Полковники Южного военного округа погорели на двигателях

Криминал

Полковники Южного военного округа погорели на двигателях

Офицеры ЮВО осуждены за хищение.
30.07.2019

Как стало известно “Ъ”, вступил в силу приговор бывшему начальнику отделения снабжения автобронетанковой службы (АБС) Южного военного округа (ЮВО) подполковнику запаса Дмитрию Седову, экс-руководителю бронетанковой службы в/ч 33744 полковнику Виталию Успенскому и бывшему заведующему складом автобронетанкового имущества Игорю Шевкунову, вынесенный Краснодарским гарнизонным военным судом. Они признаны виновными в покушении на хищение имущества Минобороны стоимостью 1,3 млн руб. и осуждены соответственно на два года восемь месяцев, три года и два года шесть месяцев колонии-поселения. Офицеры обжаловали приговор, отрицая свою причастность к преступлению, однако апелляционная инстанция сочла приговор законным и обоснованным.

По версии следствия, в марте 2018 года подполковник запаса Дмитрий Седов, являясь начальником отделения снабжения АБС ЮВО, выдал наряд на получение 63 камазовских двигателей 8-й общевойсковой армии округа. Двигатели находились на складе автобронетанкового имущества в станице Кущевской. Руководитель перевозившей груз колонны подполковник Евгений Михайлюк, подписав наряд о получении имущества, доложил своему начальнику полковнику Виталию Успенскому, возглавившему бронетанковую службу, о том, что воинская часть нуждается в четырех танковых двигателях. Тогда полковник распорядился оставить четыре автомобильных двигателя на складе, сообщив подчиненному, что займется вопросом их замены.

Как полагают следователи, воспользовавшись моментом, являющиеся кумовьями офицеры Успенский и Седов решили продать двигатели для «КамАЗов» по 300 тыс. руб. за каждый, поделив вырученную сумму пополам.

Реализуя задуманное, Седов обратился к брату своей жены Геннадию Чернышеву, жителю Кущевской, с предложением подыскать покупателя двигателей, посулив ему за услугу 50 тыс. руб. и определив в помощники завскладом АБТИ Игоря Шевкунова, которому также было обещано за содействие 50 тыс. руб. Чернышев через знакомых нашел некоего предпринимателя Серопяна, пожелавшего приобрести двигатели. Тогда к четырем армейским Чернышев добавил еще и имевшийся у него в собственности двигатель, установив общую цену в 1,5 млн руб.

В материалах дела говорится, что офицеры и их подельники были взяты в разработку сотрудниками ФСБ на основании рапорта одного из оперативников. За военными велось наблюдение, их телефоны поставили на прослушку. Эксперт, проводивший анализ разговоров, пришел к заключению о содержании в них кодированных выражений. К примеру, собеседники, употребляя слово «КамАЗы», подразумевали двигатели, а под словосочетанием «литры топлива» — размер оплаты. В свою очередь, командиры бронетанковых снабженцев пояснили, что обеспечение топливом не входило в обязанности их подчиненных. Силовики зафиксировали вывоз двигателей со склада на коммерческую базу, где после получения денег они задержали Геннадия Чернышева и сопровождавшего груз завскладом Игоря Шевкунова. Чернышев пояснил чекистам, откуда у него автомобильные двигатели, а впоследствии он заключил досудебное соглашение о сотрудничестве и был приговорен Кущевским райсудом в особом порядке к трем годам лишения свободы условно.

Подполковник Седов как на процессе, так и в поданной после приговора апелляционной жалобе утверждал, что у него не было сговора о хищении ни с Успенским, ни с Шевкуновым, ни с Чернышевым.
Офицер считает, что его оговорил свояк из-за неприязненного отношения к нему, а также под давлением силовиков. По словам Седова, ему неизвестно, каким образом завскладом Шевкунов договорился с Чернышевым о краже и продаже автомобильных агрегатов.

В свою очередь, полковник Успенский отмечал, что Шевкунов и Чернышев в своих показаниях не говорят о его причастности к хищению и что двигатели на складе посчитал нужным оставить Михайлюк. Сам же полковник, по его словам, готовил заявки на возврат техники.

Изучив материалы дела, судебная коллегия Северо-Кавказского окружного военного суда, изучив жалобы и заслушав показания офицеров, не нашла оснований для отмены приговора, вынесенного им судом первой инстанции. Тот, сохранив офицерам Успенскому, Седову и Шевкунову звания и награды, полученные ими в зонах боевых действий, а также не лишая их права занимать определенные должности, приговорил их соответственно к трем годам, двум годам восьми месяцам и двум годам шести месяцам колонии-поселения.