Предводитель ставропольского казачества просит генпрокурора РФ пресечь экспроприацию здравниц Кавминвод

Предводитель ставропольского казачества просит генпрокурора РФ пресечь экспроприацию здравниц Кавминвод

Попытка прокуратуры через суд добиться отъема у собственников и передачи государству 34 санаторно-курортных учреждений, в том числе 1763 объектов недвижимости Кавказских Минеральных Вод, вызвала широкий общественный резонанс.
Политики, юристы, экономисты, общественные деятели, представители бизнеса выражают свое категорическое несогласие с таким подходом, требуя от власти соблюдать установленные правила с законами и не пытаться проворачивать обратно через политическую мясорубку фарш приватизации 20-летней давности. Противники решения, которое в конце лета вынес Гагаринский суд Москвы, постановивший, получается, «экспроприировать» десятки санаториев КавМинвод, приводят свои многочисленные доводы, в том числе и добросовестность приобретателей изымаемого имущества. За все минувшие годы никто не оспорил сделок со ставропольскими здравницами, не возбуждалось и дел в отношении нынешних собственников, которые инвестировали в объекты санаторно- курортной инфраструктуры миллиарды рублей. Недавно к болезненному для экономики и социальной сферы региона вопросу подключился атаман межрегиональной социально ориентированной общественной организации содействия сохранению истории и культуры казаков Южного и Северо-Кавказского федеральных округов «Кавказская казачья линия» Сергей Попов, который направил обращение генеральному прокурору РФ Игорю Краснову. В интервью изданию «Наша Версия» казачий атаман рассказал, о чем попросил прокурорского генерала.
– Сергей Иванович, что побудило вас, казачьего атамана, выступить в поддержку местных предпринимателей?
Предприниматели Кавминвод – это наши земляки, которые работают на благо Ставрополья, преображают его, развивают санаторно- курортную сферу, обеспечивают рабочие места, платят налоги, а сейчас еще и активно участвуют в помощи мобилизованным, а также принимают в своих санаториях раненых бойцов СВО и членов их семей. Поэтому нам, казакам, обидно, когда такие люди терпят несправедливость. Но вдвойне обидно и горько, что экспроприация здравниц Кавминвод затеяна во время спецоперации, когда страна нуждается в согласии и объединении, а не во внутренних конфликтах. Экономике и без того несладко приходится под западными санкциями, да еще в условиях, когда приходится преодолевать последствия пандемии. А тут – новая напасть, да ни откуда-нибудь с Запада, а со стороны тех, кому полагается надзирать за исполнением законов, а значит – стоять на страже интересов государства и граждан. Изъять такое количество объектов санаторного туризма у собственников – это же означает лишить работы трудовые коллективы здравниц , парализовать деятельность отрасли, отказать раненым бойцам СВО в восстановлении на курорте.
– В обращении к генпрокурору вы связываете масштабную экспроприацию в Кавминводах с интересами семьи председателя Совета Федерации В.И. Матвиенко. Какие для этого имеются основания?
Есть основания полагать, что в основе всей этой истории с экспроприацией санаториев Кавминвод лежит конфликт Валентина Ивановны и председателя Федерации независимых профсоюзов Михаила Шмакова. Я человек информированный, много лет проработал в полпредстве президента в Северо- Кавказском округе, знаю ситуацию не понаслышке. Да, собственно, в этом давно нет никакой тайны. Началось со спора этих двух уважаемых людей о санкт- петербургском яхт-клубе, который принадлежал профсоюзам.
Якобы Шмаков отказался продать этот яхт-клуб сыну Валентины Матвиенко Сергею. Дальше конфликт перекинулся на Кавказские минеральные воды, которые с советских времен были вотчиной профсоюзов. В девяностые и в нулевые годы ФНПР продала значительную часть санаторно-курортных объектов частному бизнесу. Сделки эти никем не оспаривались, тогдашних законов никто не нарушал. Новые собственники заплатили рыночную цену, потом вложились в полуразрушенные советские санатории, превратили их в спа-отели европейского уровня. И вот вдруг несколько лет назад возник вопрос о праве ФНПР распоряжаться своим санаторным имуществом. Пошли проверки, подключилась местная прокуратура, закрутились судебные иски, однако ставропольская Фемида вынесла решение в пользу предпринимателей, потому что они не нарушали закон и оплатили свои приобретения честь по чести, да еще и облагородили курортную зону Кавминвод, которая теперь не хуже знаменитых Карловых Вар. Но на этом история не кончилась, потому что в этом году за дело взялся Гагаринский районный суд Москвы. Казалось бы, причем здесь этот суд в далекой столице, если речь идет о Кавминводах. Но суд был скор, хотя, на взгляд многих юристов, предпринимателей и общественников, не справедлив. Сейчас те, кто попал под раздачу и конфискацию, обратились в апелляционную инстанцию Мосгорсуда.
– О чем вы попросили генерального прокурора Игоря Краснова в своем обращении и какой реакции ожидаете?
Я прямо написал Игорю Викторовичу, что в регионе Кавказских Минеральных Вод осуществляется передел собственности, грозящий разрушением всего курортно- туристического кластера, социальной катастрофой для жителей и непредсказуемыми последствиями для всей системы гражданско-правовых отношений в Российской Федерации. Написал генпрокурору, что происходит выборочная деприватизация санаторно-курортных объектов, которая не имеет ничего общего с пересмотром грабительских итогов 90-х и носит необъективный характер, о чем говорит перечень объектов, которые должны якобы вернуться в доход государству.
Изымаются лучшие в регионе санатории и лечебницы. В то же время суд оставляет без внимания разрушенные неэксплуатируемые объекты, заброшенные со времен развала СССР. Это свидетельствует не о стремлении восстановить курортную базу Кавказских Минеральных Вод, а о попытке перераспределения самых успешных предприятий региона путем банального отъема у законных владельцев. В непростой ситуации, сопряженной с ходом Специальной военной операции, такие действия создают угрозу стабильности в регионе. Перспектива банкротства более ста юридических и физических лиц обнулила все инвестиционные проекты санаторно-курортных учреждений. В общем, прошу генерального прокурора России внимательно и объективно подойти к истории и восстановить законность и справедливость. Надеюсь, что так и будет.