Пятна на погонах

Пятна на погонах

03 сентября 2022 г.

Олег Крапивин

Появление на скамье подсудимых прокурорской братии, это всегда нонсенс. Приговор экс заместителю транспортной прокуратуры Тимуру Горному, не оставил равнодушных. Иные увидели в этом некий сигнал для всех фигур облеченных в погоны — надо следить за собой. Время пришло.
Чин и бесчинство
Приговор в 8,5 лет исправительной колонии строгого режима для Тимура Горного, за посредничество во взятке в 19 млн. рублей, был логичным завершением позорной и скандальной истории. Однако, время вынесения приговора многие наши инсайдеры сочли не случайным. За последние три года, петербуржцы порядком подустали от разгула коррупции среди лиц при погонах и власти, да и объем взяток и откатов поражает каждый раз.
Кроме всего прочего, в Петербурге насчитывалось не так уж и много вопиющих историй с участием прокуроров. Следователей, полицейских, таможенников и чиновников пруд пруди, а прокурорские работники птицы редкие. Но, как показывает многолетняя практика, каждый такой случай из ряда вон выходящий, как саркастически говорят старожилы «вырви глаз». Практически во всех случаях коррупции и взяточничества со стороны прокурорских — замешан бизнес. Как правило, взятки берут за прекращение преследования либо за непривлечение к ответственности.
Дел о чистых взятках прокуроров и их помощников за последние 7-8 лет было не так уж много. Роман Стариков заместитель прокурора Кронштадта и старший помощник прокурора этого же района Сергей Першин получили весомые штрафы в 17 млн. рублей, за скромную взятку в 250 тысяч рублей. В 2014 году к коррупционным шалостям в суде отнеслись снисходительно. Отметим, что они отделались только штрафами. В колонию никто не поехал.

В 2017 году в своем кабинете заместитель прокурора Волосовского района Ленинградской области Павел Родионов выначивал у коммерсанта дань за непривлечение к административной ответственности. Затем зампрокурора сам стал фигурантом, только уже уголовного дела. В день задержания его сразу же уволили из органов прокуратуры «за нарушение Присяги прокурора и совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника». К слову сказать, санкцию на его задержание сотрудникам ФСБ давал прокурор области. Новый прокурор.
Потому как прежний прокурор, Станислав Иванов, в мае 2017 года скончался. Как мы уже писали, Иванов занимал должность прокурора Ленобласти с 2014 года. В 2016-м году его обвинили в том, что он ежемесячно получал взятки 500 тыс. — 1 млн. рублей от предпринимателей за общее покровительство и за оказание необходимого содействия в рамках должностных полномочий при проведении контролирующими органами и прокуратурой проверок. Вся история с его обвинением была странноватой с самого начала. Ведь как раз в тот момент он занимался любопытным прокурорским расследованием бизнес-интересов крупных чиновничьих фигур из правительства Ленобласти в порту Усть-Луга. Все вокруг стало ужасающе странным, когда прокурор после начала уголовного преследования, внезапно попал в больницу с острым лейкозом, а в его кабинет прибежала бодрая группа товарищей в костюмах химзащиты — обследовать на предмет ядов и радиации. Скоропостижная смерть прокурора Станислава Иванова не пролила свет на эту историю. Скорей наоборот, на нее лег туман вечности.
Гнев сильных
В 2019 году помощник прокурора Петербургского метрополитена Григорий Боровко, бурными страницами своей служебной биографии вызывал праведный гнев самого Сергея Литвиненко. Сергей Иванович лично дал санкцию на его задержание, и подарил общественности целый пресс-релиз о коррупционном проступке Боровко. Помощник прокурора Григорий Боровко начал свою службу в прокуратуре Московского района, читал подрастающему поколению правовые лекции, отслеживал проявления терроризма и закрывал сайты с порнографией. Затем попал в прокуратуру метрополитена. Но, подвела обычная человеческая жадность. Боровко решил подоить ларечных царьков подземных переходов, пользуясь служебным положением и получать с них довесок к зарплате. Коммерсантам это не понравилось и прокурора спалило ФСБ на взятке в 300 тысяч. рублей. В дальнейшем его погнали с прокуратуры погаными тряпками, с благословения Сергея Ивановича. Последний, как гласили слухи тех дней, имел серьезный разговор «с оргвыводами» с прокурором метрополитена по поводу подбора сотрудников и их морального облика.
Но в 2020 году эта история померкла под натиском нового антигероя прокуратуры. Им стал экс-заместителя прокурора Невского района Виктор Григорьев. Его и еще четырех человек обвинили в получении более 15 млн. рублей за… незаконное хранение опасных отходов в промышленной зоне города. По версии следствия, в 2014 году в Северной столице возникла шайка, которую возглавил Виктор Григорьев, будучи еще при погонах и должности заместителя прокурора Невского района. Преступная группа зарабатывала деньги на том, что припрятывала грунт, содержащий опасные химические вещества. Такие как: свинец, мышьяк, ртуть и бензпирен. Полигон организовали в промышленной зоне «Обухово», куда и сваливали опасную земельку. Правда наказания бывшему прокурорскому работнику удалось избежать.
После оглашения приговора в октябре 2021 года в Невском районном суде, на котором все фигуранты уголовного дела получили условные сроки, всех пятерых подсудимых, включая ловкого Григорьева, освободили по амнистии, объявленной в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне и сняли с них судимость.
Пути дорожки
Пожалуй самым титулованным участником прокурорских скандалов за последние 20 лет стал начальник главного управления Минюста по Санкт-Петербургу и Ленобласти генерал Владимир Еременко. Высокопоставленный работник юстиции с 1992-го по 1997 год занимал должность прокурора Санкт-Петербурга и так и двигался вверх по карьерной лестнице. Ему уже прочили начальника федерального управления юстиции по Северо-Западному округу, как в прессе разразились скандалы связанные с небезупречной репутацией интересанта. Как писал в те годы «Коммерсантъ», уход с должности прокурора города, сопровождался несколькими скандалами. Пресса смаковала историю с получением его дочерью квартиры от Северного завода, и умышленное убийство, совершенное его бывшим зятем. Но «вишенкой на торте», снова стал финансовый вопрос. А именно: уголовное дело по факту злоупотреблений, совершенных при ремонте здания горпрокуратуры на Исаакиевской площади, 9/2. Если кратко, то под сомнением оказалась законность оформленных прокурором города договоров и соответствие их действительности. Ведь на реставрацию особняка ушло 5,6 млн. долларов. Но, как известно, история эта ничем так и не закончилась, поскольку некоторые документы по реставрации вдруг оказались безвозвратно утеряны. Владимира Еременко же, до сих пор помнят и почитают в прокуратуре города, а в прошлом году нынешний прокурор Санкт-Петербурга Виктор Мельник лично приезжал поздравить с 80-летним юбилеем своего предшественника.
Что же касается транспортной прокуратуры, то после каждой скандальной истории связанной с сотрудниками ведомства, на всю информацию накидывается плотный саван забвения. Так на сайте ведомства не найти никакой информации об Тимуре Горном. Он теперь стал такой же притчей во языцех, как и еще один бывший зам транспортного прокурора Артем Зоточкин, осужденный, как мы уже писали, в 2017 году Смольнинским районным судом за мошенничество в особо крупном размере.
Единственная разница между Зоточкиным и Горным состоит в том, что коррупционные аппетиты последнего пришлись на очень неудобное время, а приговор на предосенний тревожный час громких отставок и смещений. По словам наших инсайдеров, этот приговор, по сути, сигнал прокурорским ведомствам, что теперь будет все по-другому и пощады, как тем, кто оступился ранее, не будет. Приговоры будут суровее, а наблюдение от смежников пристальнее. Эпоха откатов, крыш и поборов подошла к концу.