Производитель бумаги «Снегурочка» может быть продан Виктору Харитонину на уникальных условиях

Производитель бумаги «Снегурочка» может быть продан Виктору Харитонину на уникальных условиях

Грядущую смену владельца «Сыктывкарского ЛПК» без преувеличения обсуждает все бизнес-сообщество. Речь идёт о крупнейшем в стране производителе бумаги и упаковки. Повышенное внимание этой сделке связано не только с отсутствием дисконта и рекордной суммой в 1,5 млрд евро, которые покупатель якобы должен заплатить наличными. Интересна сама фигура покупателя – им может стать миллиардер Виктор Харитонин, ранее в этой сфере не замеченный.
Главная интрига: одобрит ли уникальную сделку правительственная комиссия по контролю за иностранными инвестициями.
Еще в мае австрийская компания Mondi объявила, что уйдет с российского рынка, но говорила, что процесс продажи активов будет сложным. И вот сейчас принято решение. Компания имеет четыре завода: в Сыктывкаре, Переславле-Залесском, Свердловской и Липецкой областях. Сейчас решено продать Сыктывкарский комбинат, крупнейший из перечисленных. Сумма сделки составляет 95 млрд рублей (или 1,5 млрд евро). Покупатель – кипрская компания Augment Investments Limited, принадлежащая бизнесмену Виктору Харитонину. Он также владеет фармацевтической компанией «Фармстандарт» (крупнейший производитель вакцины «Спутнику V») и имеет доли в компаниях-производителях лекарств «Отисифарм» и «Биокад». Кроме того, Харитонину принадлежит московский бизнес-центр «Северная башня». Бизнесмен занимает 66-е место в списке Forbes, его состояние в 2022 году оценивается в 1,4 млрд долларов.
Покупка, предварительная цена которой сопоставима с капиталом Виктора Харитонина, выглядит весьма неплохой. Именно на «Сыктывкарском ЛПК» производят бумагу «Снегурочка» – самый известный в России бренд офисной бумаги. На заводе «Монди» в Республике Коми работает 4500 человек. По данным австрийской компании, в 2021 году выручка комбината составила 821 млн евро, прибыль до налогообложения — 271 млн евро, EBITDA — 334 млн евро. Словом, при нынешнем собственнике предприятие стало весьма успешным, и в новых условиях важно сохранить эти показатели. Наверное, в том числе поэтому одним из условий продажи российских иностранных компаний стало согласие профильного ведомства.
Отсюда наш первый вопрос: готов ли Минсельхоз согласовать продажу сыктывкарского комбината фармацевту Виктору Харитонину?
«Непрофильный» покупатель – не единственный странный момент в готовящейся сделке по продаже «Сыктывкарского ЛПК». Австрийцы как будто заранее готовы, что перед ними раздвинутся любые стены.
Судите сами, факты подобных крупных продаж уже есть, например, McDonald’s продал с дисконтом свои рестораны Александру Говору, сооснователю нефтеперерабатывающей компании «НефтеХимСервис», ранее управлявшему 25 ресторанами сети по франшизе. Финансовая группа Societe Generale (Франция) продала свой российский актив Росбанк компании «Интеррос» Владимира Потанина. Французский концерн Renault передал свои активы – символически «за 1 рубль» Российской Федерации и правительству Москвы.
Однако вскоре после этих сделок для уходящих из России западных корпораций появилось важное ограничение: в июле президент Владимир Путин своим указом запретил до конца 2022 года сделки по продаже активов компаний военно-промышленного комплекса, а также сырьевых производств, энергокомпаний и банков. Однако «Монди» сообщает, что планирует продать ЛПК в Сыктывкаре как раз до конца нынешнего года. Каким образом она намерена обойти запрет? Но и это ещё не всё.
Mondi планирует забрать себе остатки денежных средств, которые сейчас есть на счетах сыктывкарского завода – примерно 16 млрд рублей. Предполагается, что эти деньги будут пойдут на выплату дивидендов и будут распределены между иностранными акционерами. Продать ЛПК, повторим, планируется за 1,5 млрд евро, то есть сделка зафиксирована по EV/EBIDTA около 5. Проще говоря, завод продается по рыночной цене – столько же он стоил бы и в прошлом году при совершенно иной внешнеполитической обстановке. А это значит, что «Монди» может нарушить ещё один утвердившийся в России принцип.
В конце июня на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) глава Минфина РФ Антон Силуанов отметил, что продажа активов иностранных компаний разрешена при соблюдении двух критериев: у компании должно иметься не только согласие профильного ведомства на продажу актива российскому бизнесу, продавец должен дать дисконт по сделке – не менее 50% от последней рыночной стоимости или от 1 до 3 EBIDTA. Это, можно сказать, наказание для иностранного бизнеса, уходящего из России: как отметил Силуанов, хотят уходить – пусть испытывают «определенные издержки».
Президент РСПП Александр Шохин там же отметил, что на практике дисконт может быть ещё выше. «Когда договариваются уходящие компании с будущими покупателями, то дисконт на Россию там заведомо выше 50% последней официальной оценки, которая с полгода действует», – заявил он.
А вот, например, как оценивал будущие перспективы продаж заводов IKEA заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов, комментируя уход IKEA в рамках Петербургского международного экономического форума ПМЭФ-2022: «Рыночная цена до 24 февраля и рыночная цена после 24 февраля – это две разные цены… Если IKEA оценит свои заводы по их рыночной на сегодняшний день стоимости, предложит инвесторам, этих инвесторов найдет, и они согласятся на такую сделку, то она сможет получить деньги в рублях в России и делать с ними в России всё что захочет. Не знаю, купить себе квартиры в Москве или коммерческие помещения на будущее или вложиться в другое производство… Соответственно, если это будет дисконт, процентов 50-60, или может еще больше. Тогда, возможно, примут решение о возможности оплаты этих заводов за рубежом, в том числе, в иностранной валюте».
В случае с продажей Mondi сыктывкарского ЛПК, ничего подобного, похоже, не планируется. Покупателем назван кипрский офшор, а оплату в размере полутора миллиардов евро австрийцы планируют получить наличными. И как не вспомнить, что ещё в марте этого года уходящий из России иностранный бизнес обязали согласовывать сделки с правительственной комиссией как раз с целью контроля за движением капиталов из РФ? Наш третий вопрос: как будет выглядеть сделка между Mondi и Augment Investments Limited с этой точки зрения?
Иностранные компании еще весной заговорили об уходе с рынка России, но торопиться продавать свои активы не планировали, хотя и подвергались – и подвергаются до сих пор – давлению за рубежом. Стремятся действовать аккуратно, чтобы не повредить своему же бизнесу. Сейчас, как оценивает ситуацию консалтинговая компания Aspring Capital, идет работа только по 60% сделок, о которых бизнес объявил сразу же в начале марта. Причем если первые продажи прошли действительно с огромной скидкой (компании были готовы принимать радикальные решения), то сейчас уже никто не торопится. К тому же появилась и конкуренция между покупателями. «Парадоксальным образом сейчас на российском рынке наблюдается самый высокий уровень инвесторской активности с 2008 года», – отмечает в РБК директор департамента инвестиций и рынков капитала Kept (бывшая KPMG) Денис Суровцев. На фоне этого продажа «Сыктывкарского ЛПК» и без дисконта, и без явного конкурса среди возможных покупателей, выглядит не вполне объяснимо.
В любом случае, сделку Mondi по Сыктывкару еще должна одобрить правительственная комиссия по контролю за иностранными инвестициями, потребуются и антимонопольные согласования. Комиссия может и сбить цену – и такие прецеденты уже были. Например, канадская корпорация Kinross Gold продавала свои рудники российской ГК Highland Gold Mining за $680 млн, но комиссия снизила цену до $340 млн, это соответствует около 1-й EBIDTA.
В противном случае сделка по продаже сыктывкарского актива Mondi может стать прецедентом. По решению правкомиссии будет понятно, изменились ли ей подходы к сделкам по продаже активов иностранных компаний из «недружественных» стран. Если у Mondi все получится, можно будет сделать вывод, что уровень сделок возвращается с дисконтов к рыночным ценам.