? Что будет с русскими в Казахстане? Каково это: иметь протяженную границу с религиозным тюркским государством? Все-таки единственное добро, которое принесли советские баи — светскость республик Средней Азии. Сейчас она стремительно уходит в прошлое. И если уж кто за этим стоит, то совсем не Госдеп со своими «методичками». При этом для нас с вами в России совершенно неважно, как все закончится в Казахстане. Потому что понятно, что отечественные элиты будут свято верить, что Запад распространяет «оранжевые технологии» на соседей. Ответ на это уже отработан — закручивание гаек. После Казахстана нас ждет новый виток, в том числе, в сфере национальной политики. А от Назарбаева не останется никакой памяти, как не осталось в Узбекистане от умершего первого президента Ислама Каримова, коего даже в России на уровне официоза почитают больше, чем на родине. Так что памятник елбасы, снесенный в Талдыкоргане, вполне может оказаться в каком-нибудь московском сквере. Россия уже даже на уровне Конституции стала наследницей СССР и прежде всего — хранительницей памяти о распавшемся 30 лет назад государстве. Более того, эта память и советские подходы к взаимоотношениям с постсоветскими республиками остаются внешнеполитическим мейнстримом. Поэтому Кремль борется с чужими «методичками» в Казахстане, а не распространяет свои.