Приключения-мучения МТС в Туркменистане

Приключения-мучения МТС в Туркменистане


Приключения-мучения МТС в Туркменистане

Едва ли не каждую неделю власти Туркменистана заманивают иностранных инвесторов в свою страну.
Министр иностранных дел и второе лицо при двух президентах, Рашид Мередов, с 2001 года наладил неплохо работающую схему. Инвестору он обещает преференции и сулит золотые горы прибыли в будущем. Под «честное слово». Находятся и те, кто готов рисковать инвестициями в эту центральноазиатскую страну, несмотря на массу случаев с их коллегами, которые для выхода на новый рынок тратили сотни тысяч долларов на подарки и откаты местным чиновникам и воздали почести Туркменбаши, но в итоге оставались с носом. Показательным примером служит история с российским мобильным оператором МТС. Но чтобы понять весь драматизм данного случая, следует начать повествование с истоков появления МТС в Туркменистане.
С корабля — в скандал
Обычно приход  стратегического иностранного инвестора в любую страну сопровождается  радостными возгласами чиновников и массой позитивных сообщений в СМИ. Здесь была все наоборот. Выход российского сотового оператора на туркменский рынок привел к громкому скандалу.
27 июня 2005 года МТС объявила о приобретении 51% акций фирмы BCT (Barash Communication Technologies) за 28,05 млн долларов, получив одновременно право выкупить остающиеся 49% акций в течение ближайших восьми месяцев. BCT была основана в 1994 году гражданином США Михаилом Барашем и на тот момент была единственным оператором сотовой связи в Туркменистане. За 10 лет число абонентов выросло до 60 000 (97% туркменского рынка), а выручка составила 12 млн долларов, средний месячный платеж одного абонента – 31 доллар. Проникновение сотовой связи в республике составляло около 1%.

Бараш решил избавиться от, казалось бы, «золотой курицы» вполне осознанно. В 2004 году Минсвязи Туркменистана учредило государственного сотового оператора Altyn Asyr («Золотой век»), закупив оборудование германской Siemens. Бизнесмен понимал, что ему не хватит сил для борьбы с таким игроком в авторитарной стране. МТС как раз бурно развивалась, покупала игроков в странах постсоветского пространства и искала выход на туркменский рынок, а акционеры российской компании к тому же имели определенный политический вес.
Однако сюрприз подкрался очень быстро. Спустя день после сделки Минсвязи Туркменистана отозвало у BCT лицензию на сотовую связь и разрешение на использование радиочастотного спектра.
МТС не согласовала сделку с туркменским Минсвязи и нарушила статью закона “О радиочастотном спектре”, которая не допускает передачи радиочастот в собственность, писали «Ведомости» со ссылкой на протокол совещания министерства. Согласно приложению к лицензии BCT компания не может передавать лицензию другому лицу. Более того, власти страны заявили, что покупка BCT российской компанией стала для них неожиданностью.
В МТС настаивали, что местный регулятор неверно трактовал контракт и законодательство своей страны, а  Бараш заявил, что еще в феврале сообщил Минсвязи республики, что планирует привлечь МТС в качестве инвестора в BCT. Но власти Туркменистана были непоколебимы. Пока аналитики гадали, в чем природа конфликта — в невыплаченном «откате» за вход на рынок и (или) появлении у Altyn Asyr серьезного конкурента — стороны сели за стол переговоров.
Через некоторое время конфликт удалось уладить: МТС заключила пятилетнее соглашение с властями Туркменистана, согласно которому оператор обязался перечислять в бюджет республики 20% от своей чистой прибыли.
Второй конфликт: платить надо еще больше
Действие соглашения закончилось в конце 2010 года, после чего сеть МТС была в Туркменистане вновь отключена. На тот момент она обслуживала 2,4 млн абонентов и предоставляла ряд сервисов. Российский мобильный оператор попытался было оспорить решение о приостановке действия лицензий в местном суде, но это не принесло результата.
Весь 2011 год стороны пикировались. МТС распространила открытое письмо с предупреждением о рисках инвестирования в экономику Туркменистана. В ответ МИД Туркменистана назвал действия МТС «нечистоплотными и низкопробными». МИД России в долгу не осталось, порекомендовав соблюдать интересы «добросовестного российского инвестора».
Дальше – больше. Российский оператор уволил более 600 человек из тысячи работавших в декабре 2010 года сотрудников компании «МТС-Туркменистан».
Но мир наступил лишь в мае 2012 года после встречи основного владельца МТС Владимира Евтушенкова с президентом Туркменстана Гурбангулы Бердымухамедовым. На этот раз российская компания обязалась перечислять властям республике уже 30% от чистой прибыли своей туркменской «дочки». Срок нового соглашения составил также пять лет. Кроме того, «МТС-Туркменистан» предложил бывшим абонентам подключиться с сохранением телефонных номеров и остатков на счетах. На возобновление фактической деятельности оператора ушло почти 4 месяца.
Несмотря на заключенные “договоренности”, туркменские власти все равно мешали бизнесу российской компании, например, не выделяя достаточных ресурсов в виде каналов передачи данных, ограничивая возможности МТС оказывать услуги B2B-клиентам и «обрезая» рекламные усилия компании.
За прошедшее время свои позиции укрепил государственный оператор Altyn Asyr. На конец 2016 года оператор обслуживал 3,8 млн абонентов против 1,7 млн у «МТС-Туркменистан». Кроме того, российский оператор постоянно жаловался на невозможность полноценно конкурировать с госоператорам. «Туркментелеком» отказывал «МТС-Туркменистан» в увеличении мощности магистральных каналов в связи с чем «дочка» МТС, в отличие от Altyn Asyr, не могла запустить сети 4G и в полной мере не могла использовать сети 3G. Кроме того, «МТС-Туркменистан» проигрывал Altyn Asyr по роуминговым тарифам.
Выдавили с третьей попытки
А осенью 2017 года у МТС вновь истекло пятилетнее соглашение с властями Туркменистана о разделе прибыли ее туркменской «дочки». Госкомпания «Туркментелеком» отключила оператору каналы междугородней, международной и зоновой связи, а также доступ в интернет. Кроме того, оператору не были продлены разрешения на использования операторам частот, аренды ресурсов и т.д. Российский оператор был вынужден приостановить свою деятельность и начать возвращать клиентам неиспользованные денежные средства, находившиеся на лицевых счетах, а также деньги за не активированные карты экспресс оплаты.
В МТС с достойным лучшего применения упорством попытались в очередной раз добиться “мирного разрешения спора”, но призывы компании к конструктивному диалогу не были услышаны в Ашхабаде. По данным IntelliNews, туркменская сторона в очередной раз потребовала увеличить процент выплат от выручки МТС. Платить еще больше было равноценно свертыванию бизнеса. По итогам 2016 года выручка «МТС-Туркменистан» составила 74,3 млн долларов, показатель OIBDA (прибыль до уплаты налогов, процентов по кредитам и расходам на амортизацию) – 26,7 млн долларов.
В начале 2018 года МТС пытался вести переговоры с властями Туркменистана, но не смог найти какие-либо варианты досудебного урегулирования, продажи бизнеса или какого-либо возврата на рынок Туркменистана.  В российской компании поняли, что никакой надежды на возобновление работы в этой изолированной центральноазиатской страны нет.
В результате МТС перешел к более решительным действиям. В июле российский оператор подал жалобу на правительство Туркменистана в Международный центр по урегулированию международных споров при Всемирном банке. Стоит отметить, что в этом арбитраже 10 иностранных компаний хотят найти управу и отсудить деньги у режима Туркменбаши.
“МТС считает, что государство Туркменистан нарушило её права как иностранного инвестора, закрепленные в Соглашении между правительствами Российской Федерации и Республикой Туркменистан о поощрении и взаимной защите инвестиций от 25 марта 2009 года, что в итоге привело к полной экспроприации инвестиций МТС в Туркменистане. Общие убытки МТС, вызванные нарушением прав компании по Соглашению, еще не определены окончательно, однако предварительно оцениваются как минимум в 750 миллионов долларов США”, — говорится в пресс-релизе компании.
В тоже время компания начала распродавать бывшую в употреблении технику и оборудование. А в декабре прошлого года МТС приступила к разборке своей инфраструктуры в Туркменистане. Демонтаж сотен базовых станций займет несколько месяцев. Оборудование планируется вывезти из страны и либо использовать в работе МТС в других местах, либо продать третьим сторонам. После этого российская компания займёмся ликвидацией туркменской «дочки».
Что дальше?
После ухода МТС и перехода абонентов к Altyn Asyr сети государственного оператора перестали справляться с нагрузкой. Абоненты заметили существенное ухудшение качества связи. В сентябре 2018 года оператор сократил максимальное количество сим-карт, которые можно оформить на один паспорт, с пяти до двух. Это создает неудобства людям, которым, например, нужно обеспечить телефоном себя и нескольких несовершеннолетних детей.
Как долго в стране сохранится монополия Altyn Asyr никто предсказать не берется. Нельзя исключать, что на смену МТС придет еще один подконтрольный государственный оператор.
Пока же власти Туркменистана, несмотря на острейший экономический кризис, хотят обеспечить мобильной связью и интернетом жителей малых и отдалённых сёлах страны за счет кредитных ресурсов. Об этом говорится в госпрограмме «Развитие телекоммуникационных сетей Туркменистана», которую Минсвязи начало реализовывать в конце 2018 года. Для финансирования этого проекта привлечен кредит Исламского Банка развития в размере 273 миллиона долларов. Как следует из госпрограммы, сперва Altyn Asyr установит сто базовых станций мобильной связи в малых и отдалённых сёлах страны. Всего необходимо установить более 600 станций, в том числе 120 — в Ашхабаде. По сообщениям туркменских СМИ, речь идет не только о покрытии сотовой связью в формате 2G, но и о распространении стандартов 3G, 4G, а в перспективе и 5G-скоростного интернета.
Впрочем, интернет в Туркменистане тоже специфический. В республике заблокированы все сайты независимых средств массовой информации, социальные сети Facebook, Twitter, «ВКонтакте», мессенджеры WahtsApp, Telegram, Viber, Signal и видеосервис YouTube. Для доступа к ним пользователи используют VPN и прокси-серверы, но спецслужбы научились их вычислять. С 2018 года граждан вызывали на допрос из-за использования VPN и отключали интернет-связь. В начале 2019 года спецслужбы активизировали свою работу, заблокировав в том числе доступ к магазину Google Play. По данным британского сайта Vpncompare.co.uk, отслеживающего трафик интернет-связи по VPN-сервисам, это привело к росту поиска VPN-сервисов со стороны туркменских интернет-пользователей на 577% в течение недели.
Потери от туркменской эпопеи МТС оценила в 1,5 млрд долларов. Бердымухамедов укрепил позиции авторитарного лидера. Рашид Мередов — злого гения инвесторов.
Автор: Анвар Самедов